Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Золото, амазонки, скифы и Дон

Институт археологии РАН раскрыл новые подробности о золотом головном уборе, который может претендовать на звание находки года.

Летом 2019 года Донская экспедиция Института археологии РАН обнаружила в Воронежской области редкую находку – скифский золотой калаф (головной убор). Раньше такие уборы находили только в самых богатых «царских» курганах Скифии (Чертомлык, Толстая Могила).

Одна из пластин головного убора (стленгида). Фото: ИА РАН.
Одна из пластин головного убора (метопида). Фото: ИА РАН.
Слева: Реконструкция калафа. Изображение: Бабенко Л.И. Песочинский курганный могильник скифского времени. – Харьков, 2005. – С. 248, рис. 15:3. Справа: остатки калафа на месте находки. Фото: ИА РАН.
Общий вид погребения. Фото: ИА РАН.
Сосуды из кургана. 1 – чернолаковый одноручный канфар (кубок); 2 – чернолаковый лекиф с краснофигурной пальметкой; 3 – лепная курильница. Фото: ИА РАН.
Бронзовое зеркало и железные наконечники копий. Фото: ИА РАН.

Напомним, что от головного убора сохранились золотые пластины, украшенные растительным орнаментом, а также ободки с подвесками в виде амфор. Он принадлежал женщине 45–50 лет. Она лежала вдоль южной стенки погребения. Рядом с ней находились железный нож, завёрнутый в ткань, и наконечник стрелы из того же металла.

Вдоль западной стенки погребения лежал скелет женщины 25–35 лет. Интересно, что её уложили в так называемой «позе всадника» (см. фото 4). Под плечом скифянки лежало бронзовое зеркало, рядом – два копья (см. фото 7). На руке у погребённой был браслет из стеклянных бус, а в ногах – два сосуда.Две женщины не были единственными погребёнными в кургане. В северной части могильной ямы когда-то похоронили ещё одну женщину 20–29 лет и девочку 12–13 лет. Однако их захоронения были ограблены, а кости разбросаны. Тем не менее в заполнении этой части могилы нашли более 30 железных наконечников стрел, колчанный крюк в виде птицы, части конской упряжи, крюки для подвешивания узды, обломки сосудов и кости животных. Среди находок в ограбленной части кургана археологи выделяют чернолаковый лекиф (сосуд для хранения оливкового масла). Он украшен пальметкой (см. фото 6, №2) и датируется второй – третьей четвертью IV века до н. э.

Валерий Иванович Гуляев, начальник экспедиции, доктор исторических наук, поделился некоторыми результатами естественно-научных исследований. Так, антропологи установили: чтобы уложить одну из женщин в «позу всадника», ей подрезали сухожилия на ногах. Анализ металла, из которого сделан калаф, показал, что он состоит на 65–70% из золота, а остальные 35–30% – это медь и серебро, а кроме того – железо (его совсем немного).

Гуляев отметил, что доля «чистого» золота для скифского времени очень высокая – в других изделиях она может составлять только 30%. Палеозоологи говорят, что женщин похоронили осенью: в могиле нашли кости шести-восьмимесячнего ягнёнка, которые обычно рождаются в марте или апреле.

Когда находят погребения женщин с оружием, журналисты сразу же называют их амазонками – воительницами из греческих мифов. Археологи, напротив, к таким параллелям относятся осторожнее. Но этот случай, похоже, исключение. Валерий Гуляев прямо называет погребения женщин, открытые его экспедицией, могилами амазонок. По его словам, воительницы в скифскую эпоху были распространённым явлением среди ираноязычных кочевых и полукочевых племен Восточной Европы. Вероятно, такие всадницы охраняли скот и жилища, когда мужчины уходили в дальние походы. «Амазонки — это общескифское явление, и только на Среднем Дону за последнее десятилетие наша экспедиция обнаружила около 11 погребений молодых вооруженных женщин. Для них насыпали отдельные курганы и проводили все погребальные обряды, которые обычно совершали для мужчин. Но мы впервые сталкиваемся с погребением сразу четырех амазонок, причём такого разного возраста», – отмечает исследователь.

По его мнению, всех четырёх женщин похоронили одновременно. «Мы столкнулись с загадкой: у нас две женщины в расцвете сил, один подросток и одна женщина, довольно пожилая для скифского времени. Непонятно, как они могли все в один миг погибнуть?» – делится Валерий Гуляев. Он подчеркивает, что на костях погребённых нет никаких следов травм. Женщины, кости которых грабители разбросали по могиле, страдали от туберкулёза и бруцеллёза,  но от этих болезней одновременно не умирают.

По материалам пресс-службы Института археологии РАН.

Автор: Егор Антонов

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме