Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Есть ли ЧС на ЧАЭС?

Неделю назад на печально известной Чернобыльской атомной электростанции произошла неприятная неожиданность – частичное обрушение стен и кровли одного из энергоблоков. Свое мнение о том, можно ли сложившуюся на АЭС ситуацию считать чрезвычайной, высказали специалисты.

Как известно, частичное обрушение стеновых панелей и части легкой кровли машинного зала 4-го энергоблока Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) произошло 12 февраля. Ситуация нештатная, к тому же все сообщения о происходящим на ЧАЭС всегда приковывают внимание общественности. Поделиться своим мнением специалисты смогли в ходе видеомоста Москва-Киев. В российской столице гостем студии стал заместитель директора по научной работе и координации перспективных разработок Института проблем развития атомного развития Рафаэль Арутюнян. В Киеве – заместитель технического директора по безопасности Национального агентства Украины по управлению зоной отчуждения Александр Новиков и председатель Комитета Национальной комиссии по радиационной защите населения Украины Валерий Кашпаров.

За загадочным словом «машзал» (так часто в прессе называют «машинный зал») кроется вполне тривиальное понятие «турбинный зал», развеял «завесу тайны» Александр Новиков. Здесь находятся две турбины, которые до аварии вырабатывали электрический ток. Это сооружение не входит в состав укрытия, которое принято называть саркофагом, и оно никогда не содержало ни отработанного топлива, ни радиоактивных отходов. Оно имеет лишь поверхностное загрязнение аварийного характера, которое образовалось в результате аварии и ликвидации ее последствий в 1986 году.

Что касается саркофага или объекта «Укрытие», как он называется официально, то это сооружение уникально. Оно построено в рекордные сроки – в эксплуатацию было сдано 30 ноября 1986 года, то есть всего через 7 месяцев после аварии. Проектирование и строительство велось в основном дистанционными методами, в условиях высокого уровня радиации, поэтому ошибки и недочеты в его конструкции логически допустимы.

Уже после возведения саркофага специалисты понимали: он требует дополнительных исследований, в этом активно помогали научные организации. Мониторинг показывал, что защитное сооружение и его внутренние элементы находятся в условиях нестабильности. Поэтому в 2005-2008 годах был реализован проект стабилизации объекта «Укрытие». Его основание было поднято при помощи домкратов и переставлено на специальные опоры, что на 80% разгрузило конструкции защитного сооружения и сделало его безопаснее в 100 (!) раз.

«Ежемесячно нашими службами производится мониторинг объекта, в ходе которого фиксируются все изменения, которые на нем происходят. Ведутся уверенные, обоснованные согласно рекомендациям научных организаций наблюдения за саркофагом и другими зданиями и сооружениями на ЧАЭС», - сообщил Александр Новиков.

Между тем, сама обрушившаяся крыша машзала «немолода»: ее возвели в 1988 году, рассказал Валерий Кашпаров. По его словам, оценки украинских и зарубежных экспертов, в том числе немецких, показывают, что в случае возникновения аварийной ситуации на объекте «Укрытие» радиационная опасность может быть только в ближней зоне вокруг объекта. Вынос радиации за ее пределы даже при худшем развитии событий будет незначительным.

Рафаэль Арутюнян признался: 4-ый энергоблок ЧАЭС ему далеко не безразличен. Ведь в 1986-1988 годах ему и его товарищам приходилось там работать – и внутри блока, и снаружи – проводить аэрофотосъемку, участвовать в различных инженерных мероприятиях. Он отметил, что комментарии украинских коллег абсолютно четко отражают ситуацию. Даже спустя более четверти века после аварии объект представляет повышенную радиационную опасность, но тем не менее «это не тот объект, где в результате каких бы то ни было обрушений могут произойти неуправляемые процессы». А различные нарушения конструкций, несмотря на все работы по стабилизации, возникать могут и впредь – объекту уже много лет.

По словам Рафаэля Арутюняна, его организация совместно с Курчатовским институтом и украинскими коллегами в теперь уже далекие 1993 и 1996 годы проводили оценку радиологической опасности ЧАЭС. При наихудшем гипотетическом развитии событий на площадке объекта может произойти выброс пыли, который способен явиться причиной «локальных проблем для тех, кто там находится». Но никаких проблем за пределами площадки и ближней зоны, по мнению Арутюняна, возникнуть не должно. Он также напомнил, что защитная конструкция ЧАЭС по проекту была рассчитана на 15-20 лет. Причем имелось в виду, что, не дожидаясь истечения этого срока, будет построено новое защитное сооружение, которое, в общем, сейчас возводится. Это «Укрытие-2», которое призвано закрыть опасное строение сверху.

После обрушения кровли машинного зала французская фирма, осуществляющая эти работы, опасаясь за свой персонал, вывела его за пределы площадки. Впрочем, говорить, что это французы, нельзя: на субподряде там работают украинцы. Французская сторона решила провести свои измерения – и только после анализа их результатов примет решение, возвращать ли людей на площадку. Другие сотрудники – например, американцы, осуществляющие управление проектом – продолжают работать.

Как сообщил Александр Новиков, сегодня разработан план по уборке плит, которые упали за пределы машинного зала. Также разрабатывается небольшой проект по временному перекрытию образовавшегося проема для того, чтобы исключить возможный выход радиоактивных веществ за пределы машзала и предотвратить попадание туда атмосферной влаги. Ведется работа двух комиссий по установлению причин и последствий разрушения стен и кровли. Результаты должны быть обнародованы в двухнедельный срок.

Фото автора.

1.Ведущая видеомоста задает вопрос его участнику в Москве Рафаэлю Арутюняну.
2.Ответы на любой, даже самый каверзный вопрос припасены у специалистов в портфеле и записаны на листах, сложенных вчетверо.
3.Рафаэль Арутюнян: «Обстановка, которая могла бы вызвать паническое бегство, на Чернобыльской АЭС нет».
4.Такими запрещающими знаками на украинском языке огорожена сегодня территория Чернобыльской АЭС.
5.Александр Новиков: «Защитное сооружение над ЧАЭС проектировалось и строилось очень быстро, поэтому ошибки и недочеты в его конструкции не исключены».

Автор: Сергей Смирнов

Источник: www.nkj.ru