Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Как грустны сумрачные дни...»

Кандидат географических наук Марк Софер. Фото Натальи Домриной

Точнее всего последний месяц осени характеризует пословица: «Ноябрь — сентябрев внук, октябрев сын, зиме — родной брат». Но по сравнению с «родственниками» у ноября откровенно плохая репутация, которая связана с его неустойчиво-холодной, сырой погодой и самыми тёмными ночами в году. Не радуют и ноябрьские пейзажи: сплошь голые, чёрные стволы сбросивших листву деревьев — на фоне тумана или дождя. Мало кто добровольно согласится на отпуск (если проводить его в наших средних широтах, разве что уехать, улететь куда-нибудь) в это некомфортное время. Говоря современным языком, рейтинг у ноября самый низкий. Причём в России он невысок даже на южных курортах. Но если пренебречь югом и остаться... дома?

Среднемесячная температура ноября за период с 1879-го по 2010 год в Москве составила –1,2oС (правда, в последние десятилетия климатологи отмечают некоторое «потепление» столичного ноября: –0,9oС). В Санкт-Петербурге в среднем заметно «теплее»: +0,1...+0,5oС, зато влажность почти постоянно в пределах 81—87%.

Поздняя осень. Грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели.

Это унылый пейзаж Николая Алексеевича Некрасова (1854 год). А вот взгляд Иосифа Бродского (1967 год):

Ноябрьским днём, когда защищены
от ветра только голые деревья,
а всё необнажённое дрожит,
я медленно бреду вдоль колоннады
дворца, чьи стёкла чествуют закат
и голубей, слетевшихся гурьбою
к заполненным окурками весам
слепой богини.
Старые часы
показывают правильное время.
Вода бурлит, и облака над парком
не знают толком, что им предпринять,
и пропускают по ошибке солнце.

Да, странный он, ноябрь! Вроде даже уже не осень, но ещё не зима. При этом в начале месяца в средних широтах температура может скакнуть до +12...+14oС, зато в конце — опуститься до ?22...?23oС. Ни в каком другом месяце не бывает такой колоссальной разницы между максимальными и минимальными температурами. Это напрягает, но при соответствующей одежде можно приспособиться.

Труднее привыкнуть к самому процессу вхождения в этот неблагоприятный период года. Естественно, что понижение температуры, слякоть, пронизывающий ветер, короткий световой день, редкое солнечное сияние не могут не сказаться на физиологическом состоянии людей. Обостряются хронические заболевания, скачет кровяное давление, ломит суставы, учащаются приступы сердечной и головной боли… Ухудшается аппетит, появляется раздражительность, повышается утомляемость, тянет в сон… Врачам симптомы «осенней болезни» хорошо знакомы, хотя сезонное эмоциональное расстройство всё же не болезнь, а именно состояние тела и души. И вот как это выражено у Афанасия Фета (1883 год):

Как грустны сумрачные дни
Беззвучной осени и хладной!
Какой истомой безотрадной
К нам в душу просятся они!

Исследования показывают, что почти каждый третий из нас чувствует поздней осенью значительный упадок сил, а для каждого десятого симптомы настолько существенны, что можно говорить о депрессии. Термин, произошедший от латинского «depressio», что означает «подавление», очень точно отражает состояние человека, который устойчиво находится в подавленном настроении: отпуск, дачный сезон и все прочие прелести лета остались позади, а что впереди, кроме злого ветра, мерзких осадков, темноты и холодов?

По мнению психологов, первые симптомы сезонной депрессии — это спад эмоциональности, замедление мыслительных процессов, снижение работоспособности, мрачные мысли об окружающем мире, потеря интереса к жизни. Снижается и мышечная активность: можно целый день проваляться на диване, не испытывая ни малейшего желания двигаться. Но проявляться депрессия может по-разному: один человек испытывает приступы раздражительности, вспыльчивости, детской капризности, другой, наоборот, становится пассивным и печальным, про такого нередко говорят «впал в меланхолию». Это безрадостное состояние знакомо человечеству с давних времён. Его символом служит знаменитая одноимённая гравюра Альбрехта Дюрера. Созданной им в 1514 году «Меланхолии» посвящено множество исследований, но даже спустя пять столетий, она, на мой взгляд, остаётся неразгаданной. Чего нельзя сказать о самом состоянии, в изучении которого наука значительно продвинулась.

Если учёные подразумевают под меланхолией определённый вид психической подавленности, то в быту это состояние определяется звучным словом «хандра», и оно настолько давно и прочно вошло в русский язык, что забывается его происхождение. Мы говорим «осенняя хандра», «хандрить», «захандрил», не задумываясь о первоначальной основе этого слова. А происходит оно от греческого медицинского термина «ипохондрия» (hypohondria) и буквально переводится как «болезнь под хрящём» («под ложечкой»), вызывающая уныние и меланхолию. Примерно то же — некую «болезнь селезёнки» — означает и английское «spleen» (в буквальном переводе «селезёнка»). Гений Пушкина объединил оба значения и превратил заимствованные слова в поэтический образ душевного состояния Онегина:

Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому сплину,
Короче: русская хандра
Им овладела понемногу...

«Тоскующая лень» — симптом греческой «хондрии», ставшей русской «хандрой», надолго поселяется в онегинской душе, и избавиться от неё невозможно:

Хандра ждала его на страже,
И бегала за ним она,
Как тень иль верная жена.

Как это ни удивительно, но на вполне очевидную связь жизненного тонуса и погодных условий учёные обратили внимание лишь в конце прошлого века. В настоящее время специалисты называют две главные причины, способствующие развитию осенних депрессий, — психологическую и физиологическую.

Кажется, ничего особенного не происходит: день идёт за днём; листья желтеют, краснеют, буреют, затем опадают; температура постепенно снижается, хотя до реальных холодов ещё далеко… Так что же? Осенний сезон принципиально меняет наш уклад. Мы начинаем жить в ином ритме, ином свете, ином настрое. Уходит чувство летней свободы. Подступает ожидание конца года. И мы погружаемся в размышления о неоправдавшихся надеждах, о том, чего мы так ждали от этого лета и что не осуществилось. Планы, желания, вдохновлявшие ещё пару месяцев назад, оборачиваются тяжкой обязанностью, от которой хочется избавиться, чтобы «спокойно жить».

Особенно чувствительны к сезонным изменениям творческие натуры. Многие русские поэты оставили столь чёткие описания своих психофизических ощущений осенних невзгод, что ими могут воспользоваться практикующие ныне психотерапевты. Вот лишь несколько поэтических примеров «осенней хандры»:

Когда на серый, мутный небосклон
Осенний ветер нагоняет тучи
И крупный дождь
в стекло моих окон
Стучится глухо, в поле вихрь
летучий
Гоняет жёлтый лист и разложён
Передо мной в камине огнь
трескучий, —
Тогда я сам осенняя пора:
Меня томит несносная хандра.

Типичная осенняя непогода, томление духа, «русская хандра»... Многие и сегодня готовы отнести к себе эти строки Афанасия Фета, а им уже больше 170 лет! Тот же страдальческий мотив характерен для болезненно-ироничных ощущений Саши Чёрного (1909—1910 годы):

На продрогшие осины
Ветер северный летит,
Хмуро сучья шевелит.
Тени холодны и длинны.
Сердце стынет и болит.

И ещё:

Промокло небо и земля,
Душа и тело отсырели.
С утра до вечера скуля,
Циничный ветер лезет в щели.
Дрожу, как мокрая овца…
И нет конца, и нет конца!

Восприятие поздней осени Эмилем Верхарном в переводе Макса Волошина уже ближе к мистицизму (1904 год):

Вот он — Ноябрь — в дождливой
одежде,
В страхе забился в углу у огня.
Робко глядит он, а в поле,
как прежде,
Ветры, деревья, звеня и стеня,
В сумраке тусклом, сыром
и дождливом
Кружатся, вьются, несутся
по нивам.

Схожие мрачно-мистические мотивы встречаем у Анны Ахматовой (1915 год):

Заплаканная осень, как вдова
В одеждах чёрных, все сердца
туманит.

Депрессивную осень можно иллюстрировать сотнями прекрасных поэтических строк. Примеры светлого восприятия осени встречаются гораздо реже, и главный здесь — Пушкин!

Дни поздней осени бранят
обыкновенно,
Но мне она мила,
читатель дорогой...
<...>
Из годовых времён я рад
лишь ей одной,
В ней много доброго…

Поздней осенью у человека происходит сбой на биохимическом и гормональном уровне, что провоцирует обострение хронических заболеваний. При погодных встрясках резко снижается количество кислорода в воздухе, это ведёт к гипоксии (кислородному голоданию) тканей организма, в том числе мозга. Острее всех на приход осени реагируют люди с психическими расстройствами, сердечно-сосудистыми заболеваниями, вегетососудистой дистонией и мигренями.

Меняется всё не только вокруг, но и внутри нас. Перестраивается весь человеческий организм. И те люди, у которых адаптивные способности снижены, не успевают приспособиться. Если летом можно было обойтись лёгкой пищей, то теперь хочется чего-то поплотнее и пожирнее, поскольку требуются дополнительные калории, чтобы согреться. Вот почему с наступлением осени многие люди набирают вес. Вполне естественно, ведь у большинства животных наблюдаются те же самые поведенческие реакции. Правда, животные, в отличие от людей, имеют право на спячку, которое многие реализуют. Нам с вами глубокой осенью тоже хочется спать дольше, чем обычно, и всё труднее вставать по утрам.

Большинство физиологов полагают, что в основе осенней депрессии — сокращение светового дня и недостаточная инсоляция. Именно свет стимулирует маленькую железу (эпифиз) в задней части мозга и регулирует выработку разных гормонов. На свету образуется серотонин (гормон, отвечающий за хорошее настроение). В темноте серотонин преобразуется в мелатонин, который и провоцирует развитие депрессии. С его повышением возникает непреодолимое желание спать.

Количество серотонина в организме напрямую влияет на психологическое состояние человека. Причём у женщин серотонина изначально в два раза меньше, чем у мужчин. Поэтому женщины более подвержены сезонным депрессиям. Так что ответственность за осеннюю подавленность чувств следует возлагать на наше светило. В Москве за ноябрь световой день сокращается с 9,5 до 8 часов, в Петербурге он ещё на час короче и при сплошной облачности проходит незаметно. Буквально, по Пушкину: «Проглянет день, как будто поневоле…». В Заполярье солнце почти не поднимается над горизонтом, наступает длительный период темноты.

Как же помочь себе в непогоду? Чем лечить осеннюю хандру?

Самое действенное (и дешёвое!) средство — перестать смотреть на неизбежные сезонные перемены тоскливым взором их заложника. И при сильном желании это удаётся. Всё больше появляется людей, которые почти не обращают внимания на «происки» погоды и не испытывают душевного дискомфорта. Известно, что интерес к искусству, дружеские встречи, нужность кому-то поддерживают высокий тонус.

Полезно в этот период найти для себя интересное дело. Неважно, чем вы будете заниматься (вязать, реставрировать мебель или… сочинять стихи), главное, чтобы это доставляло удовольствие. Вспомним Владимира Набокова, который иронично относился к нашей национальной традиции «переживать за погоду». Найдя в словаре слово «хандра», он комментирует (1927 год):

...«хандра: тоска, унынье, скука;
сплин, ипохондрия». А ну-ка,
стихотворенье сочиню…

При подобном отношении к делу осенние невзгоды окажутся за пределами вашего внимания и перестанут «давить на психику».

Больше времени проводите на улице, даже при отсутствии солнца освещённость на открытом воздухе выше, чем в помещении. Световая терапия оказывает влияние на биологические часы, управляет сном и бодрствованием. Осень даёт повод всерьёз заняться освещением своего дома. Основной принцип — света должно быть много, но он не должен вызывать дискомфорт.

Питайтесь сбалансированно. Следует потреблять больше сложных углеводов и сократить потребление сладких продуктов, а также не забывать о витаминах.

Есть ещё одна панацея от осенней хандры. Она не зависит от нас, но её надо дождаться. Это — снег! Как только он покроет землю, так мир за окном сразу изменится. Недаром говорится: «Ноябрьские ночи только до снега темны». С первым же снегом закончится тягостный период поздней осени и начнётся новый сезон — яркого солнца, блестящего снега и хорошего настроения.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Человек и природа»