Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: 1 2 След.
RSS
СИСТЕМА ШАТАЛОВА — В ЧЁМ СУТЬ?
СИСТЕМА ШАТАЛОВА — В ЧЁМ СУТЬ? - Обсуждение
Цитата
Все ученики сдали ЛОС ( листы опорных сигналов ) на итоговую "5". Все сдали Взаимоконтроль тоже на "5". Оценки за устные ответы ниже, но троек нет, а значит есть шансы.
С волнением даю итоговую тестовую работу по теме: "Тепловые явления".
Шесть человек не допустили ни одной ошибки, а пятёрки получили 22 из 25. Шансы сильно повышаются.
Административная контрольная работа. Волнение колоссальное. Через 6 минут работы начали сдавать, через 19 в классе осталось 3 человека. Начинаю проверять на пике волнения.
Последняя работа проверена. Пятёрок -22. Теперь важно, чтобы из 44 пятёрок КАЖДЫЙ имел хотя бы одну.
У ---Р ---А !!! С В Е Р Ш И Л О С Ь!
Всем ученикам можно, а значит должно, поставить "5" в четверти.
Вот пример применения системы Шаталова.
В свое время я, учитель средней школы из Смоленской области, написал статью о Шаталове В.Ф. и послал в "УГ".  Ее не напечатали. Помещаю ее сегодня здесь, на форуме.

 МЕТОД ШАТАЛОВА

      Трудно себе представить ситуацию на войне, чтобы ураганный огонь стратегической артиллерии умышленно бил по … своей же разведке. А в мирной жизни мы сегодня наблюдаем аналогичное: Министерство просвещения СССР, наделённое большой государственной властью учреждение с санкции АПН «мощными залпами» бьёт по первопроходцу и подвижнику педагогического труда – учителю из Донецка В.Ф. Шаталову.

Чем же провинился этот «солдат» педагогики перед «генералами», командующими народным образованием? – Если говорить без обиняков, то он оказался настолько «смышлёным»,  что около него стала меркнуть их слава. Он не только «говорлив» и пишет книги, но и «убедил себя в том, что является творцом новой педагогики» (здесь и далее цитирую министра просвещения СССР М.А. Прокофьева из его статьи в 9-м номере «Народного образования» за 1982 год «Задачи нового учебного года»). Да и вообще, слыханное ли это дело, чтобы рядовой учитель – не директор, не инспектор, не кандидат, не доктор, не академик, не министр – мог претендовать на открытие каких-то фундаментальных принципов! Песталоцци – это мог: он всё-таки руководил детским приютом. Макаренко тоже был из начальства. А Сухомлинский, хотя и недооценивал роль наказаний, как-никак руководил сельской школой.

«В конце 60-х гг. В.Ф. Шаталов, используя богатство методических приёмов, характерное  для советской школы, выработал для себя определённую методику проведения уроков по математике. Эта методика отличается большой плотностью занятий на уроке, многократным повторением изучаемого материала, созданием благоприятной психологической обстановки на уроке и использованием своеобразных конспектов – листов  с опорными сигналами».
О «своеобразных конспектах» речь впереди. Что существенного упущено в этом изложении метода донецкого учителя? – Прежде всего, ежеурочный доброжелательный контроль. Далее, ничего не сказано об элементах игры и эстетики, пронизывающих весь метод, о создании условий, исключающих всякую нечестность в работе. Упущено, видимо по небрежности,  то, что данная дидактика проверялась её автором не только на математике, что тысячи  учителей по стране используют её на уроках физики, астрономии, географии, истории, русского и даже иностранного языка. О результатах труда самого Шаталова и его последователей министр забыл упомянуть.

Никто не оспаривает того, что Шаталов – учитель способный, ищущий, энтузиаст, оспаривается товарищами из Министерства просвещения оригинальность его приёмов, эффективность опорных конспектов и нравственная добропорядочность их изобретателя (не выразил публично протеста по поводу «хвалебных» статей в газетах в свой адрес), оспаривается с помощью специально проведённого эксперимента и с позиций теории. Кажется, что новая идея зажата в стальные клещи административной власти, дискредитирована, опорочена публично. Справедливо ли?

По моему мнению, эксперимент Министерства просвещения УССР по проверке метода донецкого педагога следует охарактеризовать как акт безответственный, ибо он был проведён поспешно и малограмотно, без соответствующей подготовки учителей, которые, сами того не желая, сыграли с нами злую шутку. В тот-то и дело, что метод Шаталова – не панацея, не волшебная палочка, а реальный педагогический инструмент, овладение которым предполагает необходимую и солидную подготовку или переподготовку учителя,  поднятие его на уровень более высокого мастерства! Разве случайно педагог проводил специальные семинары для учителей, пожелавших использовать его приёмы? Можно, конечно, лётчика гражданской авиации,  не переучив, посадить на скоростной военный самолёт, но что из этого получится?

Мы не можем закрывать глаза и на то, что из нас далеко не все готовы к росту, доучиванию, усовершенствованию: одни готовятся уйти на пенсию и не хотят усложнять себе жизнь, другие только начинают работать – их связывают робость, нерешительность, малоопытность, третьи отвыкли думать и плывут себе по инерции, добывая в школе на жизнь, четвёртые обижены несправедливо низкой оплатой труда, пятые безмерно устали от всевозможных курсов и семинаров и т.д. Короче: учителя трудно расшевелить, сдвинуть с проторенного пути, заставить подниматься в гору.
Вывод один: массовый эксперимент по введению всякого педагогического новшества, если его умышленно не хотят провалить, должен быть тщательно подготовлен.

В книге «Куда и как исчезли тройки» В.Ф. Шаталов справедливо говорит, что большая часть учеников в школе нередко за целый учебный день рта не открывает, чтобы показать свои знания. И сидят эти «отщепенцы» на уроке, не подавая признаков существ мыслящих. По природоведению мои четвероклассники в прошлом году имели 8-10 уроков за четверть. Учительница не успевала их опросить всех, поэтому итоговую оценку выводила, по существу, произвольно, выставляя для проверяющих полный комплект оценок в журнал. Обычно ребята возмущаются столь открытой ложью, но дело не столько во лжи, сколько в том, что каждый из них имеет право высказаться (и должен это сделать) на каждом уроке, письменно или устно. Таков моральный постулат Шаталова-учителя. Приведённый мною факт характерен для современной школы. Редкость и случайность опроса по ряду предметов превращает ученье не в серьёзное дело, а в игру, где одному везёт, а другой в проигрыше, один смеётся, а другой плачет.
Если есть у педагога жгучая потребность помочь массе детей, духовно глохнущих в школе, если он постиг всю порочность традиционного выборочного опроса как основного источника стрессовых ситуаций, то ежеурочный опрос напрашивается как необходимое следствие, как принцип дидактики. Поэтому никто из тех, кто высокомерно отвергает Шаталова, не имеет права умалчивать  о филигранной технике контроля знаний учащихся, о чём  так подробно рассказано в соответствующих книгах.

Доброжелательность – следующее звено цепи. Она тоже является принципом, потому что шаталовцы не ставят двоек,  потому что у них с опроса снято клеймо допроса (тихий опрос, магнитофонный опрос), и они не делят класс примитивно на хороших и плохих учеников, потому что уважение достоинства питомца является их фундаментальным руководством. Проработав 25 лет в различных школах, я вынужден констатировать: если что подобное и встречается в традиционной дидактике, то не как закон, а как случайность. Более того, традиционные отношения между учителем и учеником, учителем и администратором, школой и родителями можно, на мой взгляд, назвать, пользуясь дипломатической терминологией, «состоянием холодной войны». Дети кричат ура, когда нет уроков – заболел учитель, эпидемия в школе, едем в колхоз. Гоним их в продлёнку – не загоним, тащим их родителей на родительское собрание – не затащим.
«Опорный сигнал – это цифры, буквы, различные стрелки и другие значки на листке, по которому ученики после прослушивания учителя несколько раз проговаривают заучиваемый текст.  Нормальный конспект, составлять который надо научить любого школьника, подменяется набором знаков, и это объявляется достижением педагогической мысли. По нашему мнению, это формализм, толкающий школьника только к бессмысленному заучиванию материала» (М.А. Прокофьев).

Совершенно аналогично думает и Коротов,  заместитель министра просвещения СССР, статья которого по этому вопросу опубликована в «Учительской газете» от 7 сентября 1982 года. В этой статье Шаталову приписывается легкомысленное методическое прожектёрство, навязывание школе и учителям «новых» форм и методов под видом наиболее эффективных.  В качестве основного порока отмечается репродуктивный характер метода, недооценка рассказа педагога, опроса, учебника.

Чтобы хвалить или хулить ОК,  надо видеть и понимать, как он работает. Первая его функция – дать учителю возможность проверить подготовленность к уроку каждого ученика, каждого из 20, 30, 40. Посмотрели бы вы, уважаемые «отцы» педагогики, с каким энтузиазмом и рвением работают фломастерами ребята 4-го, 5-го, 6-го и даже 7-го класса при воспроизведении оригинала конспекта по памяти или копировании конспекта с плаката в отведённые для этой цели минуты! В частности те, у кого есть проблемы с умением связно говорить. Пусть яркость красок и точность ОС неадекватно отражают глубину понимания материала – это выяснит учитель иными способами, важно, что нет бездельников, что руки и голова детей работают в союзе и гармонии. Если проверку конспектов хорошо продумать, если привлечь к этому наиболее надёжных помощников из ребят, то она осуществляется очень быстро, без непроизводительной траты времени. Кроме того, в педагогическом процессе часто важно заметить и отметить не просто голый результат, а, скорее, рвение наших питомцев. Минуты, взятые от урока на письменное воспроизведение ОК, не могут повредить делу тем более, что параллельно ведётся и устный опрос, тихий и магнитофонный (опыт учит, что без магнитофона обойтись можно), что в заключение следует обычный опрос у доски.      
В традиционной методике доступность материала для всех учащихся достигается, главным образом, путём сокращения текстов, параграфов, глав, разделов. Вот, например, мысли на этот счёт действительного члена АПН Ю. Бабанского, высказанные в «УГ» от 21 августа сего года в статье «Целостный, системный подход»: «Продолжается совершенствование учебников на основе отбора только такого материала, без которого невозможно осознанно усвоить главного. Например, по физике в 8-х классах сокращено число параграфов с 96 до 75, и в учебнике для 9-го класса намечается возможность сократить число параграфов почти вдвое».

В шаталовской методике проблему решает ОК. Это будет его второй функцией. ОК короток, прост, впечатляюще оформлен (в отличие от т.н. «нормального конспекта», который чаще всего бывает длинен, непривлекателен, непрактичен). При развёрнутом устном ответе ученику разрешается его использовать, что полностью снимает неуверенность и страх, гарантирует среднему и слабому получение положительной оценки. Особенно ОК необходим в трудные дни, когда много ответственных уроков, когда много задано, когда много пропущено (по болезни,  из-за работы в колхозе и пр.). Конспект – единая для всех, перенесённая на бумагу, свёрнутая логическая цепь, которая, однако, развёртывается по-разному, в соответствии со способностями, литературными данными, фантазией ученика. Кто хорошо запомнил его, понял все внутренние связи и продумал варианты ответа, тому не нужно заглядывать в запись.
Товарищ  Прокофьев утверждает, что ОК толкает школьника к зубрёжке, потому что в нём вместо слов сигналы: цифры, буквы, различные стрелки. А как же овладеть тогда математикой, физикой, химией, – ведь там тоже сплошные сигналы – цифры, буквы, стрелки? Посмотрите на часы, термометр, барометр, калькулятор, ЭВМ – рассчитаны их сигналы на зубрёжку? Вглядитесь в ОК по истории, составленный мастером (см., например, книгу Шаталова «Педагогическая проза»), и вы обнаружите там все необходимые логические связи – пространственные, временные, причинно-следственные, целевые, – которые обозначены специальными сигналами. За сигналами – учебник и рассказ учителя, их содержание определено.  В то же время они стимулируют работу не только памяти, но и мышления, так как одновременно информируют и «загадывают загадку».

    За один учебный день на голову учащегося обрушивается словесный материал в таком объёме, который при любых способностях  не может быть усвоен. Учитель при воспроизведении заглянет в поурочный план, в учебник. А куда может заглянуть ученик, «вытянутый» к доске?
– Расскажи-ка,  Попов, о Бородинской битве. – Долго вспоминает «отъявленный троечник» первое слово абзаца, чтобы начать.
– Ты учил?
– Учил. – Он действительно учил, а точнее – зубрил всё подряд, потому что другого способа не знает. Наконец подсказка даёт ход делу. Попов двинулся вперёд. Но опять забыто первое слово теперь уже второго абзаца.
     «Таким ученикам можно давать план ответа или разрешать пользоваться составленным дома планом, а при опросе создавать благоприятные психологические условия. Не в ущерб, разумеется, качеству знаний» (Бабанский, там же). Мягко выражаясь, меня удивило подобное суждение. Оказывается, умение составлять дома план ответа – признак ограниченного ума, а благоприятные психологические условия при опросе могут пойти в ущерб качеству знаний. А я до сих пор думал, что научить учиться означает научить логически обрабатывать материал и составлять план его изложения, что благоприятные психологические условия при опросе являются необходимым и элементарным условием педагогики.
Многие учителя сейчас не только не повторяют пройденного, но и не укладываются в отведённые программой рамки времени, чтобы хоть кое-как пробежать ключевые темы (все сельские школы из-за осенних работ пропускают почти целую четверть).
Третья функция ОК – обеспечение быстрого прохождения  материала, чтобы освободить время на повторение, углубленное изучение и творческое осмысление его.

Да, опорный конспект позволяет многократно повторить однажды основательно изученное, опираясь на зрительную, слуховую и логическую память. Что в этом плохого? Зубрёжка? – Зубрёжки нет, есть черновая работа накопления знаний, за которой следуют многие часы практического их применения, отработки вариантов ответов.

Мы не можем уподобляться лошади с шорами на глазах, пугающейся автомобиля, но должны честно признать, что есть группа детей, которая проходит школу, фигурально выражаясь, «по коридору». ОК даст им твёрдый минимум (мой Серёжа Гирин в прошлом году, в 4-м классе, получил по всем предметам больше ста двоек и единиц, перевели его ради процента). Мы не можем забывать и тех, кому узки рамки школьной программы, ОК станет для них хорошей «стартовой площадкой». Министр просвещения жалуется: «Нужно помнить нашу слабую позицию в обучении математике – недостаточное внимание к решению задач». Так подите к В.Ф. Шаталову, он вам даст время на решение задач, научит, как решать по 900 задач в год по физике, как пройти программу 4 и 5 классов по математике за три учебных четверти, чтобы потом решать, решать, решать.

Не принижает метод донецкого учителя роли рассказа учителя, опроса, учебника, как утверждает В. Коротов. Наоборот: в шаталовском методе роль этих факторов возрастает. Уметь надо делать всякое дело, учиться надо всякому ремеслу, всякому искусству. Пусть своё слово скажут энтузиасты-практики!  Знаменателен факт: тот, кто «стоит у станка», не только не порочит товарища, внесшего «рацпредложение», а выражает ему благодарность (немало публиковалось статей на эту тему), а тот, кто сидит в «конторе», тот плачет о рекламной шумихе. Вот что значит амбиция!

Для меня как учителя немецкого языка освоение метода Шаталова – дело новое, нелёгкое. Тут ещё не протоптаны гладкие тропы. Однако я использую кое-что, что возможно в наших условиях. Использую опорные сигналы (опорные плакаты), ежеурочный доброжелательный контроль (с помощью продвинутых учеников), тихий опрос, ведомость открытого учёта знаний. Предмет стал доступнее для средних и слабых. Не всё удаётся, однако бездельники исчезают, уроки проходят интереснее. Впервые почувствовал, что в мой труд влился элемент творчества.
Долгий и мучительный педагогический опыт учит, что искусство педагогики прогрессирует непосредственно на рабочем месте, а не в отдалённом кабинете администратора или учёного. Тут уж ничего не поделаешь, потому что педагогика прежде всего –  практическое дело. Чтобы научиться плавать, надо лезть в воду.

Рассуждают так: есть разные дети, разные классы, разные школы и ситуации на уроках различны. Следовательно, да здравствует многообразие методов! Однако… Однако в сущности своей все дети устроены одинаково, в какой бы класс мы их ни посадили, в какую бы школу ни отвели. Поэтом, думаю я, лучше обучать их одинаково одним хорошим методом, чем многообразием плохих.

За последнее десятилетие немало брошено государственных денег на алтарь школьной бесхозяйственности: кому-то пришла в голову мысль, что технические средства  и есть то самое звено, взявшись за которое можно продвинуть  школьное дело. Но само по себе загромождение кабинетов сложной аппаратурой не даёт положительных результатов. Нужен метод. Нужна новая технология ведения урока.

Шаталов не отвергает ничего из прошлого («прадедовского») и современного опыта. Он приводит лишь всё в систему и целесообразно расставляет старые детали по новым местам. В его методологии есть место докладу и дискуссии, экскурсии и кинофильму, есть место игре и делу, шутке и серьёзной работе. Здесь всё освещается по-новому,  становится ясным, где главное и где второстепенное, в какой мере следует оснащать кабинет техническими средствами, методической литературой, обвешивать стендами, в какой мере нужны просто мел и доска.

В нашей стране немало учителей-новаторов. Однако никто из них не в праве претендовать на столь значительный вклад в дидактику, как донецкий педагог-подвижник. Вся деятельность его – более четверти века длящийся эксперимент, эксперимент, полностью завершённый практически и теоретически. Шаталов – не просто ищущий учитель, это – академик среди учителей, которого с полным основанием можно назвать и учителем среди академиков.

26 ноября 1982 года
Изменено: Сергей Корягин - 05.10.2011 20:23:35
Цитата
Сергей Корягин пишет:
В свое время я, учитель средней школы из Смоленской области, написал статью о Шаталове В.Ф. и послал в "УГ".  Ее не напечатали. Помещаю ее сегодня здесь, на форуме.
" Поэтом, думаю я, лучше обучать их одинаково одним хорошим методом, чем многообразием плохи



В нашей стране немало учителей-новаторов. Однако никто из них не в праве претендовать на столь значительный вклад в дидактику, как донецкий педагог-подвижник. Вся деятельность его – более четверти века длящийся эксперимент, эксперимент, полностью завершённый практически и теоретически. Шаталов – не просто ищущий учитель, это – академик среди учителей, которого с полным основанием можно назвать и учителем среди академиков."

 Спасибо за по-советски хорошую статью. Таких новаторов во всех сферах жизни было много. Многие и преуспели, как Елизаров, Фёдоров и др.
Я многим, кто называет себя учителем, рекомендую почитать о папаше Полгару ( в недавнем "Огоньке" хотя бы) и его книгу "Как делать(воспитывать) гениев". Свои установки он лучшим образом реализовал, воспитывая своих знаменитых дочерей. От себя из несладкого личного опыта добавлю свои тЭри кАпейки. Считаю, что с класса с 7-го, 8-го надо формировать "классы по выявленным интересам и способностям". Есть спецшколы, но это сложное дело, всех не охватить организационно. Какое сейчас отношение к методу Шаталова? В метаниях по совершенству образования его фамилия даже не упоминается.



26 ноября 1982 года
Цитата
Гость Cергей пишет:
Свои установки он лучшим образом реализовал, воспитывая своих знаменитых дочерей.
Учить способных, успешных, проявивших себя, да еще своих - одно удовольствие.  А как научить искалеченных в семье, тех, кто решил, что у него нет никаких способностей, как учить ребят с неразвитыми способностями и т.д. - вот где начинаются проблемы. И здесь Шаталова никто не заменит. Боюсь, что проблему Вы не до конца продумали. Спасибо за отклик. Удачи!
Цитата
Сергей Корягин пишет:
Помещаю ее сегодня здесь, на форуме.
Огромное спасибо! Сейчас у меня цейтнот. Подробнее отвечу завтра. Пока то, что резануло по глазам:
Цитата
Сергей Корягин пишет:
(опыт учит, что без магнитофона обойтись можно),
Обойтись можно, но только с тремя магнитофонами возможно такое:
Цитата
Отвечать, заранее отрепетированный по плану, урок кратно легче, чем спонтанно.

Оно, конечно, легче, но, не привыкшие к устным опросам, пятиклассники отвечали, за редким исключением, крайне неуверенно. Утешало одно - к устным ответам готовились все, а ответить на двойку по ЛОС просто невозможно. Никто не боялся стать "посмешищем", тому "виной" несколько факторов. 1. При тихом и магнитофонном опросе, а это 80% всех ответов, никто кроме учителя не слышит робкий, запинающийся голос ученика. 2. При опросе у доски действовало правило, согласно которому было выгодно внимательно слушать ученика. Суть его в том, что за дополнения к ответу ученика из класса, оценка ему несколько повышалась, если учителю нечего добавить к этим дополнениям, в противном случае понижалась. 3. Отвечавшему полагался АДВОКАТ во время этих дополнений. Оппонировать ему ЗАПРЕЩАЛОСЬ, а адвокатом становился учитель.
Когда 8 классы ВСЕ сдавали экзамен по химии, то комиссия была поражена фантастическим отличием навыков связной разговорной речи у нашего класса и остальных. Было сказано, что восьмиклассники отвечают значительно лучше, чем одиннадцатиклассники, а у последних после 9 класса был отсев.
Итог этого экзамена пять троек из 38, а остальные "4" и "5". Блестяще был подтверждён тезис о том, что общая успеваемость учеников, в решающей степени,зависит от математики.
Я не прощаюсь.
Цитата
Сергей Корягин пишет:
создании условий, исключающих всякую нечестность в работе.
Очень рад, что мы сходимся в оценке. Огорчает, одновременно, другое. Честных учителей почти не осталось. "Три пишем, два в уме"- грешен почти каждый.
Продолжу завтра.
Цитата
Гость пишет:
Цитата
Сергей Корягин пишет:
создании условий, исключающих всякую нечестность в работе.
Очень рад, что мы сходимся в оценке. Огорчает, одновременно, другое. Честных учителей почти не осталось. "Три пишем, два в уме"- грешен почти каждый.
.

Да и раньше так было. Вот карикатура из журнала "Крокодил" номер два за 1970 (семидесятый) год:



Хорошо показана причина того из-за чего учителя ВЫНУЖДЕНЫ не ставить двойки: требования начальства. То есть, иными словами - рыба протухла с головы.
Пользователь забанен 14.10.2014
Цитата
PINGVIN пишет:
Хорошо показана причина того из-за чего учителя ВЫНУЖДЕНЫ не ставить двойки: требования начальства. То есть, иными словами - рыба протухла с головы.
Я в первый год работы выставил около 30 годовых двоек, несмотря на "требования начальства".
Понятно, что с головы, непонятно почему 45 лет идёт эта линия. Кому это выгодно?
Цитата
Сергей Корягин пишет:
однако бездельники исчезают,
В яблочко!
Цитата
Сергей Корягин пишет:
можно назвать и учителем среди академиков.
Огромное Вам СПАСИБО!  Всё чистая правда. Я узнал о Шаталове в 1975 году. Почти 40 лет о методике знает руководство страны. "А воз и ныне там"?
Нет, стало кратно хуже.
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

СИСТЕМА ШАТАЛОВА — В ЧЁМ СУТЬ?