№11 ноябрь 2022

Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Кто умнее?

В материалах рубрики использованы сообщения следующих журналов: «New Scientist» (Великобритания), «Fraunhofer-Magazin» (Германия), «The Conversation» (Канада), «American Scientist», «Science News» и «Sky and Telescope» (США)

По определению психологического словаря, ум — это способность думать, понимать и усваивать информацию. Поскольку эти функции собраны в головном мозге, американский палеонтолог Даниэл Ксепка задумался: а насколько ум зависит от размера мозга? Его размышления на эту тему изложены в журнале «American Scientist».

На этом рисунке, где мышь и слон приведены к одному масштабу, хорошо видно, насколько мышиный мозг больше слоновьего. Рисунок: Stephanie Freese/American Scientist.

Если считать, что большой мозг умнее меньшего, то слон или кит должны быть много умнее человека: мозг слона весит в среднем 4925 граммов, мозг синего кита — 4700, а человека — 1590 граммов. Но справедливее будет сопоставлять относительные размеры мозгов, удобнее всего — относительную массу, то есть долю, которую этот орган занимает в общем весе организма. У более мелких животных относительная масса мозга выше, чем у гигантов фауны. Так, мозг домовой мыши весит 0,4—0,5 грамма. Если скромную мышку увеличить до размеров слона, её орган мышления весил бы 60 кг. Конечно, мышь никак нельзя назвать глупой, и всё же за слоном мы признаём значительно больший ум. С другой точки зрения, кит с его почти пятикилограммовым мозгом явно не умнее человека и, пожалуй, глупее слона — хотя бы потому, что у него нет таких органов, как руки или хобот, которыми можно манипулировать с предметами, что сильно развивает разум. Не забудем, что мозг нужен далеко не только для размышлений и разумной реакции на окружающую среду, не только для получения из неё всего необходимого и выгодного реагирования на события и перемены, в ней происходящие. У человека собственно мышлением занимается кора головного мозга, и то не вся, а основная масса мозга занята обеспечением автоматических функций организма, о которых нам, к счастью, не приходится задумываться. Например, мы не думаем о сохранении баланса при ходьбе, беге и любом изменении позы, не регулируем частоту дыхания, процессы кровообращения, координацию движений, работу органов зрения и слуха и много чего ещё. У слона и кита на эти функции отводится гораздо большая доля массы мозга, чем у человека и тем более мыши. Кроме того, жизнь (и работа мозга) кита и других водных млекопитающих осложнена ещё и тем, что они выполняют трёхмерные движения в диапазоне от поверхности океана до его глубин порядка полутора километров, а не передвигаются по сравнительно плоской суше, как человек.

Составив графики взаимной зависимости размера мозга и общего размера тела, биологи увидели, что наш мозг примерно в 6,5 раза тяжелее, чем следовало бы ожидать у млекопитающего такого размера. Мозг шимпанзе весит в среднем 350—400 г, при весе всего животного 70 кг, граммов на 50 больше весит мозг орангутана при весе тела 100 кг, а у человека — более полутора килограммов при весе, сравнимом с весом этих наших родственников. По тем же размерным пропорциям мозг слона немного тяжелее, чем можно было бы ожидать, а мозг мыши слегка меньше, чем полагается при её размерах. Мозг более крупный в сравнении с размерами организма обычно связан с лучшими способностями к обучению, познанию, использованию инструментов, что, как всё больше выясняется, свойственно не только человеку.

Не у всех позвоночных корреляция размеров мозга и тела одинакова. Так, мозг птиц семейства врановых (вороны, сойки, галки, грачи) больше, чем «полагается» по размеру птицы. Отсюда их ум сопоставим с млекопитающими (см. «Наука и жизнь» № 10, 2014 г. , статья «Corvus Sapiens?»; № 1, 2017 г., статья «Птица высокой степенью интеллекта»). Когда британские биологи решили проверить, насколько ворон умён, ему дали пить воду из глубокого кувшина, до которой он не мог дотянуться клювом. Тогда ворон додумался бросать в кувшин всякие предметы, чтобы уровень воды поднялся. Предметы ему предлагали разные, тяжёлые и лёгкие, и ворон быстро понял, что нетонущие вроде куска пенопласта тут бесполезны. Грачи и вороны могут использовать инструменты, например, выковыривают пищу, спрятанную в щель, палочкой, зажав её в клюве. А сойка достаточно умна, чтобы подсмотреть, куда белка прячет орехи, и присвоить их. При росте и развитии воронёнка мозг увеличивается быстрее, чем остальное тело — как и у человека, хотя у новорождённого он и так непропорционально велик. Это же происходит у попугаев, особенно у самых крупных. И попугаи (даже волнистые попугайчики), и вороны способны усваивать слова человеческого языка, от нескольких десятков до нескольких сотен. А всё потому, что мозг у них больше, чем полагалось бы при таких размерах тела. И плотность размещения нейронов в некоторых отделах мозга этих умных птиц приближается к человеческой.

Другие статьи из рубрики «О чем пишут научно- популярные журналы мира»

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее