Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Птичий грипп заражает людей в «окаменевшем» виде

Вирус птичьего гриппа проникает в наши клетки, предварительно одевшись в кальциевую скорлупу.

Про птичий грипп слышали все или почти все – каждая вспышка этого заболевания, где бы она ни случалась, заставляет эпидемиологов бить тревогу.

Дело не только в том, что домашняя птица от птичьего гриппа вымирает порой подчистую. Во второй половине 90-х годов оказалось, что им может заразиться и человек, и смертность среди людей от птичьего гриппа оказалась очень и очень высокой: по данным Всемирной организации здравоохранения, с февраля 2003 года по февраль 2008 года из 361 подтвержденного случая заражения людей вирусом птичьего гриппа 227 закончились смертью.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

При том вирус птичьего гриппа передается только от птицы к человеку; получить от больного почти невозможно. Однако, если проанализировать гены вируса, выделенного из птиц, и гены вируса, выделенного из человека, то они окажутся одинаковыми – иными словами, то, что птичий грипп почти не перепрыгивает от человека к человеку, нельзя объяснить какими-то особыми мутациями, которые он получает, находясь в новом хозяине. И все же вирус у птиц и вирус у людей как-то отличаются друг от друга.

Исследователи из Чжэцзянского университета пишут в своей статье в Angewandte Chemie International Edition, что вирус птичьего гриппа приобретает в птицах особую минерализованную оболочку, которая позволяет ему проникать в человеческие клетки.

В птичьем кишечнике всегда много кальция, и вирусные частицы наращивают здесь себе своеобразную скорлупу из соединений кальция и фосфора – с некоторой натяжкой можно сказать, что вирус становится окаменевшим. В эксперименте два штамма вируса, H9N2 и H1N1, погружали в среду, похожую на содержимое кишечника птиц, и вскоре частицы обрастали минерализованной оболочкой толщиной от 5–6 нанометров.

При этом у вируса усиливались инфекционные свойства: вирусы в кальциево-фосфатной скорлупе намного эффективнее заражали и отдельные клетки, и мышей. Обычно вирусы находят путь внутрь клеток с помощью специальных рецепторов, однако несмотря на то, что минерализованная оболочка закрывает рецепторы, в таком виде вирусу проникнуть в клетку оказывается даже проще – потому, что оболочка меняет электрический заряд на поверхности вирусной частицы, так что ей легче сблизиться с клеткой.

Клеточная мембрана под частицами начинает прогибаться, образуя пищеварительный пузырек-лизосому – так вирус попадает внутрь. Кислая среда в пузырьке растворяет скорлупу, и вирус уходит из лизосомы в цитоплазму, где начинает размножаться. Но теперь, оказавшись в человеке (или в каком другом млекопитающем), он не может обрасти кальциевой оболочкой – условия тут уже не те, что у птиц; и потому заразить ему кого-то еще становится уже очень непросто.

Объяснять практическое значение полученных результатов вряд ли стоит – если мы найдем способ разрушить оболочку, или же просто не дать ей образовываться, то птичий грипп перестанет быть таким пугалом, как сейчас.

Специалисты-вирусологи говорят, что вирус птичьего гриппа вполне может как-нибудь обзавестись генами нашего обычного, человеческого гриппа, и справиться с ним тогда будет уже не пример труднее, так что уже сейчас нужно использовать всякую возможность, чтобы максимально ограничить его распространение.

По материалам MedicalXpress.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме