Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Гляди, мыши полетели!

Зачем у летучих мышей берут мазок на коронавирус, какую мышь не стоит будить во время зимовки и о других подробностях исследования рукокрылых Барсуковской пещеры рассказывает Дарья Амеличева, участница проекта «Летучие мыши Сибири и где они обитают».

Продолжение. Начало истории читайте здесь.

Ночница на своде пещеры Барсуковская. Фото: Дарья Амеличева.

Мы достигли самого узкого места данной пещеры. Чтобы пройти дальше, нужно либо ползти на животе, либо передвигаться, лёжа на спине. Если вы выбрали последнее, то в пути неожиданно замечаете прямо над вашим лицом парочку недовольно кричащих созданий, буквально торчащих из трещин в скале. Они достигают в длину примерно 6-8 сантиметров. Крылья летучих мышей — это кожистые перепонки, натянутые между удлинёнными пальцами кисти. Они тянутся по бокам тела до самых ступней. Каждая особь имеет сильный палец-крючок, которым она зацепляется за стену. Если бы мы имели хоть один такой палец, то с лёгкостью могли бы переносить вес вдвое больше собственного.

13_IMG_6863.jpg
Сибирская ночница. Видна одна из её особенностей — тёмная маска, то есть тёмная кожа «лица». Фото: Дарья Амеличева.

Таких крох и будем кольцевать. Только это не совсем кольцо, и крепится оно не на лапку. Маленькую металлическую пластинку огибают вокруг предплечья зверька. Принцип работы взят с кольцевания птиц, которому, кстати, недавно исполнилось сто лет. Конечно, многое в технологии с тех пор изменилось. Сейчас пластинки сделаны и обработаны таким образом, чтобы кольцо легко скользило по перепонке, не причиняя вреда зверьку. После кольцевания у мыши появляется уникальный номер и метка страны, где её поймали. При следующей встрече учёные по кольцу смогут определить дальность полёта, возраст животного, узнать место кольцевания и попытаться спрогнозировать, когда этот экземпляр прилетит в это место в следующий раз.

Так, от мышки к мышке, на карте появляются ниточки маршрута миграции.  Сейчас с этим стало намного проще, появились GPS-датчики и другие технологичные устройства, а также можно состричь немного шерсти с мышки и по содержанию тяжёлых изотопов водорода и кислорода в ней предсказать, откуда она прилетела. Правда, для этого маршрут перелёта должен быть не меньше тысячи километров, короткие перемещения с помощью изотопных методов не увидеть.

12_IMG_4393.jpg
Время действия — ранняя осень, поэтому далеко не все мыши крепко спят. Погода ночью была тёплая, и некоторые мыши вылетали на поверхность, чтобы ещё разок поесть насекомых перед долгой зимовкой. Фото: Дарья Амеличева.

После прохода препятствия, открывается самое широкое место пещеры. Высокие потолки, местами можно встать в полный рост, но передвигаешься в основном ползком, чтобы ненароком не задеть головой местных обитателей. Повсюду шум, писк, над головой то и дело пролетает потревоженная мышь — мы застали самое начало зимней спячки, формирование колонии. Не каждую особь можно выводить из спячки. Если разбудить молодняк или ту, что не успела как следует набрать жировую массу перед спячкой, то зимовку она может не пережить. Поэтому сегодня для работы выбирают именно отъевшихся зверьков. В основном мы видим ночниц, среди них попадаются относительно крупные зверьки, они же самые редкие. Это прудовая ночница.

– Лёша, ты гляди, это же ушан, – где-то из пещеры доносится голос Севы, – иди, сам посмотри.

Подойдя поближе, всматриваешься в маленькую чёрную мордочку. Алексей одобрительно кивает: – да, его надо брать.

14_IMG_6885.jpg
Характерная особенность ушана — огромные, больше головы, ушные раковины. Фото: Дарья Амеличева.

Несмотря на большие ушные раковины, отличить ушана непрофессиональным взглядом непросто. Свои большие уши на время сна он прячет под крыло, и с определённого ракурса становится похожим на другие виды рукокрылых.

Мышки легко снимаются со скалы, они словно висят на вешалке. В пещере под светом пары фонариков учёные раскладывают свои принадлежности. Блокнот открыт на странице, где по сантиметрам расчерчено крыло мыши, рядом расположилась напечатанная памятка с упоминанием редких отличий разных видов.

15_IMG_7218.jpg
Осмотр зверьков на предмет наличия эктопаразитов. Фото: Дарья Амеличева.

Первым делом избранные рукокрылые проходят осмотр на паразитов и всевозможные грибки. Грибок можно увидеть и невооружённым глазом, но для скорости и эффективности используют ультрафиолетовый фонарик: нити грибов часто светятся в этом свете. В Европе был прецедент с синдромом белого носа. Пока животное спит в зимний период, грибок съедает его изнутри. Этот грибковое заболевание может уменьшить колонию на десять-двадцать тысяч особей.

Снимая со скальных выступов одну мышь за другой, Алексей пристально рассматривает каждую и избранных прячет в самое надёжное место – маленький тряпичный мешок на шее, для каждой мыши отдельный.

16_IMG_6943.jpg
В ультрафиолетовом свете определённого диапазона ищут признаки грибковых инфекций. Нити грибов могут светиться разными цветов, например, оранжевым. Фото: Дарья Амеличева.

Четыре шевелящихся мешочка, аккуратно расположились рядом с записями прямо в пещере. Пока их время ещё не пришло, и биологи рассматривают их сородичей. После череды записей в толстом блокноте, пора подниматься наверх.

Не торопясь, аккуратно цепляясь за выступы, то и дело упираясь ногами в стены пещеры, карабкаемся на поверхность. В лицо ударяет резкий холодный воздух. Небо чистое, светит белый диск Луны, освещая место, где мы находимся. Внизу уже отчётливо виднеется речка «Укроп». Вроде бы поднимались на гору недолго, но глядя вниз, можно точно отмерить метров двадцать.

Перемещаемся к месту прибытия и разводим костёр. Пара раскладных походных стульев, небольшой чемоданчик биологических инструментов –  с собой всё, чтобы взять необходимые пробы.

17_IMG_7272.jpg
На предплечье прудовой ночницы — специальное кольцо с уникальным номером. Фото: Дарья Амеличева.

Первым делом мышку кольцуют. Небольшую металлическую пластинку с номером огибают вокруг предплечья и фиксируют в блокноте дату, место и время кольцевания. Следующим действием берётся мазок на коронавирус. Кому «посчастливилось» сдавать анализ на Covid-19 из носоглотки, знают, что мероприятие это крайне неприятное. Так и у мышей. К тому же инструменты похожие – это ватная палочка. Отличие только в её длине. Для мышек подходят, привычные нам, ушные ватные палочки. По размеру челюсть зверька совпадает с головкой ватной палочки, поэтому им наверняка ещё более некомфортно, чем людям. Самой неприятной для зверьков процедурой считается взятие образца тканей. Мышке специальным инструментом – панчем – делают дырочку около 2 мм в диаметре на одном ухе. По сути это биопсия наружного уха. У ушана из-за большого размера ушей дырочка может затянуться спустя пару месяцев, а у ночницы такой «пирсинг» останется на всю жизнь.

18_IMG_7265.jpg
Взятие мазка из ротовой полости для выявления коронавируса. Фото: Дарья Амеличева.

Все вирусологические пробы без заморозки в жидком азоте живут несколько часов. Образцы тканей – биоптаты – находятся в специальной транспортной среде с антибиотиком. Тем не менее, наше время с минуты забора довольно ограничено. Зверьки в мешочках качаются на рукоятке походного стула. Пора вернуть их домой. Пока Алексей подписывает все образцы, Севе поручено отнести летучих мышей обратно в пещеру.

19_IMG_6919.jpg
Автор статьи и участница экспедиции Дарья Амеличева с ночницей в руке. Фото: Илья Гусаров.

Снова путь в гору по тропке, звуки воды внизу, более уверенная акробатика при спуске в пещеру, и мы на месте. Из мешочка Сева аккуратно берёт в руку мышку и словно крючок зацепляет её за выступ горной породы. Воздух в пещере густой, застоявшийся и после него на улице дышится в два раза легче и кажется, будто ты покорил Эверест.

До рассвета ещё далеко, а нам предстоит обратная дорога – арка из поваленной берёзы, поля. Грунтовые дороги сменятся асфальтированными и всё, что успели собрать за эту ночь, отправится в несколько институтов Новосибирского Академгородка.

20_IMG_6867_color_balanced.jpg
Ночница в пещере Барсуковская. Фото: Дарья Амеличева.

За прошедшие пару лет экспедиционный клуб «Образ жизни» вышел на уровень научных публикаций. На полученные при работе данные ссылаются учёные. Впервые с помощью метода кольцевания удалось доказать, что остроухая ночница из летних мест размножения перемещается на зимовки Тигирецкого заповедника. Главный оплот клуба – проект «Летучие мыши Сибири и где они обитают». В нём исследователи поставили на поток не только изучение рукокрылых в шахтах и пещерах, но и реабилитацию городских летучих мышей, попавших в беду. Сейчас учёные успешно отслеживают популяции летучих мышей Новосибирской области.

Автор: Дарья Амеличева

Источник: «Наука и жизнь» (nkj.ru)

Статьи по теме





Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее