Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Фантастика — самый мощный инструмент развития воображения

Борис Долинго

Продолжение обсуждения. Начало см. «Наука и жизнь №№ 3, 4, 5, 2016 г.

Журнал «Наука и жизнь» пригласил писателей, критиков и издателей принять участие в обсуждении темы «Что могут фантасты в XXI веке?».

Вот вопросы, которые редакция предложила участникам заочной дискуссии.

1. Существует немало научно-фантастических произведений, в которых высказывались идеи, описывались открытия и изобретения, позднее ставшие реальностью («Гиперболоид инженера Гарина», «Вечный хлеб», «Человек-амфибия», «Голова профессора Доуэля» и т. д.). Могут ли в наши дни фантастические рассказы подтолкнуть учёных к новым открытиям?

2. Может ли сейчас научно-фантастическое произведение претендовать на роль футурологического исследования и стоит ли ждать этого от автора? В чём состоит задача научно-фантастического произведения?

3. Какие проблемы современности и возможного будущего могут стать объектами внимания писателей-фантастов?

Борис Долинго закончил УрГУ, физический факультет. Автор рассказов и романов, выходивших в издательствах «Армада–Альфа-Книга», АСТ и «Лениздат». Председатель оргкомитета фестиваля фантастики «Аэлита». Член Союза писателей России.

Могут ли в наши дни фантастические произведения подтолкнуть учёных к открытиям? Если коротко, то именно фантастические произведения и могут. Правда, очень часто под такой постановкой вопроса подразумевается, что писатели-фантасты якобы предсказали массу изобретений. А вот это — серьёзное заблуждение, которое любят тиражировать журналисты. Всё обстоит совсем не так: писатели-фантасты мало чего «предсказали» в области конкретных научно-технических открытий.

На мой взгляд, писатели-фантасты вообще ничего не «изобрели» — во всяком случае, такого, что можно рассматривать как «открытия» или «изобретения». Например, идея высокоточной фокусировки пучка света, которую использовал Алексей Толстой в повести «Гиперболоид инженера Гарина», не его изобретение. Просто Толстой был неплохо знаком с мыслями по этим вопросам, которые высказывали учёные и изобретатели задолго до него. А. Н. Толстой, кстати, учился в Санкт-Петербургском технологическом институте, то есть имел определённый научно-технический «базис», чтобы разбираться в таких вопросах. Александр Беляев, хотя и был юристом, много занимался самообразованием в области биологии, медицины, техники и истории, то есть опять же знал, чтÓ можно использовать в романах и рассказах. Герберт Уэллс был дипломированным биологом. Жюль Верн живо интересовался всеми научно-техническими разработками своего времени и талантливо использовал их в своих «изобретениях». Ну и так далее. Хорошие писатели-фантасты (речь, разумеется, в первую очередь о создателях жанра НФ) всегда имели специальное образование либо были как минимум глубоко эрудированными в области науки и техники.

В фантастических произведениях, конечно, можно встретить что-то достаточно «новаторское» и в научно-техническом смысле, но там не найти того, что было бы абсолютным открытием (о чём бы в момент написания произведения учёные пока даже не подозревали). Конкретных «глобальных идей», которые спровоцировали бы научные открытия, в фантастических романах не найти. Например, приписывать Жюлю Верну открытие идей подводной лодки или полёта на Луну могут только люди, крайне мало знакомые с историей развития науки и техники. Всё происходит наоборот: научные разработки и открытия становятся пищей для фантастов, подсказывают новые сюжетные ходы. Тот же Жюль Верн выступал во многом именно популяризатором существующих научных идей и открытий.

Как наука, так и литература требуют глубокого погружения. Наверное, в фантастике могли бы появляться реально прорывные идеи, если бы учёные имели время писать романы и повести. Но такого времени у них нет, и, кроме того, хороший учёный не обязательно обладает даром излагать мысли в виде качественных литературных произведений. Это талант другого рода.

А у писателей тоже нет времени заниматься наукой серьёзно. И при всей эрудиции и подготовке писатель может не обладать даром именно учёного. Чтобы выдвинуть прорывную научную идею или гипотезу, нужно не просто иметь «талант к научной деятельности», но как минимум глубоко копать в той или иной области. Наука уже давно стала чрезвычайно специализированной и узкопрофильной. Чтобы понимать, какие процессы происходят на самых передних её рубежах, простой эрудиции и лишь богатого воображения недостаточно, — нужны знания, доступные лишь специалистам. Единственное, где сегодня у фантастов возможны реальные «изобретения», так это в области социальных прогнозов и прогнозов последствий применения каких-то научно-технических решений.

Но важность фантастики как ИНСТРУМЕНТА РАЗВИТИЯ ВООБРАЖЕНИЯ колоссальна. Британский писатель Нил Гейман несколько лет назад прочитал лекцию «Почему наше будущее зависит от книг, чтения и фантазии» (текст есть в Сети). И там он, в частности, рассказал, что в 2007 году посетил в Китае первый одобренный местной компартией конвент по научной фантастике и фэнтези, где спросил у официального представителя властей: почему такое мероприятие в Китае наконец-то поддержали? Ведь долгое время фантастику не одобряли. Ему объяснили, что исследователи обратили внимание: китайцы умеют создавать великолепные вещи, когда им приносят готовые схемы. Но ничего не улучшают и не придумывают сами. Они не изобретают! Поэтому они отправили делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые «придумывали будущее», о них самих. И обнаружили, что в детстве они все читали НАУЧНУЮ ФАНТАСТИКУ. Понимаете, о чём я? Воображение развивают именно книги! Если детей будут воспитывать только на кино и компьютерных играх, то есть на готовых «схемах», — они разучатся воображать, творить новое.

Вот в этом кроется важность фантастики как литературного жанра: она сама не изобретает подводные лодки, компьютеры и космические корабли, но она ГОТОВИТ людей к тому, чтобы они становились изобретателями!

А вот если где-то и возможны какие-то «изобретения» в фантастических произведениях, так это как раз в области прогнозов развития человека и общества. Точнее, даже не в прогнозах того, как НАДО строить будущее, а в том, чего НЕ НАДО делать. Все удачные произведения такой направленности — своеобразные «предостережения» человечеству. Возможно, уже давно одна из важнейших функций фантастики — предостерегать. И в этой области немало «прогностических» произведений, в основном в жанре утопии и антиутопии, да и, наверное, в области так называемой альтернативной истории, где можно найти удачные примеры подобного рода «предостережений».

В общем, как раз в качестве своеобразного футурологического исследования фантастика — неоценимый инструмент. Именно люди, обладающие богатым воображением и высоким уровнем образования (речь, разумеется, о хороших писателях-фантастах), могут выдавать прогнозы-предостережения возможного развития человечества, показывая модели возможных последствий использования тех или иных изобретений, научных открытий, социально-политических решений и так далее. Органичное встраивание любых подобных прогнозов в хороший литературный сюжет, равно как и умелое использование автором научно-технических идей, только украшает книгу.

Почвой для создания произведений, где рассматриваются те или иные пути развития общества и возможные последствия каких-то решений, принимаемых на этом пути, становятся современные проблемы и разнообразные научные открытия, способные оказать серьёзное воздействие на жизнь человечества. Проблем, стоящих сегодня перед человечеством, немало. Попробую перечислить навскидку.

Освоение дальнего космоса. Пока для нас это всё, что начинается за орбитой Луны и простирается до звёзд. Сюда я отнёс бы и вопросы киборгизации. В отличие от «натурального» человека, киборгу не требуются кислород и вода, он может выдерживать иные ускорения, более устойчив к радиации, — всё это существенно упрощает решение пилотируемых космических полётов.

Экология и сохранение «нормальной окружающей среды». Сюда, в частности, входит проблема перенаселения и ограниченности мировых ресурсов.

В сферах политики, экономики и социологии проблем целые букеты. Сюда же я отнёс бы и проблемы кризисов финансовых систем, кризис современного либерализма, разного рода толерантности и, наоборот, фобии и так далее.

Расовые и религиозные конфликты. Я бы рассматривал это как отдельный пласт проблем. Можно «политкорректно» прятать голову в песок, но эти проблемы существуют, и они очень серьёзные, если не сказать «смертельные» в нынешних условиях для человечества в целом. Как ни поразительно, они плохо решаются простым образованием и просвещением.

Медицина и биология. В частности, лечение болезней — как существующих, так и новых и предотвращение возможных новых эпидемий. Кстати, продление жизни человека, не говоря уже о возможном бессмертии, само по себе может стать для общества определённой проблемой — как моральной, так и чисто экономической и даже политической.

Сравнительно новая грядущая проблема — «вирусное хакерство».

Разумеется, я не назвал все возможные проблемы, хотя и уже названные сами по себе крайне ёмкие и имеют множество смысловых «слоёв» и точек соприкосновения, связывающих их между собой. И чем чаще писатели будут рассматривать подобные вопросы, строить модели возможных последствий как для отдельных личностей, так и для человечества в целом, тем больше вероятность, что люди найдут пути решения стоящих перед ними задач.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Фантастика и реальность»