Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Есть, чтобы жить

Клиническое питание – такой же необходимый элемент лечения, как лекарства и хирургическое вмешательство, считают медики.

Часто бывает  так – врач провел блестящую операцию, пациента вытащили буквально с того света, но через некоторое время оказывается, что ненадолго. Во многих случаях это происходит из-за того, что человек не получает должного послеоперационного ухода, важнейшим элементом которого является клиническое питание.  Врачи, которые внедряют его в практику, признают, что это не менее важная составляющая выздоровления, чем антибиотики или физиотерапия.

Внедрению в нашей стране клинического питания был посвящен прошедший в агентстве «РИА Новости» телемост  «Клиническое питание: "потерянный элемент" Hi-tech терапии?» между Москвой и Санкт-Петербургом,  в котором приняли участие врачи и эксперты по клиническому питанию.

Речь идет  не о том, что получают пациенты в больничных столовых, а о специализированных смесях для парентерального введения (внутривенно через центральный катетер) и энтерального (через зонд). Это необходимо для тех, кто не может, не хочет или не должен есть привычным способом -  после операций, при тяжелых ожогах, коматозном состоянии, некоторых неврологических и психических заболеваниях и других патологических состояниях.
Когда человек оказывается в тяжелом состоянии, у него  резко возрастает энергетическая потребность.  

За базовую величину в расчетах энергетической потребности берется 25-30 небелковых ккал на килограмм веса в день. В состоянии покоя на койке больному требуется порядка 30-36 ккал на кг веса, после радикальных операций по поводу рака - 50-60 ккал/кг, при тяжелых механических скелетных травмах - 50-70 ккал/кг, при черепно-мозговых травмах - 60-80 ккал/кг. В тяжелых случаях энергетическая потребность превышает  3000 ккал в сутки,  это примерно столько же, сколько расходуют интенсивно тренирующиеся спортсмены или кормящие матери, а если добавить к этому,  что человек может быть без сознания или при полном отсутствии аппетита, то обеспечить его необходимой энергией довольно проблематично. Кроме того, такой способ питания позволяет строго контролировать не только количество, но и качество пищи. Навещающие больных родственники из самых добрых побуждений готовы накормить  пациентов чем угодно, но в итоге такая забота может сослужить дурную службу – та энергия, которую организм должен расходовать на восстановление, тратится на переваривание деликатесов.

По статистике, распространение «госпитального голодания» - недополучение пациентами стационаров необходимых питательных веществ - составляет до 75% от общего числа. Это означает, что  подавляющее большинство людей, находящихся порой в тяжелейших состояниях, и которым требуется повышенное количество энергии для восстановления сил и борьбой с болезнью, испытывает белково-энергетический дефицит. На практике это доходит до того, что пациенты теряют до 1 кг веса в сутки,  находясь в реанимации. А при снижении массы тела у стационарного больного всего лишь на 5% продолжительность госпитализации увеличивается в 2 раза, а частота осложнений — в 3,3 раза.

Пользу от клинического питания там, где оно применяется, оценили не только врачи и пациенты, но и экономисты. По словам Андрея Юрьевича Куликова, заместителя главного редактора журналов «Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология» и «Современная организация лекарственного обеспечения»  при использовании клинического питания в отделениях реанимации удается сэкономить до 26 тысяч рублей на пациента.   По статистике, на которую опираются специалисты, использование клинического питания в полтора раза уменьшает летальность в отделениях реанимации и интенсивной терапии, сроки нахождения в стационаре уменьшаются на 2-3 дня,  а дети, получившие  нутритивную поддержку  на ранних стадиях госпитализации, после операций переводятся из реанимации в коечные отделения в среднем на неделю раньше.

Что удивительно, как и целый ряд других вещей,  внедрение клинического питания в современной России - это хорошо забытое старое. Еще в 1986 году были созданы отечественные смеси для энтерального питания и разработано необходимое техническое обеспечение для их использования.  Более того, эти разработки даже были отмечены Госпремией. Теперь же индустрию приходится открывать заново.

В педиатрии,  как рассказал профессор Андрей Устинович Лекманов, с клиническим питанием дела обстоят лучше.  Так происходит во многом потому, что педиатры изначально больше внимания уделяют питанию детей, и внедрение новых прогрессивных практик в этой области происходит лучше и проще. Но, как и во взрослой медицине, все специалисты отмечают недостаточное образование не только врачей, но и среднего медперсонала. Ни педиатров, ни остальных врачей не учат в мединститутах,  что делать с больным после того, как закончилась операция.  Тут спасает послевузовское образование, курсы повышения квалификации и специальные образовательные программы, где докторам объясняют при каких состояниях и какое именно питание следует назначать пациентам.

Возвращаясь к цифрам, которые, по идее, должны стимулировать внедрение клинического питания в медицинскую практику как обязательный элемент лечения,  хочется отметить, что зарождающийся в России рынок оценивается в несколько десятков миллионов евро. По словам врачей, в тех лечебных учреждениях, где эта практика уже применяется, пациентам клиническое питание не стоит ничего, так как эти препараты относятся к лекарственным средствам, и назначается врачом в тех случаях, когда это необходимо.

Но, конечно, далеко не все пациенты реанимационных отделений имеют возможность получить столь необходимый элемент лечения. Да и не только в реанимации клиническое питание может пригодиться.  Даже после удаления аппендицита или других несложных хирургических вмешательств пациенту какое-то время нельзя есть. А ведь это то время, когда организм отчаянно нуждается в энергии для восстановления сил, тем более, если у пациента еще до операции были нарушения белково-энергетического баланса. Тут тоже могло бы пригодиться клиническое питание.  Согласно исследованиям НИИ питания РАМН, у пациентов, поступающих в стационары, имеются большие нарушения пищевого статуса – до 20% страдают истощением, половина с нарушениями жирового обмена и до 90% имеют признаки гипо- и авитаминоза. «Оценивать питательный статус пациента надо еще до операции, а затем в динамике наблюдать», - сказал главный научный сотрудник Института хирургии имени Вишневского профессор Альфред Аркадьевич Звягин.

Не  только в нашей стране все так плохо. Как рассказал профессор Аллесандро Лавиано, председатель  Комитета по образованию и клинической практике Европейского общества клинического питания и метаболизма (ESPEN), в Европе клиническим питанием обеспечены только 60% от необходимого.

И за рубежом, а теперь  и в нашей стране проводятся так называемые «Nutrition day», дни, когда во многих лечебных учреждениях ведется учет самых разных параметров в практике клинического питания. На основе полученных данных составляются отчеты, целью которых, в том числе, является демонстрация выгоды и для пациента, и для клиники, и для системы здравоохранения. И для государственной экономики в целом, так как пациенты, получавшие клиническое питание, быстрее вновь обретают трудоспособность. В России такой день впервые проводился в ноябре прошлого года. В акции приняли участие 101 отделение реанимации  и интенсивной терапии и около 1000 больных.

На фото: участники встречи.


Автор: Юлия Смирнова

Источник: www.nkj.ru