Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Новые берестяные грамоты из Новгорода: «шифровка» и «денежный перевод»

Среди новых берестяных грамот – деловые записи и личные письма конца XI–XIV веков.

Археологические раскопки 2014 года в Великом Новгороде принесли достаточно большой «урожай» берестяных грамот: специалисты Института археологии РАН нашли 13 новых документов, в том числе бухгалтерские записи, личные и деловые письма. Об этом сообщает пресс-служба Института.

«Наши находки в этом году отражают разные жанры «берестяной письменности» и все её эпохи. У нас есть и XII, и XIII, и XIV века, есть и письма, и хозяйственно-финансовые записи, разве что церковных текстов нет», – рассказывает Алексей Гиппиус из Института славяноведения РАН, который вместе с академиком Андреем Зализняком занимается чтением грамот.

Десять из новых грамот (№№ 1051–1058, 1062, 1063) найдены на Рогатицком раскопе, ещё три (1059–1961) происходят с Воздвиженского.

Грамота 1052 – одна из самых загадочных, найденных в этом году. Она содержит только четыре буквы: И, О, К, Л. Они разделены вертикальными чертами и обозначают цифры: 8, 70, 20, 30. Обычно числам в грамотах сопутствуют названия предметов, к которым они относятся. Однако специалисты говорят, что и без таких пояснений можно догадаться, о чём идёт речь в «шифровке».

«Сумма этих чисел – 128 – возможно, неслучайна. Столько золотников насчитывала такая весовая единица, как ансырь, использовавшая при взвешивании шелка. Возможно, что числа в грамоте называют количество золотников шелка разных цветов, составляющих в сумме один ансырь», – считает Алексей Гиппиус.

Грамота 1054 является записку, которой сопровождалась посылка товара, кроме того, она представляет собой своеобразный «денежный перевод». Она датируется второй половиной XIII века.

Текст грамоты звучит так: «Поклон от Миты Луке и Фралю. В ладье два беремени (связки) кож, коробья, круг воску. И Курово малое беремя кож. Кур, дай гривну и три куны. И сыну моему полторы гривны». На обороте документа приписано: «У кого грамота, у того полторы гривны». Таким образом, к письму прилагались полторы гривны.

Другая грамота – №1057 – посвящена крупной сделке, заключённой во второй половине XII века: «За водмол [род грубого небеленого сукна] тридцать одна гривна и 10 кун. Семьсот пятьдесят [очевидно, локтей водмола] на снаряжение – пять с половиной гривен».

Цифры, фигурирующие в этом расчете, очень большие. Такого количества водмола могло хватить на обмундирование отряда, насчитывающего порядка сотни человек, отмечает Алексей Гиппиус.

Среди найденных грамот есть и фрагмент делового реестра (1051) первой половины XIV века. В этом документе упоминаются возницы и борец – сборщик податей, а также денежные суммы – семь мордок и пол рубля. Грамота интересна сочетанием двух разных «валютных» систем: старых, меховых денег (мордка) и рубля, который только начинает входить в употребление.

Грамота номер 1060 представляет собой обрывки делового обрывков письма, текст которого можно реконструировать таким образом: «(я ходил) роте (то есть клялся) … … грамоту послал, а ты мне не присылаешь денег – семи гривен и 17 кун. Забрав у меня месячное, отдай госпоже». Если слово «месячное» прочитано правильно (от него сохранилось лишь концы букв), речь могла идти, например, о помесячной дани, которую автор письма собрал для госпожи.

Древнейшим берестяным документом оказалась грамота номер 1056, она относится к концу XI века. На куске бересты неправильной формы сохранились фрагменты двустрочной надписи. Аналогии из других грамот позволяют сделать реконструкцию текста. Вероятно, это была надпись на берестяном лукошке, и выглядела она так: «(Д)анилово л(укошко. А )Петрило ши(лъ)».

«Здесь интересно появление христианского имени. Мы думали, что христианские имена носили преимущественно представители новгородской элиты. А тут ремесленник, который шьет это лукошко, носит христианское имя. Это вносит некоторые изменения в наши представления о динамике христианизации», – поясняет Алексей Гиппиус.

Ещё одна грамота – номер 1053 – это частное письмо первой половины XIV века. Документ побывал в пожаре и значительно повреждён, но несмотря на это, текст можно полностью восстановить: «От Оноса поклон Даниле, сыну моему. Пришли мне сорочку, полотенце, портки, повод. Сестре моей пришли полотна. А буду жив – расплачусь».

Первую берестяную грамота в Новгороде нашли 26 июля 1951 года. Как видно из номеров грамот, к настоящему моменту число таких находок превысило тысячу. Берестяные документы позволили полностью пересмотреть представления об уровне грамотности древних новгородцев, а также о языке и культуре. Кроме того, грамоты приоткрыли археологам и историкам дверь в повседневную жизнь Древней Руси.

Грамоты находят при раскопках и в других городах: в Смоленске, Старой Руссе, Твери, Торжке, Москве. Однако эти находки единичны и только во влажном культурном слое Новгорода, без доступа воздуха, берестяные документы очень хорошо сохраняются. В то же время большое количество грамот в Новгороде, вероятно, объясняется не только свойствами культурного слоя, но и особой культурной традицией.

Фото: Институт археологии РАН

Автор: Егор Антонов

Источник: nkj.ru

Статьи по теме