Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9 ... 201 След.
RSS
О живой клетке и Эволюции., Дарвинизм, ламаркизм, генетика, психика.
Комментарии к книге «Эгоистичный ген», Докинз Ричард

Прочитал несколько десятков страниц книги. И как и обещал даю свои краткие комменты к некоторым утверждениям Р.Докинза.
Сразу хочу сказать, что из стиля написания сам Р.Докинз мне показался добрым, вдумчивым и наблюдательным учёным. Он очень внимателен и чуток к критике. В своих высказываниях очень осторожен и не лезет поперёк общепринятых в биологии понятий. Но вместе с тем проявляет разумное упорство и настойчивость в своём понимании роли генетических изменений и самих генов на жизнь вообще и живой организм в частности.

А теперь конкретно по сути идеи книги. Во-первых само название книги. Если бы автор взял в кавычки слово «эгоистичный», то меня бы это устроило и я бы воспринял в целом название книги «Эгоистичный ген» как в переносном смысле. Но так как кавычек нет, то слово «эгоистичный» надо понимать в прямом смысле. А что это значит? Это значит, что автор умышленно или нет, но этим названием придаёт некий налёт идеализма своему творению. Если кто не понял, то поясню. Разве может быть ген эгоистичным? Эгоизм – это то, что может исходить от существа наделённого своими интересами и даже некоторым сознанием. Но может ли быть ген со своим сознанием и его эгоизмом? С материалистической точки зрения - нет. А значит что уже от названия книги веет Идеализмом. Что впрочем для меня и не удивительно.

Цитата
Однако я считал, что они излагают свои представления слишком лаконично и недостаточно решительно. Я был убежден, что более полное и подробное изложение могло бы расставить все, относящееся к живому, по своим местам — как в сердце, так и в мозгу.
Мне понравилось «как в сердце, так и в мозгу». Как же это близко моему пониманию Души в Сердце и Сознания в Мозгу (см. мою тему «О Душе и Сознании»).

Цитата
К этим замечаниям относительно обучения следует добавить, что представление о генетически унаследованных признаках как о чем-то постоянном и незыблемом — это ошибка, кстати очень распространенная. Наши гены могут приказать нам быть эгоистичными, но мы вовсе не обязаны подчиняться им всю жизнь. Просто научиться альтруизму при этом может оказаться труднее, чем если бы мы были генетически запрограммированы на альтруизм. Человек — единственное живое существо, на которое преобладающее влияние оказывает культура, приобретенная в результате научения и передачи последующим поколениям. По мнению одних, роль культуры столь велика, что гены, эгоистичны они или нет, в сущности не имеют никакого значения для понимания человеческой природы.
Правда, автор в книге не углубляется в то – эгоистичный ген или альтруистичный и отсылает разобраться в этом другие науки и культуру. Но тем не менее он не отказывается от самой идеи «эгоистичности гена».

Цитата
Такой ход рассуждений можно сформулировать в терминах, приближающихся к дарвиновским и не слишком четких. Эволюция действует через естественный отбор, а естественный отбор означает дифференциальное выживание «наиболее приспособленных». Но идет ли при этом речь о наиболее приспособленных индивидуумах, наиболее приспособленных расах, наиболее приспособленных видах или о чем-то еще? В ряде случаев это не играет большой роли, но когда мы говорим об альтруизме, решающее значение этого момента становится очевидным. Если в процессе, который Дарвин назвал борьбой за существование, конкурируют виды, то индивидуум, по-видимому, лучше всего рассматривать как пешку в игре, которой жертвуют во имя высших интересов вида как целого. Выразим это в несколько более пристойной форме: такая группа, как вид или популяция в пределах вида, отдельные члены которой готовы принести себя в жертву во имя благополучия данной группы, имеет больше шансов избежать вымирания, чем соперничающая с ней группа, отдельные члены которой ставят на первое место собственные эгоистичные интересы. Поэтому мир оказывается населенным главным образом группами, состоящими из самоотверженных индивидуумов. В этом суть теории «группового отбора», которую биологи, недостаточно хорошо знакомые с эволюционной теорией, долгое время считали правильной и которая открыто и прямо изложена в знаменитой книге В. Уинн-Эдвардса (V. С. Wynne-Edwards) и популярно представлена Робертом Ардри в его книге «Социальный контракт». Ортодоксальную альтернативную теорию обычно называют «индивидуальным отбором», хотя лично я предпочитаю говорить о генном отборе.
«Генный отбор» - не те ли это направленные генетические мутации, о которых так много говорю я в этой теме? Похоже вы, Sapiens, предоставили мне прекраснейшие доказательства в этой книге того о чём говорю я.

Цитата
В какой-то момент случайно образовалась особенно замечательная молекула. Мы назовем ее Репликатором.Это не обязательно была самая большая или самая сложная из всех существовавших тогда молекул, но она обладала необыкновенным свойством -способностью создавать копии самой себя. Может показаться, что такое событие вряд ли могло произойти. И в самом деле, оно было крайне маловероятным. В масштабах времени, отпущенного каждому человеку, события, вероятность которых так мала, следует считать практически невозможными.
Здесь автор описывает своё понимание загадки возникновения или «включения» жизни в неживых молекулах – способностью создавать копии самой себя. Что ж, со времён написания этой книги понимание возникновения жизни не продвинулось ни на шаг.

Цитата
Мы рассматривали факторы, которые могли участвовать в увеличении численности репликаторов предпочтительных типов. Теперь мы видим, что репликаторы, которым отбор благоприятствовал в меньшей степени, должны были действительно стать в результате отбора менее многочисленными и в конечном счете многие их линии должны были вымереть. Между разными типами репликаторов шла борьба за существование. Они не знали, что они борются, и не беспокоились об этом; борьба происходила без недобрых чувств, да и в сущности вообще безо всяких чувств. Но они боролись в том смысле, что любая ошибка копирования, в результате которой создавался новый, более высокий уровень стабильности или новый способ, позволяющий снизить стабильность противников, автоматически сохранялась и размножалась. Процесс совершенствования был кумулятивным. Способы повышения собственной стабильности или снижения стабильности противников становились более изощренными и более эффективными. Некоторые из репликаторов могли даже «открыть» химический способ разрушения молекул-противников и использовать освобождающиеся при этом строительные блоки для создания собственных копий. Такие прото-хищники одновременно получали пищу и устраняли своих конкурентов. Другие репликаторы, вероятно, открыли способ защитить себя химически или физически, отгородившись белковой стенкой. Возможно, именно таким образом возникли первые живые клетки. Репликаторы стали не просто существовать, но и строить для себя некие контейнеры, носители, обеспечивающие им непрерывное существование. При этом выжили репликаторы, сумевшие построить для себя машины выживания,в которых можно было существовать. Первые машины выживания, вероятно, состояли всего лишь из защитной оболочки. Однако обеспечивать себе возможность существования становилось все труднее, по мере того как появлялись новые противники, обладавшие более совершенными и более эффективными машинами выживания. Машины увеличивались в размерах и совершенствовались, причем процесс этот носил кумулятивный и прогрессивный характер.
Должен ли был существовать какой-то предел постепенному совершенствованию способов и материальных средств, использовавшихся репликаторами для продолжения собственного существования на свете? Времени для совершенствования, очевидно, было предостаточно. А какие фантастические механизмы самосохранения принесут грядущие тысячелетия? Какова судьба древних репликаторов теперь, спустя 4x10^9 лет? Они не вымерли, ибо они — непревзойденные мастера в искусстве выживания. Но не надо искать их в океане, они давно перестали свободно и непринужденно парить в его водах. Теперь они собраны в огромные колонии и находятся в полной безопасности в гигантских неуклюжих роботах [2.3], отгороженные от внешнего мира, общаясь с ним извилистыми непрямыми путями и воздействуя на него с помощью дистанционного управления. Они присутствуют в вас и во мне; они создали нас, наши души и тела; и единственный смысл нашего существования — их сохранение. Они прошли длинный путь, эти репликаторы. Теперь они существуют под названием генов, а мы служим для них машинами выживания.
Вынужденно привожу эту большую цитату, чтобы вы обратили внимание на то, что автор просто описывает процесс возникновения «машины выживания» - сначала оболочки гена, а затем и организма в целом и при этом не может (и я его понимаю – этого не может никто) объяснить причину или причины совершенствования и «прогрессивного характера» этого процессы – т.е. самой причины Эволюции всего живого на Земле.

Цитата
Эволюционное значение того факта, что гены регулируют зародышевое развитие, состоит в следующем: гены, по крайней мере частично, обеспечивают таким образом свое выживание в будущем, поскольку их выживание зависит от эффективности организмов, в которых они живут и которые были построены с их помощью. Когда-то в прошлом естественный отбор состоял в дифференциальном выживании репликаторов, свободно паривших в первичном бульоне. Естественный отбор благоприятствует репликаторам, которые умеют строить машины выживания, — генам, достигшим совершенства в искусстве регулирования зародышевого развития. В этом смысле репликаторы не стали действовать более сознательно или целеустремленно, чем когда-либо прежде. Те же старые процессы автоматического отбора между соперничающими молекулами по критериям долговечности, плодовитости и точности копирования продолжаются так же слепо и так же неуклонно, как это было в далеком прошлом. Гены не наделены даром предвидения. Они не заглядывают вперед. Гены просто существуют(причем одни преуспевают в этом больше, чем другие) — и этим все сказано. Однако качества, детерминирующие долговечность и плодовитость, теперь уже не столь просты, как прежде. Далеко не столь просты.
Слова «гены регулируют», «обеспечивают … выживание в будущем» и т.п. в этой книге говорят о том, что автор идеалистично наделяет гены неким знанием, некоей волей и неким пониманием того чего они хотят. Правда тут же автор пытается смягчить это своей фразой «репликаторы не стали действовать более сознательно или целеустремленно, чем когда-либо прежде», но из неё всё же можно сделать вывод, что всё же репликаторы хотя и «не стали действовать более сознательно», но всё же по-прежнему действуют как и прежде хоть чуть-чуть, но сознательно. Я так понял эти слова автора.

Цитата
В заглавии этой книги слово «ген» означает не единичный цистрон, а нечто более тонкое. Мое определение не всем придется по вкусу, однако общепринятого определения гена не существует. Даже если бы такое определение имелось, его, как и всякое другое, не следовало бы считать незыблемым. Мы можем определить то или иное слово в соответствии с нашими конкретными целями при условии, что определение будет ясным и недвусмысленным. Я хочу воспользоваться определением, принадлежащим Дж. Уильямсу [3.2]: ген — любая порция хромосомного материала, сохраняющаяся на протяжении достаточного числа поколений, чтобы служить единицей естественного отбора. Пользуясь терминами гл. 2, ген — это репликатор с высокой точностью копирования. Точность копирования означает то же самое, что и выражение «долговечность в форме копий», я сведу это просто к долговечности. Такое определение потребует некоторого обоснования.
Соглашаюсь с тем, что «ген — это репликатор с высокой точностью копирования».

Цитата
Случайное объединение в результате кроссинговера предсуществующих субъединиц — обычный способ возникновения новой генетической единицы. Другой способ, имеющий, несмотря на свою редкость, огромное эволюционное значение, называется точковой мутацией.Точковая мутация — это ошибка, соответствующая буквенной опечатке в книге. Она случается редко, однако очевидно, что чем длиннее генетическая единица, тем скорее можно ожидать, что в ней возникнет изменение в результате мутации в какой-то ее точке.
Другую редкую ошибку или мутацию, имеющую важные долгосрочные последствия, назвали инверсией.Она возникает в результате того, что участок хромосомы, выщепившись из нее, поворачивается на 180° и в таком повернутом положении вновь занимает свое место. Возвращаясь к нашей аналогии со скоросшивателем, можно сказать, что для этого придется перенумеровать листы. Иногда участки хромосом не просто поворачиваются, но, повернувшись, располагаются в совершенно другой части хромосомы или даже вообще включаются в другую хромосому. Это можно сравнить с переносом пачки листов из одного тома в другой. Значение такого рода ошибок объясняется тем, что хотя они обычно бывают гибельными, иногда при этом происходит тесное сцеплениеучастков генетического материала, которые начинают «сотрудничать» друг с другом. Возможно, что в результате инверсии два цистрона, благоприятное воздействие которых проявляется лишь в случае их одновременного присутствия, поскольку каждый из них как-то дополняет или усиливает действие другого, оказываются рядом. Если затем естественный отбор будет благоприятствовать новой сформировавшейся таким образом «генетической единице», то она распространится в будущей популяции. Возможно, на протяжении долгих лет генные комплексы усиленно перестраивались или «редактировались» именно таким путем.
Из этого отрывка из книги видно, что точковая мутация – это скорей всего случайная мутация, которая может приводить как к патологии организма так и к приобретению полезных свойств или признаков для всего организма.
Но больше меня интересует инверсия. Интересует в том смысле, что как я предполагаю инверсия – это сложный с механической точки зрения многоходовый процесс и происходить абсолютно хаотично и абсолютно случайно он априори не может. Это управляемый процесс перестройки генома – т.е. это то, что я называю направленными генетическими мутациями. Разгадка тайны механизма этого процесса, как я уже говорил в своих предыдущих постах в этой теме – это колондайк для диссертаций и нобелевских премий по биологии и генетике.

Цитата
Один из лучших примеров этого касается явления, известного под названием мимикрии.Некоторые бабочки обладают неприятным вкусом. Они обычно имеют яркую и броскую «предупреждающую» окраску, и птицы научаются избегать их. Этим воспользовались другие виды бабочек, не обладающие противным вкусом, которые подражаютнесъедобным бабочкам. Они сходны с последними по окраске и форме (но не по вкусу) и нередко вводят в заблуждение не только птиц, но и натуралистов. Птица, которая однажды попробовала съесть невкусную бабочку, избегает хватать всех других бабочек, которые на нее похожи. В их число входят бабочки с подражательной окраской, так что естественный отбор благоприятствует генам, детерминирующим такую окраску. Так в процессе эволюции возникла мимикрия. Существует много различных видов «невкусных» бабочек и не все они сходны между собой. Данная бабочка может подражать лишь одному виду, а не всем сразу: Вообще каждый отдельный вид специализируется на подражании одному определенному «невкусному» виду. Но у некоторых мимикрирующих видов обнаружено очень странное явление: одни особи данного вида подражают одному «невкусному» виду, а другие — другому. Любая особь, промежуточная между этими двумя формами или пытающаяся подражать обоим видам сразу, была бы очень скоро съедена; но такие промежуточные особи не рождаются. Подобно тому, как каждая данная особь определенно представляет собой либо самца, либо самку, так и каждая бабочка подражает либо одному «невкусному» виду, либо другому. Одна бабочка может подражать виду А,а ее брат — виду В.
Создается впечатление, что какой-то один ген определяет, будет ли данная особь подражать виду Аили виду В.Но как может один ген определять все многообразные аспекты мимикрии: окраску, форму, характер узоров окраски, ритм полета? На это следует ответить, что один ген в смысле одного цистрона,вероятно, не может. Однако в результате бессознательного и автоматического «редактирования», осуществляемого инверсиями и другими случайными перестройками генетического материала, большой кластер прежде обособленных генов объединяется в данной хромосоме в прочно сцепленную группу. Весь этот кластер ведет себя как единый ген — в сущности, в соответствии с нашим определением, теперь он и есть единый ген — и у него имеется «аллель», представляющий собой на самом деле другой кластер. Один кластер содержит цистроны, обеспечивающие подражание виду А,а/ другой ~ цистроны, определяющие подражание виду В.Каждый кластер так редко разрывается при кроссинговере, что в природе никогда не встречаются бабочки промежуточного типа, но они довольно часто появляются при массовом разведении в лаборатории.
Извиняюсь, что вынужден привести здесь этот большой отрывок из книги, но уж очень он интересен. А интересен он тем, что автор приводит пример мимикрии у бабочек и при этом пытается их объяснить её в «результате бессознательного и автоматического «редактирования», осуществляемого инверсиями и другими случайными перестройками генетического материала». Разве возможно объяснить мимикрию без понимания одной бабочкой того, что изменив окраску нужным образом под невкусную бабочку не будешь съеден птицей? По-моему автор просто не знает другого объяснения – направленных генетических мутаций. Направленных пониманием организмом или его мозгом при его наличии того, что видишь, слышишь и т.д. вокруг себя и чувствуешь внутри себя. А во-вторых, как мне думается, автор просто опасается высказывать какие-либо другие не стандартные свои соображения на этот счёт. На его век хватит и того, что он посмел сказать, что гены управляют организмом. Но при этом он ничего не хочет говорить, что есть и обратная связь – организм может управлять генами. И чем организм выше на лестнице эволюции, тем его возможности управлять генами в своих интересах - ярче и сильнее. А это на пользу не только самому организму, но и его «эгоистичному гену».

На этом со своей лёгкой критикой книги закругляюсь. Прочту книгу дальше, если будет что сказать нового - продолжу.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Комментарии к книге «Эгоистичный ген», Докинз Ричард
(окончание)

Цитата
Естественный отбор благоприятствует тем генам, которые управляют своими машинами выживания таким образом, чтобы те как можно лучше использовали свою среду. Сюда входит и наилучшее использование других машин выживания, относящихся как к собственному, так и к другим видам.
…………………….
Эгоистичный ген? Что это такое? А это всего лишь один-единственный физический кусочек ДНК. Точно так же, как и в первичном бульоне, это все репликиодного определенного кусочка ДНК, распространенные по всему свету. Если мы позволяем себе вольность говорить о генах как о сознательных существах, обладающих душой (постоянно успокаивая себя, что при желании мы в любой момент можем вернуться от наших неряшливых выражений к приличным терминам), то правомерно задать вопрос: что же пытается совершить каждый отдельный эгоистичный ген? Он старается стать все более многочисленным в данном генофонде. В принципе он делает это, помогая программировать тела, в которых он находится, на выживание и размножение. Но здесь мы подчеркиваем, что «он» — это некий фактор, существующий одновременно во многих телах. Главная мысль этой главы заключается в том, что каждый данный ген, возможно, способен помогать своим репликам,находящимся в других телах. В таком случае можно говорить о неком индивидуальном альтруизме, обусловленном, однако, эгоистичностью гена.
Чтобы управлять, надо понимать. А чтобы понимать, надо иметь информацию о внешнем мире и то, чем эту информацию анализировать. Но как могут управлять гены, которые, как утверждает автор, не имеют ни сознания, ни способности к обработке информации, а действуют вслепую, мутируя абсолютно случайно. Т.е. автор с одной стороны говорит, что гены «управляют», а с другой стороны, что они бессознательны, заключены в темноте своих оболочек и ничего о внешнем мире не знают и знать не могут, так как и знать им нет чем. Так а кто же тогда знает и управляет? Случайный естественный отбор?


Цитата
Примером преднамеренно созданной «осечки» материнского инстинкта служат кукушки и некоторые другие гнездовые паразиты-птицы, откладывающие свои яйца в гнезда каких-нибудь других видов. Кукушки используют в своих интересах правило, заложенное в птичьих родителей: «Относись хорошо к любой маленькой птице, сидящей в построенном тобой гнезде». Если исключить кукушек, то это правило обычно приводит к желаемому результату, ограничивая проявления альтруизма ближайшими родственниками, поскольку гнезда чаще всего расположены достаточно далеко одно от другого, так что все, кто оказались в гнезде данной птицы, почти наверное являются ее собственными птенцами.
А вот здесь уже поинтересней будет. Автор не затрагивает вопрос, как гены кукушки могли додуматься до того, чтобы откладывать свои яйца в чужие гнёзда. Почему? Потому что гены и не могли до этого додуматься. А додумалась до этого хитрого приёма сама кукушка. И гены здесь абсолютно не при чём. Они «при чём» в том смысле, что под действием сообразительности кукушки гены стали изменяться так, что яйца кукушки стали менять сою расцветку (общий цвет фона яйца – от светло жёлтого до голубоватого, цвет и размер крапинок или штришков) в подражание расцветке яиц той птицы, в гнездо которой кукушка подбрасывала свои яйца. И при этом замете, что гены не зрячи и мутируя тысячными вариантами они до скончания веков не смогли бы подобрать расцветку яиц кукушки в соответствии с расцветкой чужих яиц. Расцветку чужих яиц видела кукушка, она же и задавала тон расцветки своим яйцам, воздействуя своим бессознательным знанием и пониманием на свои гены. Т.е. направляла изменения в своих генах там где надо и так как надо.


Цитата
Виды певчих птиц, на которых паразитируют кукушки, наносят ответный удар, но в данном случае не путем узнавания собственных яиц по общей окраске и размерам, а инстинктивно оказывая предпочтение яйцам с видоспецифичньши пятнышками. Поскольку им не грозит паразитирование со стороны членов их собственного вида, это эффективно [6.9]. Однако кукушки в свою очередь отвечают на это тем, что их яйца становятся все более и более похожими на яйца вида-хозяина по окраске, величине и пятнышкам. Это пример обмана, который нередко удается. Такая эволюционная гонка вооружений довела мимикрию яиц кукушки до совершенства. Можно предположить, что некоторая доля яиц и птенцов кукушки бывает обнаружена, а те, которые остаются незамеченными, выживают и откладывают яйца, т.е. создают следующее поколение кукушек. Так гены, детерминирующие более эффективный обман, распространяются в генофонде кукушек. Подобным же образом птицы-хозяева, обладающие достаточно острым зрением, чтобы обнаружить любое самое незначительное упущение в мимикрии яиц кукушек, это именно те птицы, которые вносят наибольший вклад в генофонд собственного вида. Таким образом они передают свои зоркие и скептические глаза следующему поколению. Это служит хорошим примером того, как естественный отбор может обострить активную дискриминацию, направленную в данном случае против другого вида, представители которого изо всех сил стараются преодолеть эту дискриминацию.
Здесь автор показывает естественный отбор как регулятор или отбраковыватель тех изменений, которые не подходят для новых изменившихся внешних обстоятельств. Это так. Но при этом естественный отбор не решает подбрасывать кукушке свои яйца в чужие гнёзда или нет, не решает какого цвета и расцветки они должны быть, не решает как быстро должны происходить эти изменения. Например, изменения в расцветке яиц кукушки и подборе нужной расцветки при случайных мутациях и естественном отборе длились бы миллионы лет. В то время как эти изменения в реальности происходят очень быстро - за десятки, максимум сотни лет.


Цитата
Он полагает, что когда по вечерам скворцы собираются в большие стаи или облако роящихся комариков пляшет над воротами, они проводят «перепись» своей популяции. Поскольку Уинн-Эдвардс считает, что индивидуумы подчиняют интенсивность размножения интересам группы в целом и при высокой плотности популяции рождают меньше детенышей, логично предположить, что у них должен существовать какой-то способ измерения плотности популяции. Именно так; термостату в качестве составной части его устройства необходим термометр. Для Уинн-Эдвардса эпидейктическое поведение — это намеренное скапливание животных в одном месте, облегчающее оценку плотности популяции. Он представляет себе происходящий при этом процесс не как осознанную оценку численности, но как результат действия какого-то автоматического нервного или гормонального механизма, позволяющего данной популяции связать сенсорное восприятие ее плотности со своими репродуктивными системами.
Обратите внимание на последнюю фразу автора. Вот именно в ней как, я вижу, автор особенно близко подошёл к тому, что как бы признаёт действие «какого-то автоматического нервного или гормонального механизма» на «свои репродуктивные системы.» Т.е. на гены. Т.е. то о чём я говорю – психика влияет на гены и направляет их мутацию.


Цитата
Такие причудливые признаки, как хвосты у самцов райских птиц, могли поэтому возникнуть в результате какого-то нестабильного процесса, вышедшего из-под контроля [9.6]. В самом начале самки, возможно, отдавали предпочтение длинным хвостам как желательному признаку у самцов, вероятно, предвещающему половую потенцию и здоровье их обладателей. Короткий хвост у самца мог свидетельствовать о витаминной недостаточности, что в свою очередь указывает на неумение добывать пищу. Или, может быть, короткохвостые самцы недостаточно проворно убегали от хищников и те успевали выдрать им хвосты. Обратите внимание: нам нет необходимости допускать, что короткий хвост как таковой был унаследован генетически; мы рассматриваем его лишь в качестве индикатора какой-то генетической неполноценности. Во всяком случае, независимо от причины, давайте допустим, что самки предкового вида райских птиц предпочитали самцов, у которых хвосты были длиннее, чем в среднем в популяции. При условии, что в природной изменчивости длины хвоста у самцов участвует генетическая компонента, это с течением времени должно было привести к увеличению средней длины хвостов у самцов. Самки следовали простому правилу: осмотри всех самцов и займись тем, у которого хвост самый длинный. Любая самка, нарушившая это правило, оказывалась в проигрыше, даже еслихвосты уже стали такими длинными, что осложняли жизнь своим обладателям. Проигрыш объяснялся тем, что самка, не произведшая на свет длиннохвостых сыновей, вряд ли могла рассчитывать на их репродуктивный успех. Подобно моде на женские туалеты или на дизайн автомобилей, тенденция к длинным хвостам, однажды возникнув, стала сама набирать силу. Она перестает усиливаться лишь после того, как хвосты становятся столь нелепо длинными, что создаваемые ими неудобства перевешивают то преимущество, которое они дают в смысле привлечения самок.
.....................
В качестве альтернативного объяснения он выдвигает собственный, сводящий с ума своей парадоксальностью, «принцип гандикапа» [9.7]. Захави подчеркивает, что именно стремление самок выбирать самцов, несущих ценные гены, открывает перед самцами возможности для обмана. Крепкие мышцы — действительно ценное качество, которое может сыграть решающую роль для самки при выборе самца, но что мешает в таком случае самцам наращивать фальшивые мышцы, в принципе не отличающиеся от накладных плеч у людей? Если самцу фальшивые мышцы обходятся дешевле, чем настоящие, то половой отбор должен сохранять гены, детерминирующие развитие фальшивых мышц. Пройдет, однако, немного времени, и контротбор создаст самок, способных обнаруживать обман. Исходное допущение Захави состоит в том, что лживая сексуальная реклама в конечном итоге будет разоблачена самками. Поэтому он делает заключение, что действительной удачи добьются те самцы, которые не прибегают к лживой рекламе, а ощутимо демонстрируют, что они не обманщики.
«Принцип гандикапа» как и «эгоизм генов» не в состоянии дать разумное объяснение не только пёстрым и длинным хвостам райских птиц, но и многим другим «вещам» в природе – мимикрии, разнообразию яркой предупреждающей окраске, наличию ядовитых зубов и шипов, частей некоторых органов у животных похожих на других животных в качестве приманки. Это неуклюжие, смешные и ошибочные объяснения. Если длину хвостов у райских птиц можно рассматривать как индикатор «половой потенции», «здоровья» или «витаминной достаточности» - хотя какие недостатки витаминов могут быть в тропическом лесу полном еды для райских птиц, - то уж расцветку и форму перьев в хвосте у самцов этими «объяснениями» не объяснить. Это всё можно объяснить только желаниями самого организма и его влиянием на свои гены.


Цитата
В каждой из наших клеток имеются многочисленные маленькие тельца, называемые митохондриями. Митохондрии — это химические заводы, поставляющие большую часть необходимой нам энергии. Утрата митохондрий повлекла бы за собой смерть в течение нескольких секунд. Существует правдоподобное предположение, что по своему происхождению митохондрий являются симбиотическими бактериями, вступившими в союз с нашими клетками на очень ранних стадиях эволюции. Сходные предположения высказываются и относительно других маленьких телец, находящихся в наших клетках. Это одна из тех революционных идей, которые трудно принять сразу — к ним нужно привыкнуть, но время для этого настало. Я выдвигаю гипотезу, что в будущем мы примем более радикальную идею, согласно которой каждый из наших генов представляет собой симбиотическую единицу. Люди — это гигантские колонии симбиотических генов. Говорить о наличии настоящих доказательств в пользу этой идеи нельзя, но, как я старался показать в предыдущих главах, она в самом деле коренится в наших представлениях о характере действия генов у организмов с половым размножением.
…………..
Все это, однако, спекуляции для будущего. В настоящее же время нас интересует симбиоз на высшем уровне: взаимоотношения между многоклеточными организмами, а не внутри них. Словом «симбиоз» принято обозначать ассоциации между представителями различных видов.
На счёт генов не скажу «да», но то что в человеке 1,5кг полезных симбиотических микроорганизмов (в кишечнике, желудке, на коже и т.д.) так это точно. Да и лейкоциты, фагоциты и макрофаги в нашей крови и лимфе – это тоже пример древнего симбиоза.


Цитата
Как страстный дарвинист я не был удовлетворен объяснениями поведения человека, предложенными моими столь же страстными коллегами. Они пытаются найти «биологические преимущества» в различных атрибутах человеческой культуры.
……………..
Я думаю, нам еще раз следует начать сызнова и вернуться к первоосновам. Я собираюсь высказать мнение, сколь бы оно ни показалось неожиданным из уст автора первых глав, что для того чтобы понять эволюцию современного человека, мы должны отказаться от гена как единственной основы наших представлений об эволюции. Я убежденный дарвинист, но мне кажется, что дарвинизм слишком великая теория и не может ограничиваться узкими рамками гена. В моих рассуждениях ген используется лишь в качестве аналогии, не более того. В чем, в конечном счете, главная особенность генов? В том, что они являются репликаторами. …….. Случилось так, что реплицирующейся единицей, преобладающей на нашей планете, оказался ген — молекула ДНК. Возможно существование и других таких единиц. Если они существуют, то при наличии некоторых иных условий они неизбежно составляют основу некого эволюционного процесса. Но надо ли нам отправляться в далекие миры в поисках репликаторов иного типа и, следовательно, иных типов эволюции? Мне думается, что репликатор нового типа недавно возник именно на нашей планете. Он пока еще находится в детском возрасте, все еще неуклюже барахтается в своем первичном бульоне, но эволюционирует с такой скоростью, что оставляет старый добрый ген далеко позади. Новый бульон — это бульон человеческой культуры. Нам необходимо имя для нового репликатора, существительное, которое отражало бы идею о единице передачи культурного наследия или о единице имитации.От подходящего греческого корня получается слово «мимем», но мне хочется, чтобы слово было односложным, как и «ген». Я надеюсь, что мои получившие классическое образование друзья простят мне, если я сокращу «мимем» до слова мим [11.2].
.................
Психологическая привлекательность означает привлекательность для мозга, а мозг формируется в результате естественного отбора генов в генофондах. Они хотят установить, каким образом наличие такого мозга повышает выживаемость генов.
………….
Мне очень симпатичен такой подход и у меня нет сомнений, что наличие у человека мозга дает ему определенные генетические преимущества. Но тем не менее я полагаю, что эти коллеги, если они внимательно изучат те основы, на которых строятся их собственные допущения, обнаружат, что они принимают на веру не меньше, чем я. Главнейшая причина, почему желательно объяснять биологические явления с точки зрения генетических преимуществ, состоит в том, что гены представляют собой репликаторы. Как только в первичном бульоне сложились условия, в которых молекулы могли самокопироваться, репликаторы приняли эту функцию на себя. В течение более чем трех тысяч миллионов лет ДНК была единственным на свете репликатором, заслуживающим внимания. Однако она не обязательно должна сохранять свои монопольные права навечно. Всякий раз, когда возникают условия, в которых какой-либо новый репликатор можетсоздавать собственные копии, эти новые репликаторы будутстремиться взять верх и начать собственную эволюцию нового типа. Однажды начавшись, эта новая эволюция отнюдь не должна занимать подчиненное положение по отношению к прежней. Старая эволюция, происходящая путем отбора генов, создав мозг, предоставила «бульон», в котором возникли первые мимы. После появления самокопирующихся мимов началась их собственная, гораздо более быстрая эволюция. Мы, биологи, так глубоко прониклись идеей генетической эволюции, что нередко забываем о том, что это лишь одна из многих возможных эволюции.
Почему бы автору не признать, что эти «мимы» существуют не только в человеческом обществе, но и в животном и растительном мире и мире микроорганизмов и являются теми «единицами имитации», которые управляют генетическими мутациями в направлении совершенства и прогрессивной эволюции.


Цитата
Продолжим аналогию между мимами и генами. На протяжении всей этой книги я подчеркивал, что мы не должны представлять себе гены как сознательные, целеустремленные элементы. Однако слепой естественный отбор заставляет их вести себя так, как если бы они стремились к какой-то цели; поэтому, удобства ради, говоря о генах, мы пользовались соответствующими выражениями. Например, когда мы говорим: «гены стараются повысить свою численность в будущих генофондах», то на самом деле имеется в виду, что «те гены, которые ведут себя таким образом, чтобы их численность в будущих генофондах повышалась, это гены, эффекты которых мы наблюдаем в мире». Раз оказалось удобным представлять себе гены как активные единицы, которые целенаправленно трудятся, чтобы обеспечить собственное выживание, быть может, было бы удобно точно так же относиться и к мимам. Ни в том, ни в другом случае мы не впадаем в мистику. В обоих случаях идея цели — всего лишь метафора, но мы уже убедились, как плодотворна эта метафора применительно к генам. Мы даже наделяем гены такими эпитетами, как «эгоистичный» или «безжалостный», прекрасно зная, что это всего лишь манера выражаться. Можем ли мы точно таким же образом попытаться поискать эгоистичные или безжалостные мимы?
……………
Я предполагаю, что коадаптированные мимокомплексы эволюционируют таким же образом, как коадаптированные генные комплексы. Отбор благоприятствует мимам, которые эксплуатируют среду на собственное благо. Эта культурная среда состоит из других мимов, которые также подвергаются отбору. Поэтому мимофонд в конечном счете приобретает атрибуты эволюционно стабильного набора, проникнуть в который новым мимам оказывается трудно. Мои высказывания о мимах носят несколько негативный характер, но у них есть и жизнерадостный аспект. После смерти от нас остаются две вещи: наши гены и наши мимы.
И тем не менее гены у автора «ведут себя» и как бы разумно и осознанно влияют на изменения в организме, не видя и не зная о внешнем мире ничего. Что иначе как фантазией не назовёшь.


Цитата
Человек обладает силой, позволяющей ему воспротивиться влиянию эгоистичных генов, имеющихся у него от рождения, и, если это окажется необходимым, — эгоистичных мимов, полученных в результате воспитания. Мы способны даже намеренно культивировать и подпитывать чистый бескорыстный альтруизм — нечто, чему нет места в природе, чего никогда не существовало на свете за всю его историю. Мы построены как машины для генов и взращены как машины для мимов, но мы в силах обратиться против наших создателей. Мы — единственные существа на земле, способные восстать против тирании эгоистичных репликаторов [8].
А почему только человек «обладает силой, позволяющей ему воспротивиться влиянию эгоистичных генов»?


Цитата
Биологов интересует, почему организмы делают то или это. Они часто задают себе вопрос, почему организмы группируются в сообщества. Однако при этом они не спрашивают, хотя им следовало бы сделать это, почему живая материя группируется в организмы. Почему мировой океан не остался первобытным полем битвы свободных и независимых репликаторов? Почему древние репликаторы объединяются, образуя громоздкие роботы, в которых они и обитают, и почему эти роботы — индивидуальные тела, вы и я, — такие большие и такие сложные? Многим биологам даже не придет в голову, что здесь вообще может возникнуть вопрос. Все дело в том, что они привыкли ставить свои вопросы на уровне индивидуального организма. Некоторые биологи заходят даже так далеко, что рассматривают ДНК как механизм, используемый организмами для размножения, подобно тому, как глаз — это механизм, используемый для того, чтобы видеть! Читатели этой книги поймут всю ошибочность подобных представлений. Это истина, грубо поставленная с ног на голову. Они не могут не понимать также, что альтернативный взгляд на жизнь — взгляд с позиций эгоистичного гена — таит в себе собственную глубокую проблему. Это проблема — почти противоположная изложенной выше — о том, почему вообще существуют индивидуальные организмы, и притом такие крупные и такие явно целенаправленные, что они сбивают с толку биологов, заставляя их видеть все наоборот.
Я лично рассматриваю гены не только как некие частички живой материи, способные к самостоятельным действиям, но и как "инструмент" в "руках" организма для изменения себя.


Цитата
Фенотипическими эффектами данного гена обычно считаются все его воздействия на то тело, в котором он находится. Это общепринятое определение. Однако, как мы сейчас увидим, фенотипическими эффектами данного гена следует считать все воздействия, оказываемые им на окружающий мир.Возможно, что эффекты данного гена в сущности не выходят за пределы той последовательности тел, в которых он находится. Но в таком случае это всего лишь «в сущности». Это не должно входить в наше определение. При всем том следует помнить, что фенотипические эффекты данного гена — это те рычаги, с помощью которых он переносит себя в следующее поколение. Я хочу добавить к этому всего лишь одно: эти рычаги могут выходить за пределы индивидуального тела. Что может практически означать идея о расширенном фенотипическом воздействии гена на мир, лежащий за пределами того тела, в котором этот ген находится? При этом прежде всего приходят в голову такие артифакты, как плотины бобров, гнезда птиц и домики ручейников.
........
Ни у кого не вызывает сомнений, что домик личинки ручейника — адаптация, возникшая в процессе естественного отбора. Отбор, очевидно, благоприятствовал этому по существу таким же образом, как, скажем, эволюции твердого панциря у омаров. Как таковой домик дает преимущество организму в целом и всем его генам. Но мы теперь уже привыкли рассматривать блага, получаемые организмом, как случайные с точки зрения естественного отбора. Действительно важные преимущества — это преимущества для тех генов, которые обусловливают защитные качества панциря. Что касается омара, то у него все обстоит, как обычно. Совершенно очевидно, что панцирь составляет часть его тела.
Тут или гены разумны и способны на фенотипические эффекты или не разумны, но разумен естественный отбор. Но ни то, ни другое не может и не обладает разумом. Я предлагаю третье - разумен организм. Никакие гены не могли бы додуматься до плотин бобров, гнёзд птиц, домика ручейника или раковины улитки.
А естественный отбор, как внешний фактор эволюции, способен только на принуждение к коррекции уже ранее принятого решения или изменения.


Цитата
Естественный отбор благоприятствовал тем генам предковых ручейников, которые обусловили способность их обладателей строить хорошие домики. Гены воздействовали на поведение, предположительно оказывая влияние на эмбриональное развитие нервной системы. Генетик, однако, реально видит лишь воздействие генов на форму и на другие свойства домиков. Генетик должен считать, что гены, обусловливающие форму домика, — это такие же гены, как и те, что обусловливают, например, форму конечности. По всей вероятности, никто не изучал на самом деле домики ручейников в генетическом аспекте. Для этого необходимо располагать точными родословными ручейников, выращивавшихся в неволе, а разводить их очень трудно. Однако и не изучая генетику, можно быть уверенным, что существуют, или по крайней мере некогда существовали, гены, обусловливающие различия между домиками личинок ручейников. Для этого достаточно иметь вескую причину, позволяющую считать эти домики приспособлением в дарвиновском смысле. В таком случае должны существовать гены, контролирующие изменчивость домиков, так как отбор способен создавать приспособления лишь при наличии наследственных изменений, из которых он мог бы выбирать. Поэтому, хотя генетикам такая идея может показаться странной, было бы разумным говорить о генах, «определяющих» форму песчинок, их размеры, твердость и т. п. Любой генетик, возражающий против таких высказываний, должен (если он хочет быть последовательным) возражать, когда говорят о генах, определяющих цвет глаз у дрозофилы, морщинистость семян гороха и т. п. Единственная причина, по которой идея эта применительно к песчинкам может показаться странной, состоит в том, что песчинки не относятся к живым объектам. Кроме того, представить себе возможность непосредственного влияния генов на свойства песчинки особенно трудно. Генетик может заявить, что гены оказывают прямое влияние не на сами песчинки, а на нервную систему, которая определяет поведение насекомых и тем самым выбор песчинок. Однако мне хотелось бы попросить такого генетика как следует подумать над тем, что, собственно, он имеет в виду, говоря о генах, оказывающих влияние на нервную систему. Единственное, на что гены могут оказывать прямое влияние, это на белковый синтез. Влияние гена на нервную систему или же фактически на цвет глаз или на форму горошин никогда не бывает прямым. Ген определяет аминокислотную последовательность некоего белка, который влияет на X ,влияющий на У, влияющий на Z, которое в конечном счете определяет форму семени или связи между нервными клетками. Домик личинки ручейника — лишь дальнейшее продолжение такого рода последовательности. Твердость песчинки — это расширенный фенотипический эффект генов ручейника. Если мы вправе говорить, что ген оказывает воздействие на морщинистость горошины или на нервную систему данного животного (все генетики считают, что это так), то законно говорить также о том, что от гена зависит твердость песчинок, из которых личинка ручейника строит свой домик. Поразительная мысль, не так ли? Между тем приведенных рассуждений избежать невозможно.
Теперь мы можем обобщить то, что было установлено для ручейников. Если я прав, говоря о влиянии, оказываемом генами фасциолы, то из этого вытекает, что мы вправе говорить о влиянии генов фасциолы на тело улитки в том же смысле, в каком мы говорим о влиянии на него генов самой улитки. При этом гены фасциолы как бы выходят за пределы своего «собственного» тела и манипулируют внешним миром. Как и в примере с ручейниками, генетикам такой язык может показаться неприемлемым. Они привыкли к тому, что эффекты данного гена ограничены телом, в котором он находится. Однако снова, как и в случае с ручейниками, если более внимательно отнестись к тому, что генетики вообще имеют в виду под «эффектами» генов, такая некорректность окажется необоснованной. Нам нужно лишь согласиться с тем, что изменение раковины улитки — это адаптация, возникшая у фасциолы. В таком случае она должна была возникнуть в результате естественного отбора генов фасциолы. Мы продемонстрировали, что фенотипические эффекты гена могут распространяться не только на такие неодушевленные объекты, как песчинки, но и на «другие» живые тела.
Невозможно, если не признавать направленных генетических мутаций. А само же утверждение автора, что гены могут влиять не только на другие живые организмы, но и на не живые предметы - вообще ни в какие рамки.


Цитата
Я выбрал крайние примеры. Однако в природе известно множество ситуаций, когда животные и растения манипулируют, хотя и не в такой резко выраженной форме, поведением других особей, принадлежащих к тому же самому или к какому-либо другому виду. Во всех случаях, в которых естественный отбор благоприятствует генам, определяющим такое манипулирование, мы вправе говорить, что эти гены обладают (расширенными фенотипическими) эффектами, выражающимися в манипулировании поведением другого организма. В каком теле физически находится данный ген, не играет роли. Объектом манипулирования может быть то же самое или другое тело. Естественный отбор благоприятствует тем генам, которые манипулируют окружающим миром, чтобы обеспечить собственное размножение. Это ведет к тому, что я называю центральной теоремой расширенного фенотипа: Поведение данного животного направлено на максимизацию выживания генов, «определяющих» это поведение, независимо от того, находятся ли эти гены в теле того животного, о котором идет речь.Я сформулировал здесь эту теорему применительно к поведению животного, но она, конечно, приложима к окраске, размерам, форме — ко всему, чему угодно. Настало, наконец, время вернуться к проблеме, с которой мы начали — к противоречию между индивидуальным организмом и геном как конкурирующими между собой кандидатами на центральную роль в естественном отборе.
...................
Я хочу закончить кратким манифестом, подведением итогов всего взгляда на жизнь в свете концепции эгоистичный ген — расширенный фенотип. Я считаю, что этот подход применим к живым существам в любом месте Вселенной. Основная единица жизни, ее главный двигатель — это репликатор. Репликатором можно назвать любой объект во Вселенной, который самокопируется. Репликаторы появляются главным образом случайно, в результате беспорядочного столкновения мелких частиц. Однажды возникнув, репликатор способен генерировать бесконечно большое множество собственных копий. Однако процесс копирования никогда не бывает совершенным и в популяции репликаторов возникают варианты, отличающиеся друг от друга. Некоторые из этих вариантов утрачивают способность реплицироваться, и после того, как их представители прекращают свое существование, эти варианты вообще исчезают. Другие еще продолжают реплицироваться, но делают это менее эффективно. Между тем оказывается, что особенности некоторых вариантов дают им возможность реплицироваться даже более успешно, чем их предшественники и современники. Именно их потомки начинают занимать в популяции господствующее положение. С течением времени мир заполняется самыми эффективными и изобретательными репликаторами. Постепенно открываются все более и более изощренные способы, обеспечивающие эффективную репликацию. Репликаторы выживают не только благодаря своим собственным качествам, но и благодаря влиянию, которое они оказывают на окружающий мир. Их влияния могут быть весьма косвенными. Достаточно, чтобы в конечном счете эти влияния, какими бы извилистыми и косвенными путями они ни осуществлялись, обладали обратной связью и способствовали успешному самокопированию репликатора.
Я бы сказал, что автор в своей книге провозглашает и превозносит как бы Диктатуру Генов над Организмом. В то же самое время, как было видно из всей книги, автор недооценивает Диктатуру Организма на Генами. Я понимаю увлечённость автора своей идеей. Но при этом надо бы автору обратить внимание на то, что гены ничего не решают и не определяют. И живой организм нельзя делать безвольным и послушным рабом своих генов. Над генами есть власть и эта власть называется Понимание Организма. А мозг Организма делает его влияние на Гены ещё более сильным и быстрым, ускоряя тем самым вращение "колеса эволюции" его обладателей.

А если говорить в целом, то книга мне понравилась. :)
Но читать её можно возрастом только старше 35 лет и то только мужчинам. :)
Очень вредно всё это знать для репродуктивной системы. :)

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
"Направленные мутации иммуноглобулинов"
http://ru.wikiversity.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0­%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%BC%D1%83%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D­0%B8_%D0%B8%D0%BC%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%BE%­D0%B1%D1%83%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2
Цитата
Следствие 2: Существование механизма не случайных, а направленных мутаций указывает на то, что видообразование происходит планомерно в зависимости от окружающих условий, которые имеются в памяти иммунной системы.

Данное следствие, предполагает, что если принципиально могут существовать направленные мутации при реализации иммунной системы, то ровно также могут возникать направленные мутации в половой системе. Разница лишь в том, что в одном случае мы знаем этот механизм, а во втором нет. Пока нам, кажутся геномные мутации - случайным процессом. Но это лишь потому, что мы не можем уловить цель и точный механизм этих геномных замен, а ведь этот процесс может быть направлен тем или другим обстоятельством (например, экологи отмечают важность экологической ниши для видобразования). Вопрос лишь в силе этого направленного воздействия. Более того, изучая геномы и происходящие там процессы мы все больше видим там сложный процесс, в котором совершенно отсутствует случайность. Наоборот, предположение случайности - это методологически просто начальный подход к изучению. Отдельно взятая молекула движется не случайно, а по определенным четким законам. А вот когда говорят, что она движется случайно - это лишь упрощенное рассмотрение её в рамках термодинамики, но переходя к наблюдению отдельной молекулы мы видим законы движения. Мы пока не можем понять есть ли групповое движение с какой либо целью, но на макроуровне такое движение видим - направление течения реки. Так же и в видообразовании - на макроуровне мы видим не случайность видообразования, на микро уровне пока нет, но механизмы эти не случайны, а направлены, вопрос лишь как.

И ещё почитайте:
"Оловников А.М. Биологическая эволюция на основе неслучайной изменчивости, регулируемой организмом // Биохимия. 2009."
http://lib.znate.ru/docs/index-144440.html?page=67

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
«Чудеса» мимикрии.
Есть такой паук, который живёт в пустынных и каменистых местах – называется верблюжий паук. На этих пауков любят охотиться птицы.



А на птиц, которые охотятся за верблюжьими пауками научились охотиться паукохвостые гадюки.



«Паукохвостая гадюка (Pseudocerastes urarachnoides) - относительно недавно (в 2006 г.) описанный вид рода Ложные рогатые гадюки (Pseudocerastes). Найдена на западе Иране и известна по единичным находкам из провинций Керманшах и Илам. Странное образование из удлиненных и видоизмененных чешуй на конце хвоста этой змеи имитирует членистоногое (urarachnoides - "паукохвостая"). Змея питается преимущественно птицами, которых приманивает при помощи извивающегося кончика хвоста.»
Видео: http://www.youtube.com/watch?v=9plB09omhKk
=============================================

Невозможно не удивляться такой мимикрии, доведённой до вершины совершенства.
По-видимому эта гадюка когда-то научилась высовывать кончик хвоста перед своей головой и им шевелить наподобие червячка для приманивания птиц. А в это время подальше от этого кончика хвоста бежал паук. Тут его заметила птица, подлетела, подскочила к пауку, схватила его и улетела. А змея осталась без добычи – без птицы. И тут змея поняла и подумала: «Эврика! Надо сделать так, чтобы кончик хвоста стал похожим на того паука, тогда птица попадется мне на обед». И мысленно передала тем самым свои желания своим генам, которые, получив соответствующую команду, стали мутировать там где надо и как надо. Конечно, сейчас это воспринимается как шутка или фантазия. Но это будет не долго.

Вы думаете это случайные мутации случайно создали такое утолщение именно на конце хвоста похожее на верблюжьего паука? Вы думаете это случайно это утолщение имеет окраску как брюшко паука? Вы думаете, что это случайным образом чешуйки змеи именно возле этого утолщения стали похожи на лапки паука и даже шевелятся, подражая движениям лапкам паука? Вы думаете это случайно в мозге гадюки возникли нейроны, управляющие хвостом так, как движется верблюжий паук? Вы думаете эта гадюка случайно научилась пользоваться своей приманкой на кончике хвоста?
На все эти вопросы у меня один ответ – нет не случайно.

Обычно комментаторы таких удивительных вещей в природе говорят: в ходе эволюции животное создало себе приспособление и научилось им ловко пользоваться. И они правы. Именно в ходе эволюции, именно само себе создало и именно научилось благодаря своему пониманию.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
«Млекопитающие могут программировать пол потомства»
http://www.newsfiber.com/p/s/h?v=ErkW1BiEhlXo%3D+HVPGyP4W4n8%3D

Цитаты из сообщений:
Цитата
Влияние на численное соотношение полов наблюдается у некоторых насекомых и птиц, однако сходное явление у млекопитающих представляет особый интерес для ученых,….Механизм выбора пола потомства у млекопитающих по-прежнему остается загадкой, сообщается в публикации. Ученые выдвигают различные версии. Одни считают, что яйцеклетка может быть более чувствительна к определенному виду семени. Другие полагают, что сперматозоиды, от которых рождаются самцы, отличаются по форме, а самка может ускорять или замедлять их продвижение по половым путям. Третьи уверены, что выбор происходит на стадии зиготы, когда яйцеклетка уже оплодотворена.
Цитата
Впрочем, конкретный механизм, с помощью которого звери могли бы управлять соотношением полов среди детей, пока не раскрыт.
Цитата
Как работает механизм выбора пола – непонятно, но известно, что он контролируется самками. По одной из теорий, сперматозоиды имеют разную форму в зависимости от хромосом, которые они несут, и благодаря этому самка может регулировать их движение на пути к яйцеклетке. Ученые предполагают, что способность "выбирать" пол своих детей есть и у людей. Что касается людей, то здесь тоже есть вероятность того, что женщины могут подстраивать пол будущего ребенка. Так, анализ данных показал, что в полигамных обществах у жен с более высоким статусом рождается больше сыновей, чем у женщин с низким статусом. Пока не ясно точно, как происходит процесс «выбора» пола будущего потомства, понятно только одно – выбирает пол именно самки.
Цитата
Аналогичные закономерности прослеживаются и среди людей. Например, у миллиардеров, которые зачастую являются доминантными самцами, преимущественно рождаются сыновья, обеспечивающие в среднем больше потомства, чем женщины. Однако замечено, что в голодные времена у социально успешных людей рождалось больше дочерей, потому что им требуется меньше пищи, соответственно, у них и больше шансов выжить.
Цитата
Это не осознанный выбор, однако автор исследования Джозеф Гарнер утверждает, что у самок имеется возможность оценить состояние своего здоровья, достоинства своих партнеров и свое окружение, чтобы определиться с будущим полом детенышей.

*************
Версий на этот счёт много. Но я буду не я, если не прицеплю сюда и свою версию. :)
А она, как не трудно догадаться, будет связана с направленными мутациями. Направленными психикой животного или человека. И именно мутациями - ведь слияние генов в яйцеклетке с генами в сперматозоидах – есть ничто иное как одна грандиозная мутация. И потому в этом процессе, как я считаю, участвуют и нервные импульсы от мозга, который после некоторого анализа и оценки увиденной, услышанной и т.д. информации каким-то образом (возможно электрохимическим) коррелирует процесс создания пола животного или человека. И не надо это делать осознанно. Вполне достаточно на самом бессознательном, на самом интуитивном, на самом примитивном, на самом бессловесном уровне анализа и понимания информации об окружающей действительности. А если коротко, то: Направленные психикой мутации в момент оплодотворения определяют пол животного и человека. Чьей психикой – мужской или женской (это если рассматривать человека)? На мой взгляд всё зависит от психологического «волевого настроя» во время зачатия: если мужской сильнее женского – сперматозоиды будут доминантными и будет мальчик, а если наоборот – яйцеклетка будет доминантной и будет девочка. Своего рода война полов во время процесса любви.

P.S. Продолжение этого поста см. в теме "О половой доминанте" http://www.nkj.ru/forum/forum10/topic18720/messages/

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Один маленький шажок к пониманию влияния нервных импульсов на гены:

"Воспоминания сохраняются в нейронах с помощью эпигенетических механизмов"
http://compulenta.computerra.ru/chelovek/neirobiologiya/10008721/
Цитата
То, что деятельность нейронов отражается на их ДНК, косвенным образом подтверждается тем, что у нейронов после проведения того или иного сигнала усиливаются или ослабляются синапсы с другими клетками. ........
В действительности команда Дэвида Суитта проверяла известную гипотезу о том, что формирование долговременной памяти подключает эпигенетические механизмы, которые ведут к модификациям ДНК клетки.
Когда-нибудь придут и к пониманию влияния нервных импульсов не только на ДНК (гены) клеток мозга, но и на ДНК (гены) половых клеток.
А затем - и психики животных и человека на ДНК (гены) половых клеток.
Что и станет затем доказательством возможности направленных генетических мутаций даже самой простейшей психикой животных и даже "психикой" растений. Что уж говорить о человеке, который будучи "вершиной эволюции" всего живого на Земле вопреки принципу естественного отбора не приобрёл ни клыков как у леопарда, ни кожи и шерсти как у дикого кабана, ни когтей как у ястреба, ни ядовитых зубов как у кобры. А почему? А потому - он этого не хотел. Он хотел быть красивым и умным. И он таким стал.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
«Чудеса» мимикрии – 2».

Видов мимикрии много. Но мне особенно нравится фитомимикрия насекомых, т.е. мимикрия насекомых под растения. Как только насекомые не маскируются!


И под сухой или зелёный листик. И при этом присмотритесь – крылья бабочки почти неотличимы от сухого листа дерева – и по цвету, видны и прожилки на нём, точнее на них, виден и черенок, сделаны даже отверстия в них как и в сухом настоящем листе, когда в нём проваливаются частички листа и образуются дырочки. И при этом бабочка понимает, что она более не заметна, когда её крылья-листья сложены. А если ей грозит опасность, то она начинает даже плавно колебаться в подражание сухому листу.


И под палочки и веточки. И просто под зелёные листья. И под кусочки обгрызенных зелёных или сухих коричневых листьев. И при этом как утверждают энтомологи – кусочки обгрызенных листьев можно немного поворачивать и насекомое не противится этому, а наоборот поддерживает эти движения и новые положения «листков», уподобляясь настоящим кусочкам листьев.


И под сучки на ветке дерева, торча на нём под правильным углом и в правильную сторону - как и полагается настоящему сухому сучку. И уподобляются своей внешней оболочкой сухому, свёрнутому в трубочку листу дерева или покрывают себя кучкой трухлявых кусочков «листьев».

Невозможно не удивляться и невозможно не восхищаться этим. Невозможно не удивляться тому пониманию насекомых окружающей их действительности и их изобретательности в способах маскировки своего тела в ней.

Естественный отбор принимал в этом большое участие – больше выживали те насекомые, которые имели более точную копию своего тела или частей тела чему-либо в растительном мире. Их меньше замечали, ловили и съедали птицы, другие насекомые, пресмыкающиеся и т.д. Но случайными эти виды мимикрии не были – это однозначно. Не могли случайные мутации ни подсказать, ни принять решение, что этому насекомому надо сделать крылья похожими на лист, этому налепить пластинки в виде погрызенных листьев, а этому уподобится по форме сучку или веточке. Я в это не верю.

Только само животное, в данных случаях насекомые, могли принять решение на что ему быть ему похожим - на листик, на сучок, на веточку или кучку сухих листиков. Только генетические мутации, направленные пониманием животными увиденной ими окружающей их природы и желанием быть незаметными в ней и каким способом - позволяют дать правильное объяснение этим и вообще всем видам мимикрии в живой природе, которую биологи в большинстве случаев сейчас объяснить не могут. Объяснить могут разве только линьку на зиму зайца-беляка. И то как заяц-беляк мозгами "включает" линьку в нужное время, когда он видит первый белый снег - не понимают.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
О пятнистости домашних животных.



Кошки, собаки, лошади, коровы, свиньи, козы, куры, гуси, ...... голуби .….
Одомашненных, прежде диких животных – очень часто «бьёт в пятна». Почему? Как я предполагаю, это произошло и происходит потому, что существенно поменялось их место обитания. Животные, живя с человеком, потеряли ту дикую среду обитания, в которой жили их дикие предки. Им уже не надо прятаться от хищников или подкрадываться и нападать - а потому прежняя маскировочная их окраска внешнего вида – шерсти и кожи – в общем то перестала им быть нужна. Это во-первых. А во-вторых, перед их глазами уже другая обстановка – не однообразная дикая растительность лесов и лугов, а пёстрая и часто меняющаяся обстановка жилья и множества предметов людей. Среда, в которой живёт человек пёстрая и разнообразная. И видя эту пёструю и разнообразную среду, одомашненные животные также стали преимущественно пёстрыми или пятнистыми. То есть видимая ими среда влияет на внешний вид животных. Это происходит у животных, как я считаю, посредством влияния их психики, нервных импульсов несущих информацию (в данном случае посредством глаз) об окружающей их обстановке на генетические изменения, влияющие на изменения внешнего вида в соответствии той обстановке, которую они видят.

Как современный пример того, как меняется окраска шерсти животного при попытке его одомашнить – это попытка одомашнить серебристо-чёрных лисиц. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%8B%D0%BA%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0­%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BB%D0%B8%D1%81%D0%B8%D1%86%D0%B0
Цитата
Одомашнивание
В 1959 году Д. К. Беляевым, директором Института цитологии и генетики, был начат многолетний эксперимент по одомашниванию серебристо-чёрных лисиц. В процессе эксперимента отбирались для размножения только особи, наиболее доброжелательно относящиеся к человеку. Результатом эксперимента стало создание популяции одомашненных серебристо-чёрных лисиц, у которых присутствуют отличия от их диких предков в физиологии, морфологии и поведении. В итоге получилась популяция доместицированных лисиц, у некоторых представителей которой проявляются признаки отсутствовавшие у исходной популяции: загнутый хвост, изменение окраски шерсти (появление белой пятнистости), изменение пропорций черепа, у некоторых щенков в раннем возрасте заметны повислые уши. Произошло изменение сезонности размножения. Наблюдаются изменения в различных системах, в том числе нейроэндокринной. Ухудшилось качество меха. Данный проект является моделью микроэволюционного процесса и ведется в исследовательских целях

Аналогичный случай - появления пятнистости – проявляется и у одомашненной лисы обыкновенной рыжей. Т.е. одомашнивание – это почти всегда потеря животным маскировочной мимикрии во внешнем виде. И как ещё пример, только наоборот - сохранения маскировочной окраски, близкой к окраске своих предков – это окрас шерсти немецких и восточно-европейских овчарок, которые хоть во многом и одомашнены, но по своим генам не далеко ушли от волков. А потому считаются одними из самых опасных для человека собак, наравне с питбулями и бультерьерами.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
«Ученые решили "дилемму Дарвина"»
http://it.tut.by/365925
Цитата
Животные просто стремились заполнить новые ниши, открывающиеся для их жизни в природе.

А почему бы не предположить, это "просто стремились" не просто, а по какой-то очень веской и реальной причине, а не "новые ниши"?
Вот я и предполагаю, что тот "кембрийский взрыв" видообразования животных произошёл по той причине, что у животных появились и стали бурно развиваться глаза. То есть животные в тот период прозрели и могли уже довольно чётко видеть, пусть и не в цвете, окружающую их обстановку, предметы в воде и главное друг друга - как добычу, так и половых партнёров, так и врагов, которые могли их съесть. У животных, если можно так сказать, "открылись глаза" на белый свет и на те же "новые ниши" вокруг них, которых они ранее не видели. И это стало мощнейшим информационным каналом от окружающего их подводного мира, к их примитивному, но уже мозгу, а от мозга в свою очередь пошла информация на их генетический механизм, который ещё не имел тех защитных от мутаций генетических элементов, которые появятся у животных позже. И от этого взрывного потока информации произошёл "генетический взрыв", приведший к разгулу видообразования - самых причудливых и более никогда неповторимых животных, подавляющее большинство которых потом вымрет. Другими словами, вполне возможно, что необузданная фантазия только что прозревших животных, у которых от увиденного "глаза разбежались", и была причиной тех бурных генетических мутаций и следовательно таких же бурных и "многовариантных" животных кембрийского периода.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
О цвете яиц у кукушковых ткачей, кукушек и других птиц.


1. «Кукушковые ткачи открыли эффективность множественного подлога»
http://lenta.ru/news/2013/09/25/cackoo/

Обратите внимание на эти слова в статье:
Цитата
«Кукушковые ткачи открыли….», «….птицы принимают решение…».
Видите: «открыли», «принимают решение». Кто? Птицы. Конечно, эти слова можно воспринимать как некую иносказательность и отнести их на стиль журналистов писать так, чтобы было понятно любому обывателю. Но тем не менее, по-другому и не скажешь и они правы – всё именно так и есть. Птицы и «открывают» и «принимают решение» (без кавычек) в меру своего понимания. А понимание у них есть и это не вызывает сомнений.

Теперь обратите внимание на эти слова в статье:
Цитата
«…цвет яиц у хозяев постоянно меняется, а паразиты постоянно пытаются его имитировать.»
Видите – дважды слово «постоянно». Т.е. этот процесс не разовый и не единичный, а системный и происходящий как в не далёком прошлом, так и в настоящее время. И не просто в настоящее время, а что называется «здесь и сейчас», а не растянуто на столетия или тысячелетия.

2. «Зоологи обнаружили "гонку вооружений" в окраске птичьих яиц»
http://lenta.ru/news/2012/04/17/eggs/
Цитата
«Один из авторов, Мартин Стивенс, так комментирует находку: "Тридцать лет назад кукушковые ткачи…»
....
«….. цвет действительно достаточно быстро изменился за прошедшие несколько десятков лет.»
Конечно, за эти в данном случае тридцать лет никто не проводил наблюдений самого процесса изменения цвета яиц и потому не известно в течение какого времени происходило это изменение – может это было и десять лет, а может и 2-4 года. Но в любом случае – быстро.

Так как же может происходить такое быстрое изменение цвета яиц у птиц, подкладывающих свои яйца в чужие гнёзда? Ведь это никакими случайными (хаосными) мутациями или влиянием слепого естественного отбора на цвет яиц не объяснишь. А потому привожу ниже свою версию последовательности этого процесса.

Последовательность действий птицы по изменению цвета своих яиц.
1. Увидеть цвет яйца/яиц (и цвет и размер пятен на них) хозяина гнезда.
2. «Сфотографировать» с сетчатки глаз в память мозга этот цвет и пятна на нём.
3. Захотеть окрасить скорлупу своего яйца в как можно более похожий цвет и пятна на нём.
4. Дать мозгом команду репродуктивному органу на формирование скорлупы с нужным (увиденным и запомненным) цветом фона и пятен.
5. Питаться плодами (или камешками или чем-то другим), имеющими пигментные частицы, подходящие по общему цвету фона и цвету пятен будущих яиц.
6. Найти гнездо той птицы-хозяина, цвет яиц которых будет похож на цвет своих яиц и отложить в нём свои яйца.
7. Повторять эти действия из гнезда в гнездо и из года в год и производить корректировку цвета яиц при необходимости.

Конечно, этот пример не является примером для доказательства того, что я утверждал ранее – что нервная система способна вызывать и влиять на мутации в генах. Но тем не менее, этот пример с кукушковыми ткачами, несомненно, является доказательством того, что нервная система способна влиять на репродуктивную систему (что, понятно, весьма близко к генетической системе) – в данном случае на цвет и раскраску яиц у птиц, занимающихся гнездовым паразитизмом. И при том по своему их (птиц) желанию и разумению. Т.е. я по прежнему утверждаю, что влияние психики животного на самого себя как на внешность, так и на внутренние процессы в организме, в том числе и генетические - ещё предстоит открыть к удивлению и осмеянию всех ортодоксов от биологии, не способных выйти за рамки своих стереотипов.

И как добавление хочу вам напомнить, что домашние птицы, например, куры, если они белые, то несут белые яйца, а если коричневые, то несут коричневые яйца – хотя питаются они одним и тем же кормом. Если, конечно, белых кур не кормить таким кормом, который будет влиять на окраску цвета яиц. Но вот коричневых кур принудить снести белое яйцо, наверное, так просто не получится. Это всё опять же говорит в пользу того, что цвет яиц зависит и от выбранного птицей цвета своего оперения, который в свою очередь выбран самой же птицей.

Вася из Минска.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9 ... 201 След.
Читают тему (гостей: 7, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

О живой клетке и Эволюции.


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее