Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Страницы: Пред. 1 ... 8 9 10 11 12 ... 19 След.
RSS
О Боге, о времени и о нас, философские рассуждения о вечных проблемах
Цитата
СИёжик пишет:
Как вернулся в исходную точку?
Да.
но я предпочитаю обозначать как - кольцо замыкается.
пользователь -> компьютер -> игра и персонажи -> пользователь
типа того
Все что пишу - это моё личное мнение, и, чаще всего, всказанное несерьезно, в шутку.
Цитата
Костя пишет:
я предпочитаю обозначать как - кольцо замыкается.
пользователь -> компьютер -> игра и персонажи -> пользователь
пользователь  изменяется неизбежно.
Цитата
Костя пишет:
Вот Борис догадался о "внешнем мире". Костя догадался
Косте Борис просто показал.
Цитата
СИёжик пишет:
пользователь изменяется неизбежно.
ну и я о том же  ;)
пользователь->игра, игра->пользователь, а железный ящик-компутер просто посредник при этой взаимозависимости.
А сейчас я пытаю Бориса в каком из этих логическом элементе он больше всего того Бога видит, о котором говорит в заглавии темы.

Цитата
СИёжик пишет:
Косте Борис просто показал.
пусть так. и что это меняет?
Все что пишу - это моё личное мнение, и, чаще всего, всказанное несерьезно, в шутку.
* * *

"... Однажды Чжуанцзы приснилось, что он - бабочка, весело порхающий мотылёк. Он наслаждался от души и не осознавал, что он Чжуанцзы. Но, вдруг проснулся, очень удивился тому, что он - Чжуанцзы и не мог понять: снилось ли Чжуанцзы, что он - бабочка, или бабочке снится, что она - Чжуанцзы?!"

* * *

Анатолий Анисимов, "Компьютерная лингвистика для всех: Мифы. Алгоритмы. Язык":

ПОСЛЕДНИЙ СОН КИТАЙСКОГО ИМПЕРАТОРА:

В старинных медленных танцах промелькнули странные лица, а может быть, тени. Промчались века. Осужденный на казнь завороженно следил за плавным движением руки, неотвратимо вынимающей меч из ножен. В его расширенных зрачках отражался блеск холодного металла, палач и еще кто-то, стоящий за палачом. Присмотревшись, он с ужасом стал понимать... "Что же это?" - в смертельном испуге вскрикнул он - и проснулся. В этот момент упала первая звезда Вселенной, китайский император XIII в. обнажил старинный меч, и Программист закончил составлять моделирующую программу. Он любил работать с компьютером по ночам. Сгущались тихие сумерки, затихал городской шум, на экране дисплея  беззвучно  пробегали знакомые фразы,  символы, числа. Программист был профессионалом. Он любил свои программы. Он жил с ними одной жизнью. Все значения переменных мелькали в его воспаленном мозгу, он ощущал их скользящее ритмичное движение, их тихий невнятный шепот, прерываемый грубыми окриками команд управления. Их жизнь казалась ему знакомой и понятной. Они тоже любили, страдали и умирали в фиолетовых сумерках. Он всматривался в знакомые движения символов, мелькание чисел, изменения переменных. Как выразить набором нулей и единиц приглашение к танцу и приглашение на казнь, начало пути и его конец? Что же там, за барьером, где все выразимо? Он часто разговаривал со своим старым компьютером, пытаясь из его беззвучных ответов понять, что же происходит там - за бесстрастным экраном дисплея? Какова неуловимая жизнь проносящихся цифровых вселенных? Часто ему казалось, что компьютер - это не просто организованный набор электронных схем, а нечто гораздо большее, способное каким-то непостижимым образом ощущать и осознавать мир. Иногда ему казалось, что компьютер, в свою очередь, примериваясь, наблюдает за ним, пытаясь своими ответами задавать ему вопросы о его, Программиста, мире, об этой непостижимой Вселенной, о звездах, словах, шуме прибоя, печальных улыбках, потерях, воспоминаниях, ритуальных масках китайских императоров и смысле значений собственных переменных... Средневековый китайский император в алых шуршащих одеждах взмахнул старинным мечом, упала звезда, и Программист  запустил свою моделирующую программу. Он долго всматривался в экран дисплея. Знакомые числа,  символы, знаки, знаки, символы, числа,  слова. Плыла тишина. Завориживающе блестели чьи-то глаза. В какой-то неуловимый момент он вдруг с удивлением почувствовал, что  с интересом рассматривает  самого себя, смотрящего на экран дисплея. Он ощутил свое новое тело, состоящее из миллионов потоков нулей и единиц, ложных высказываний и правдоподобных извинений,  непрерывных  поисков  данных и  их  мгновенных забываний, изменяющихся наборов неуловимых локальных переменных и их неповоротливых глобальных конкурентов. Он вглядывался в знакомое лицо Программиста, пытаясь понять, что скрывается в его голове, каков его мир, что представляют собой эта непостижимая Вселенная, звезды, слова, тихий смех, печальные улыбки, расставания, встречи, воспоминания, опять слова, странные ритуальные танцы китайских императоров и смысл значений собственных переменных. Когда ему показалось, что он уже проник в этот усталый загадочный мир, блеснул меч, занесенный над головой осужденного, упала звезда, и что-то опять изменилось. Он вспомнил, что в правой части оператора присваивания внутри тела цикла он забыл задать изменения переменной, определяющей выход из цикла. Такая программа осуждена работать бесконечно долго. Абсурдный Сизиф, сушествующий вечность. Привычно он потянулся за ручкой и бумагой. Но что это? Он не смог ощутить своих движений. В голову только приходили идеи, как промоделировать движение руки, доставание ручки и запись на бумагу. Сразу же откуда-то появились  уравнения  механических  движений  и  переменные  услужливо подставляющие свои значения. Он еще раз попытался протянуть руку, но увидел напряженное лицо  Программиста, пытающегося остановить неконтролируемые действия компьютера. Смирившись, он с грустью обреченного понял: мир перешел в свою противоположность. Никогда уже не вернутся цветы, облака, слова, тихий шепот, улыбки женщин, фиолетовые тени, великаны, стерегущие мир, игры с компьютером и даже занесенный меч императора. Боль воспоминаний возникла внезапно, тихой волной. Он знал, так было и будет, и даже эта боль будет долгой-долгой, пока не превратится в прозрачно-хрустальное воспоминание и не растворится во Вселенной вместе с его жизнью и, возможно, опять повторится в новой судьбе под новыми звездами. Но боль нарастала. "Нет, нет, еще нет". В ужасе он сделал отчаянное усилие и... проснулся. Напротив мерцал привычный экран дисплея, продолжалась тихая ночь, Мир существует. "Но причем здесь китайский император? - подумал он.- И почему XIII век? А его странное выражение лица?  А меч?" Приготовившись внести последние изменения в моделирующую программу, он стал всматриваться в экран дисплея и вдруг заметил, что не может прочесть там ни одного слова. Не может! Он стал лихорадочно нажимать на клавиши, набирая знакомые фразы. Слова путались, иска;ались, дрожали. Но, Отче - о, нечтО? Где мир? - Где Рим? Where dreams? Наконец слова сами стали возникать на экране. Побежали длинные цепочки китайских иероглифов. Кажется, это были изречения Конфуция. Наконец, вообще устойчиво стали появляться незнакомые символы ОЛАКРЕЗ. Прошло еще несколько тягостгных минут, прежде чем он сообразил, что теперь все слова и символы записываются в зеркальном отражении. Мир опять изменился. "Да что же это такое?" Но все же, внимательно присмотревшись, он с облегчением заметил, что смотрит на отражение дисплея в окне комнаты на темном фоне середины ночи. А где же сам компьютер? Он пытается обернуться, но с ужасом чувствует, что сделать этого не может. Он вдруг вспоминает, что он только хотел нажимать клавиши, но вместо них была пустота и его мысли искаженно проектировались на экран дисплея. Он понял, что это он сам, компьютер, всматривается в свое отражение, но рядом стоит Программист, с насмешливой улыбкой наблюдающий за его попытками. "О, боже!"" - подумал он. В этот момент начал неотвратимое движение меч последнего китайского императора XIII в., в последний раз блеснула звезда, и Программист закончил исправление оператора присваивания в теле цикла. "Где же я?" - в отчаянном, смертельном испуге закричал Программист. Но, впрочем, звука не было слышно, а слова почему-то отражались от блеска старинного меча и падали рядом, сворачиваясь тихо у ног, ожидая чьего-то приказа. Каким-то немыслимым усилием воли ему все же удалось оторваться от завораживающего двойного блеска меча и падающей звезды. "А-а, а-а",- захлебнулся он в последнем отчаянном крике. И проснулся. Он вытер пот. Долго молча сидел потрясенный. Боялся взглянуть на экран. Но все же надо исправить этот проклятый цикл. Потянулся за ручкой, бумагой. Но время прошло. В этот момент китайский император XIII в. с застывшей улыбкой, напоминающей улыбку сфинкса, Джоконды и еще одной знакомой, опустил свой меч на голову осужденного. Взорвалась последняя звезда Вселенной, растаяли зыбкие  фигуры  танцоров, занавес стал опускаться. В  это исчезающее предсмертное мгновение Программист все же успел увидеть темнеющий экран, исчезающие слова, цифры, символы, знаки, всю свою жизнь; успел услышать чей-то далекий зов, незнакомую речь, тихий шум приближающейся вечности; успел удивиться, заметив у ног собственную отрубленную голову, голову императора, смотрящую на него остановившимся взглядом, в котором навсегда застыли лживые слова, уходящая ночь, блеск старинного меча и еще кто-то, стоящий за палачом. Ночь кончилась. Наступило невыразимое ничто. Но это ничто тоже было значением переменной, и другой император с застывшей улыбкой вынимает меч предков, раздвигается занавес, оживают фигуры, и новые звезды готовятся вспыхнуть. Все это, если хотите, можно объяснить тем, что Главный Программист просто  не  успел исправить оператор цикла  в  программе моделирования мира. Но все же опасайтесь старинных мечей, отражений зеркал, ночных заклинаний, обратных молитв, древних книг, страшных снов и того, кто стоит за спиной палача.

* * *

Вопрос, поставленный великим китайским мудрецом "кто же кому приснился - бабочке мудрец, или мудрецу бабочка?", остаётся неразрешённым и поныне.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------
Изменено: Петр Тайгер - 18.11.2011 10:43:54
Кризис современной философии проистекает из неудовлетворен­ности ею самою собой, т.е. из невозможности соответствовать уста­новленным ею для себя критериям, которым, однако, более удовлетворяет современная реальная наука.
Цитата
Костя пишет:
Цитата
Борис Гриневич пишет:
Я думаю, что платы и процессор не нужны, поскольку персонажи игрушки их не видят и не ощущают.
Не забывайте, мы смотрим на эту компьютерную модель со стороны, а не глазами персонажей игрушки.
Вы же вроди сами предлагали поиграть в бога. Ну так вот, мы и играем :)
Существует ли код программы сам по себе? Наверно да, но этого мало для появления "нашего мира". Без железа - никуда. (Впрочем, наверно еще и железо без операционной системы - это тоже бесполезное железо).
В общем, чтобы использовать модель нам надо будет сначала договориться об этой модели. А чтобы договориться, нам придется привязать обсуждаемые реальные объекты к элементам этой (ассоциативной) модели. А чтобы начать привязывать, нужна сводная таблица, с одной стороны "реальный объект", с другой стороны соответствующий ему "элемент компьютера", пробежаться, так сказать по списку построчно.
Сможете такой расклад сделать?

Костя, Вы заставляете думать:(. Процессор и прочее железо конечно же есть.  Давайте из принципа экономии поместим их туда же, где и ведётся игра - в нашу Вселенную. Это мы можем сделать, так как в высшем мире есть бесконечно большое количество точек не принадлежащих нашему миру. Займем их (в рамках нашей Вселенной) "железом" и прочим. Основные физические законы заданы правилами игры и определяют "время" (для нас) её существования. Богу отдадим право вносить изменения в геномы живого мира, благо генетики установили, что без вмешательства высших сил скорость эволюции не объяснить. Возможно, он способен ещё на многое, но сходу не придумаю. Скорость передачи сигналов от Бога интересно было бы сравнить со скоростью света. Не зря же предельная массовая скорость ограничена:). Пока так:(.
Цитата
Борис Гриневич пишет:
Скорость передачи сигналов от Бога интересно было бы сравнить со скоростью света. Не зря же предельная массовая
Раз он всемогущ так он сам и регулирует скорость. Вам какую надо?
Цитата
Борис Гриневич пишет:
Процессор и прочее железо конечно же есть. Давайте из принципа экономии поместим их туда же, где и ведётся игра - в нашу Вселенную.
Не вопрос. Давайте.
И так, попробуем подбить промежуточный результат, то о чем мы уже договорились:
1. наш мир (наша Вселенная) = код программы + какая-то часть железа на котором крутится код. (=игровая площадка?)
2. высший мир = все прочее, т.е какая-то другая часть железа + пользователь (=игрок?)

всели пока у нас синхронно в понимании создаваемой модели?
Все что пишу - это моё личное мнение, и, чаще всего, всказанное несерьезно, в шутку.
Цитата
СИёжик пишет:
Раз он всемогущ так он сам и регулирует скорость.
А он её и отрегулировал, она = мгновенно. А тормозяки до "с" и ниже - это уже тупят сами компьютерные амебы.
Все что пишу - это моё личное мнение, и, чаще всего, всказанное несерьезно, в шутку.
Цитата
Костя пишет:

А он её и отрегулировал...
Он только запустил самораскручивающееся и самоустаканивающееся (самоалгоритмизирующееся и самоорганизующееся). Не царское это дело, - еще и потом вмешаться в ход этого процесса, -  Бог на пустяки не разменивается.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------
Изменено: Петр Тайгер - 18.11.2011 11:33:11
Кризис современной философии проистекает из неудовлетворен­ности ею самою собой, т.е. из невозможности соответствовать уста­новленным ею для себя критериям, которым, однако, более удовлетворяет современная реальная наука.
Цитата
Петр Тайгер пишет:
Не царское это дело,
именно.
только идиот найдет интересным занятием убийство времени на выбор "а какую бы мне скоростишку им, амебам компьютерным, залепить... 299? или 301 км/сек?".
:D
Все что пишу - это моё личное мнение, и, чаще всего, всказанное несерьезно, в шутку.
Страницы: Пред. 1 ... 8 9 10 11 12 ... 19 След.
Читают тему (гостей: 7, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

О Боге, о времени и о нас


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее