Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 ... 27 28 29 30 31 ... 48 След.
RSS
Смехота
Пока есть дошкольное время для занятий науками:
ИНТЕРНЕТ

Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Вы обиделись на интернет?
Цитата
Meshulam пишет:
Вы обиделись на интернет?
Мне он нравится как и картина нравится
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Социальные сети
03a_4web.jpg (423.94 КБ)
Я дилетант, но не альт!
Слава
SLAVA.JPG (68.97 КБ)
Я дилетант, но не альт!
Дневник арабского террориста захватившего русских туристов.
День 1. Захватил заложников. Пили. Чуть не умер.
День 2. Пил с заложниками, причём без закуски. Чуть не сдохли.
День 3. Похмелялись. Выдвинули требование самолёт и за каждого заложника ящик водки.
День 4. Всё что требовали --- дали. Водку выпили. Заложники не хотят уходить. Пришлось пропить оружие и боеприпасы.
День 5. Приехал ОМОН. Напились вместе. Поменяли световые гранаты на водку.
День 6. Потеряли самолёт. Весь день искали. Нашли. Пропили.
День 7. Ожидали группу захвата. Обещали привезти пива. Приехали с водкой.
День 8. Всем плохо. Приехали врачи из "Красного Креста", принесли спирт. Полегчало.
День 9. Пришли люди. Сказали что заложники. Оказалось, приблудные. Поменяли их на пиво.
День 10. Взяли штурмом запасы авиакеросина. До чего противный вкус !!!!!!
День 11. Два дня пили спирт. Больше не могу, буду сваливать.
День 12. Хотел свалить. Русские не отпустили. Обещали избить если сдамся. Пили вместе.
День 13. Мама :!:  Забери меня отсюда  :!:  :!:  :!:
Изменено: Игорь Кожухов - 28.03.2018 16:17:29
Вместе мы выстоим, а порознь --- падём.
IKEA выупстила  одежду для Обломовых. Наконец-то! Теперяча любой идейный  илья илич может может мимикрировать под окружающую его среду и избежать выноса мусора и других ужасных и глупых вещей, что приходят в голову неподалеку находящимся хищницам. Да и у знакомых в гостях можно спокойно затеряться на диване на пару дней и сокойно посмотреть плазму если надоба будет.

Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
В честь дня физика город Омск будет переименован в Амперск.
Вместе мы выстоим, а порознь --- падём.
Бородатый человек похожий на священника, в одежде похожей на рясу, с картиной в руках похожей на икону, в здании похожем на церковь призвал,  добрых православных наказать художника Лопатина за его карикатуру "Найдите дуре мужика", что было очень похоже на угрозу.
"Накажите его так, чтобы ни сам он, ни подобные ему жидовские хулители никогда не посмели дерзнуть, сказать, написать или создать что-либо против помазанника Божия, который является искупителем соборного греха русского народа. Накажите его во славу Божию" - сказал добрый человек.



В связи с чем хочу вспомнить Йиона Тихого, а именно его путешествие двадцать второе и невзгоды святого отца Лицимона :

"Я выразил сочувствие; отец Лацимон пожал плечами:
– Это еще ничего! Бжуты, например, считают воскресение из мертвых такой же будничной вещью, как одевание, и никак не хотят смотреть на него как на чудо. У дартридов с Эгилии нет ни рук, ни ног, и креститься они могли бы только хвостом, но разрешить это не в моей компетенции, я жду ответа из апостолической столицы, но что же делать, если Ватикан молчит уже второй год?.. А слышали вы о жестокой судьбе, постигшей бедного отца Орибазия из нашей миссии?
Я ответил отрицательно.
– Тогда послушайте. Уже первооткрыватели Уртамы не могли нахвалиться ее жителями, могучими мемногами. Существует мнение, что эти разумные создания относятся к самым отзывчивым, кротким, добрым и альтруистическим во всем Космосе. Полагая, что на такой почве превосходно взойдут семена веры, мы послали к мемногам отца Орибазия, назначив его епископом язычников. Мемноги приняли его как нельзя лучше, окружили материнской заботой, почитали его, вслушивались в каждое его слово, угадывали и тотчас исполняли каждое его желание, прямо-таки впитывали его поучения – словом, предались ему всей душой. В письмах ко мне он, бедняжка, не мог ими нарадоваться...
Отец доминиканец смахнул рукавом рясы слезу и продолжал:
– В такой приязненной атмосфере отец Орибазий не уставал проповедовать основы веры ни днем ни ночью. Пересказав мемногам весь Ветхий и Новый завет, Апокалипсис и Послания апостолов, он перешел к Житиям святых и особенно много пыла вложил в прославление святых мучеников. Бедный... это всегда было его слабостью...
Превозмогая волнение, отец Лацимон дрожащим голосом продолжал:
– Он говорил им о святом Иоанне, заслужившем мученический венец, когда его живьем сварили в масле; о святой Агнессе, давшей ради веры отрубить себе голову; о святом Себастьяне, пронзенном сотнями стрел и претерпевшем жестокие мучения, за что в раю его встретили ангельским славословием; о святых девственницах, четвертованных, удавленных, колесованных, сожженных на медленном огне. Они принимали все эти муки с восторгом, зная, что заслуживают этим место одесную Вседержителя. Когда он рассказал мемногам обо всех этих достойных подражания житиях, они начали переглядываться, и самый старший из них робко спросил:
– Преславный наш пастырь, проповедник и отче достойный, скажи нам, если только соизволишь снизойти к смиренным твоим слугам, попадет ли в рай душа каждого, кто готов на мученичество?
– Непременно, сын мой! – ответил отец Орибазий.
– Да-а? Это очень хорошо... – протянул мемног. – А ты, отче духовный, желаешь ли попасть на небо?
– Это мое пламеннейшее желание, сын мой.
– И святым ты хотел бы стать? – продолжал вопрошать старейший мемног.
– Сын мой, кто бы не хотел этого? Но куда мне, грешному, до столь высокого чина; чтобы вступить на эту стезю, нужно напрячь все силы и стремиться неустанно, со смирением в сердце...
– Так ты хотел бы стать святым? – снова переспросил мемног и поощрительно глянул на сотоварищей, которые тем временем поднялись с мест.
– Конечно, сын мой.
– Ну так мы тебе поможем!
– Каким же образом, милые мои овечки? – спросил, улыбаясь, отец Орибазий, радуясь наивному рвению своей верной паствы.
В ответ мемноги осторожно, но крепко взяли его под руки и сказали:
– Таким, отче, какому ты сам нас научил!
Затем они сперва содрали ему кожу со спины и намазали это место горячей смолой, как сделал в Ирландии палач со святым Иакинфом, потом отрубили ему левую ногу, как язычники святому Пафнутию, потом распороли ему живот и запихнули туда охапку соломы, как блаженной Елизавете Нормандской, после чего посадили его на кол, как святого Гуго, переломали ему все ребра, как сиракузяне святому Генриху Падуанскому, и сожгли медленно, на малом огне, как бургундцы Орлеанскую Деву. А потом перевели дух, умылись и начали горько оплакивать своего утраченного пастыря. За этим занятием я их и застал, когда, объезжая звезды епархии, попал в сей приход. Когда я услышал о происшедшем, волосы у меня встали дыбом. Ломая руки, я вскричал:
– Недостойные лиходеи! Ада для вас мало! Знаете ли вы, что навек загубили свои души?!
– А как же, – ответили они, рыдая, – знаем!
Тот же старейший мемног встал и сказал мне:
– Досточтимый отче, мы хорошо знаем, что обрекли себя на проклятие и вечные муки, и, прежде чем решиться на сие дело, мы выдержали страшную душевную борьбу; но отец Орибазий неустанно повторял нам, что нет ничего такого, чего добрый христианин ни сделал бы для своего ближнего, что нужно отдать ему все и на все быть для него готовым. Поэтому мы отказались от спасения души, хотя и с великим отчаянием, и думали только о том, чтобы дражайший отец Орибазий обрел мученический венец и святость. Не можем выразить, как тяжко нам это далось, ибо до его прибытия никто из нас и мухи не обидел. Не однажды мы просили его, умоляли на коленях смилостивиться и смягчить строгость наказов веры, но он категорически утверждал, что ради любимого ближнего нужно делать все без исключения. Тогда мы увидели, что не можем ему отказать, ибо мы существа ничтожные и вовсе не достойные этого святого мужа, который заслуживает полнейшего самоотречения с нашей стороны. И мы горячо верим, что наше дело нам удалось и отец Орибазий причислен ныне к праведникам на небесах. Вот тебе, досточтимый отче, мешок с деньгами, которые мы собрали на канонизацию: так нужно, отец Орибазий, отвечая на наши расспросы, подробно все объяснил. Должен сказать, что мы применили только самые его любимые пытки, о которых он повествовал с наибольшим восторгом. Мы думали угодить ему, но он всему противился и особенно не хотел пить кипящий свинец. Мы, однако, не допускали и мысли, чтобы наш пастырь говорил нам одно, а думал другое. Крики, им издаваемые, были только выражением недовольства низменных, телесных частей его естества, и мы не обращали на них внимания, памятуя, что надлежит унижать плоть, дабы тем выше вознесся дух. Желая его ободрить, мы напомнили ему о поучениях, которые он нам читал, но отец Орибазий ответил на это лишь одним словом, вовсе не понятным и не вразумительным; не знаем, что оно означает, ибо не нашли его ни в молитвенниках, которые он нам раздавал, ни в Священном писании.
Закончив рассказывать, отец Лацимон отер крупный пот с чела, и мы долго сидели в молчании...."


ЗЫ ни в коем случае, никого не призываю следовать примеру кротких мемногов, даже если вы очень ревнивы в своей любви к ближнему своему.
Изменено: janmik - 07.09.2018 11:54:31
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Страницы: Пред. 1 ... 27 28 29 30 31 ... 48 След.
Читают тему (гостей: 2, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Смехота


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее