Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Антидепрессант помогает иммунитету бороться с раком

Если у Т-лимфоцитов отключить фермент, разрушающий дофамин и серотонин, то иммунитет начнёт активнее бороться со злокачественными клетками.

Иммунитет обязан истреблять злокачественные клетки, однако они, к сожалению, умеют уходить от иммунного удара. Одна из хитростей, которую используют раковые клетки, связана с регуляцией активности Т-лимфоцитов. На поверхности Т-клеток есть молекулы-активаторы и молекулы-ингибиторы. Когда Т-лимфоцит встречает угрозу, у него срабатывают активаторы, когда Т-лимфоциту нужно успокоиться, у него срабатывают ингибиторы, подавляющие его активность. Баланс между стимуляцией и подавлением позволяет регулировать иммунный ответ; без такой регуляции иммунная система сильно вредила бы здоровым тканям.

Два лимфоцита (окрашены красным) атакуют раковую клетку. (Фото: NIH Image Gallery / Flickr.com

Одна из успокаивающих молекул на Т-лимфоцитах – белок PD-1. Раковые клетки действуют на PD-1, так что Т-лимфоциты как бы засыпают и не замечают опухоль. Если же искусственно отключить PD-1, то иммунитет проснётся и начнёт истреблять злокачественные клетки. На этом основаны некоторые виды иммунотерапии, но те иммунотерапевтические препараты, которые у нас есть, срабатывают не у всех больных.

Сотрудники Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе искали вещества, которые могли бы простимулировать иммунный ответ, и обнаружили, что это можно сделать с помощью довольно старых антидепрессантов, разработанных ещё в середине прошлого века. Исследователи наблюдали за Т-клетками, проникающими в меланому, и оказалось, что у таких Т-клеток повышается активность фермента моноаминоксидазы А (MAO-A).

Моноаминоксидаза А расщепляет нейромедиаторы дофамин и серотонин. Известно, что высокий уровень MAO-A связан с депрессией: чем больше фермента, тем меньше дофамина и серотонина, которые нужны для работы нейронным цепочкам, которые помогают нам чувствовать радость, счастье, удовольствие и пр. Понятно, что вещества-ингибиторы MAO-A, которые подавляют её активность, помогают ослабить симптомы депрессии.

Исследователи предположили, что высокий уровень MAO-A в Т-клетках как-то связан с иммунной реакцией. Действительно, когда ген MAO-A у мышей отключали, Т-клетки начинали активнее бороться с раком. Клетки меланомы и одного из кишечных раков медленнее размножались у мышей, которым давали ингибиторы MAO-A. Наконец, когда ингибиторы MAO-A давали больным мышам вместе с препаратами, отключающими иммунный тормоз PD-1, то такое лечение было более эффективным, чем когда мышам давали просто иммунотерапевтический препарат; у некоторых животных опухоли полностью исчезали в течение месяца.

В статье в Science Immunology говорится, что у многих онкобольных с меланомой, с опухолями лёгких, кишечника, поджелудочной железы и шейки матки уровень MAO-A в Т-лимфоцитах бывает повышен, и такие Т-лимфоциты неохотно проникают в опухоль и слабо борются с раковыми клетками. Соответственно, клинический прогноз оказывается хуже, чем у больных с менее активной MAO-A. Можно предположить, что ингибиторы MAO-A вместе с иммунотерапевтическими препаратами помогут справиться с болезнью тем больным, чьи опухоли плохо поддаются обычному лечению – остаётся только проверить это в клинических исследованиях.

По материалам Science

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)






Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее