Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 28 След.
RSS
Какой преподаватель в школе и ВУЗе нам нужен?, Преподаватель должен не только учить предмету, но и быть нравственным образцом для подражания.
Цитата
Лев Кропин пишет:
...Недаром в Древней Греции женщин не допускали на общественные мероприятия.

А историки- современники событий (Геродот, Фукидид и проч.) - почему-то писали нечто нечто вовсе обратное. Например, когда греки затевали какое-нибудь крупное предприятие, например войну с Персией то первым делом посылали посольство в Дельфы и спрашивали у тамошних прорицательниц- пифий насчет шансов на успех...
Пользователь забанен 14.10.2014
Всех Великих, включая Льва Кропина, родила женщина. Для продолжения рода и функционирования человеческого общества на сто женщин хватит одного мужчины. Совсем не Великого, а простого.
Хорошо сказал в этот раз Сергей Корягин. Явно поддержал многоженство. Но насчет "простого" мужчины - ошибся. Даже у животных хозяином гарема становится самый-самый лучший самец. Чемпион породы. А от "простого" мужчины порода испортиться, упростится. Это деградация. Да и женщины абы к кому в жены не пойдут. Тоже разбираются.
Насчет прорицательниц - это совсем не обратное. Это религия. А в миру женщин в общественные дела в Древней Греции, да и в Риме, тоже, не допускали. Про мусульман и говорить нечего.
Истина разрушает столько заблуждений и ошибок, что все, кто живет неправдой, восстают и хотят убить истину. И, прежде всего, они нападают на ее носителя. Мы добываем свет, а у нас его отнимают, чтобы зажечь костер для нашей казни. (Оноре де Бальзак)
Функционировать такое общество, конечно, может, но для этого потребуется лишить дееспособности девяносто девять мужчин из ста. Поэтому не будем увлекаться крайностями.
Вот именно, не увлекайтесь крайностями, уважаемый Сергей Корягин. 1% женатых мужчин - это значит в среднем по 100 жен на каждого женатого. У Абдуллы (Белое солнце пустыни) было и то не более 10-и. Обычно же у мусульман в среднем около 3-х. А сколько алкоголиков у нас, наркоманов и просто дураков? Они автоматически и выпадут из процесса размножения. Зер гут.
Истина разрушает столько заблуждений и ошибок, что все, кто живет неправдой, восстают и хотят убить истину. И, прежде всего, они нападают на ее носителя. Мы добываем свет, а у нас его отнимают, чтобы зажечь костер для нашей казни. (Оноре де Бальзак)
Цитата
Лев Кропин пишет:
А в миру женщин в общественные дела в Древней Греции, да и в Риме, тоже, не допускали.
Что Вам, господин Кропин, говорят имена: Фрина, Аспазия, Гликерия, Лаиса Коринфская, Лесбия, Кинтия, Феодора...?
Не судите опрометчиво.

О проблемах в науке и образовании

Я - профессор вуза, через руки которого ежегодно проходит не менее полутора сотен студентов, поэтому знаю положение дел изнутри. Можно сколько угодно рисовать портрет идеального учителя и преподавателя, можно пламенно призывать наших учителей и преподавателей следовать этому портрету. Но от пустопорожней болтовни мало проку. Учитель - это живой человек, такой же бедолага, переживающий все неприятности нашего кризисного общества. У него тоже есть семья с её повседневными заботами, есть дети. Их надо кормить, одевать, обувать, учить, лечить. И делать это становится всё труднее: цены растут, бардак усиливается, учительская зарплата нищенская, престиж учительского труда падает. Многим родителям просто наплевать на своих детей, и они предоставлены сами себе и улице.
     Материальная база учебных заведений разваливается, квалифицированные кадры уходят или просто физически умирают, со своевременной квалифицированной заменой крайне плохо. Наука в вузах хиреет, и это отрицательно отражается на качестве преподавания. Учёные советы продолжают по инерции штамповать кандидатов и докторов наук весьма низкого качества. Отдельные достижения в сфере образования не отражают безрадостного положения дел.
   Нам давно пора прекратить хвастливые разговоры о бесконечных достижениях в науке и образовании.  Критерием успехов здесь, в конечном счёте, может быть только реальный рост социально-экономического потенциала страны. А пока что, несмотря на внушительную армию профессоров и академиков с их реальными или придуманными достижениями, страна никак не может выбраться из разряда отстающих.  Думается, всё-таки не обойтись  без серьёзной реформы РАН с её институтами,  без создания по-настоящему дееспособных научно-технических комплексов,  без усиления государственного управления в научно-технической сфере. Возник опасный порочный круг:   нехватка квалифицированных учителей порождает безграмотность учеников, последняя приводит к безграмотности будущих учителей и т.д. Особенно опасна возрастающая нехватка учёных среднего возраста. Подготовка таких учёных занимает 5-10 лет после окончания вуза. Быстро заполнить  эту нишу, даже влив в науку крупные денежные суммы, невозможно. Здесь требуется планомерная и продолжительная работа. Необходимы срочные меры и по восстановлению прикладной науки. Она развалена, а без неё невозможны разработка и внедрение новых наукоёмких  технологических процессов. Только в оборонных отраслях положение ещё терпимое. Но надолго ли? Ведь в экономике всё взаимосвязано.
         Положение в науке усугубляется ещё и развалом отечественной экспериментальной базы для научных исследований. Нами командуют чиновники, преисполненные самых лучших намерений, но зачастую не представляющие себе специфики научного исследования или технологической разработки. Они с апломбом твердят:  надо финансировать не институты, а их конечные результаты;  надо платить только тем учёным, кто выдаёт на гора много цитируемых публикаций, и так далее в том же духе. Они искренне убеждены, что таким путём они стимулируют научную работу. Но они не понимают, что учёный-экспериментатор  работает не дома на кухне и не в чиновничьем кабинете, что он не выковыривает ценные результаты из собственного носа. Чтобы были результаты, учёным-экспериментаторам нужны институты с их разветвлённой и сложной инфраструктурой, нужны хорошо оснащённые лаборатории, дорогие современные приборы, установки, вспомогательные материалы и т.д. Всё это, в свою очередь, требует развития соответствующих отраслей промышленности и многолетнего труда. Как же можно не финансировать экспериментальную  базу, её многолетнее поддержание на работоспособном уровне?  Каждому, кто сохранил хотя бы элементы здравого смысла, совершенно ясно, что финансировать необходимо и институты, и лаборатории, причём хорошо финансировать, чтобы их экспериментальная база могла планомерно развиваться и пополняться образцами новых средств научного исследования. Другое дело, и это очень важно, чтобы был оперативный и компетентный контроль за результативностью работы научного учреждения и работающих в нём учёных. А за выдающиеся результаты следует, как это делается за рубежом, выплачивать премии-бонусы. Они должны быть не символическими, а достаточными для того, чтобы учёный, сделавший крупное открытие или пионерское изобретение, становился по-настоящему богатым человеком. Сильная мотивация труда, компетентность и условия для работы - вот три кита, на которых во всём мире держится высокая наука. Со всеми этими составляющими у нас пока дело обстоит из рук вон плохо.
          В образовании назрели неотложные меры по повышению его качества в увязке с текущими и перспективными потребностями народного хозяйства. Необходимы новые образовательные стандарты, с уходом от чрезмерного теоретизирования и приближением к специализации и профилю работы будущего молодого специалиста. Требуется увязка работы вузов с работодателями и, возможно, хоть какое-то подобие распределения выпускников для работы по специальности. Жизнь показала, что предоставление учебным заведениям полной самостоятельности и свободы в наших условиях ведёт к снижению качества образования. Нужна эффективная система контроля за деятельностью учебных заведений:  за соблюдением образовательных стандартов, за качеством чтения лекций и проведения практических занятий, за объективностью всех видов проверки знаний учащихся, за недопущением перегрузки преподавателей в ущерб качеству их работы, за прозрачностью расходования бюджетных и внебюджетных средств. Нельзя допускать чрезмерного распространения платного образования. Особенно недальновидно и аморально  отлучать от образования способных детей малообеспеченных родителей.  Не умаляя важности проведения научных исследований в вузах, необходимо подчеркнуть, что основным критерием оценки их работы должна быть всё-таки образовательная деятельность. Необходимо покончить со взятками в вузах, с продажей дипломов и аттестатов.Следует повышать требования к работе учёных советов и качеству защищаемых диссертаций. Но самое главное - возрождать реальную экономику. Только в ней могут быть востребованными и наука, и образование!

Владислав Фельдблюм, доктор химических наук, профессор
Ярославль
Изменено: Владислав Фельдблюм - 09.05.2009 12:42:02
Какие преподаватели у нас были в 50-е годы на философском факультете МГУ?  Все – марксисты. Одни – свои лекции «шпарили» на память (как Теодор Ильич Ойзерман), другие от бумажки не отрывались. Дамоклов меч «Краткого курса истории ВКП(б)»  висел над философией. Потом над ней «повис» ленинизм, потом марксизм в его первооснове. В абсолютной истине, добытой классиками, сомневаться никто не смел.  Многие поплатились жизнью и свободой за отклонение. Какая идеологическая инструкция исходит сегодня сверху на преподавателей т.н. общественных наук в институтах и университетах? Я думаю, – никакой. Это благо всем нашим «плакальщикам» по кадрам надо ценить. Духовное рабство – это тяжелая и унизительная вещь для настоящего ученого (не попугая). Два слова об учителях школ. В конце 50-х, начале 60-х я работал директором семилетней сельской школы. Школьное здание – приспособленная контора колхоза, чудом не сгоревшая в войну. Инвентарь: парты, покрашенные в черный цвет, доска, мел, географическая карта, глобус. Все. Я как директор получал 80 рублей. Все учителя (образование, в основном, – педучилище) жили на частных квартирах, как правило, у одиноких старушек: керосиновая лампа, холод, клопы. Когда я в горкоме выразил сочувствие по поводу тяжелой жизни учителей, мне в упор  ответили: «Ты на кого работаешь?». В том смысле, что не агент ли я. Все обошлось, хотя на заметку, похоже, меня взяли. С тех пор страна в образовании ушла далеко. Сегодня защитников у школы и учителей много. И они не жалеют черных красок, чтобы выразить свое негодование и работой министра, и работой правительства. Сегодня им никто не скажет: «Вы на кого работаете?» И я радуюсь: слава Богу! 9 мая 2009 г.
Изменено: Сергей Корягин - 09.05.2009 22:19:41
Цитата
Сергей Корягин пишет:
Сегодня им никто не скажет: «Вы на кого работаете?»
Зачем говорить, сами себя уничтожим.http://www.inauka.ru/education/article91906.html
Цитата
Владислав Фельдблюм пишет:
Учитель - это живой человек, такой же бедолага, переживающий все неприятности нашего кризисного общества. У него тоже есть семья с её повседневными заботами, есть дети. Их надо кормить, одевать, обувать, учить, лечить. И делать это становится всё труднее: цены растут, бардак усиливается, учительская зарплата нищенская, престиж учительского труда падает. Многим родителям просто наплевать на своих детей, и они предоставлены сами себе и улице.
А что Вы  сами сделали практически, чтобы улучшить положение дела? Отвратительных демагогов партийного образца у нас хватает, а когда конкретно надо что-то делать - их с огнем не найдешь. В Ярославле есть власть - войдите в эту власть, помогите ей советом и делом. Своей партии Вы помогали, протирали брюки во всевозможных заседаниях, а чем заняты сегодня? Расскажите нам, великий демагог посткоммунистической России.
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 28 След.
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Какой преподаватель в школе и ВУЗе нам нужен?