Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сухопутный порт морской

Наталья Коренева, заместитель директора по научной работе Тотемского музейного объединения

Так назвал Тотьму — старинный купеческий город — известный путешественник Юрий Сенкевич. Будто подтверждая его слова, в Тотьме в 1996 году, по случаю 300-летия основания Российского флота, открыли Музей мореходов, а в 2005 году — посвящённый им памятник. Почему же такой чести удостоился город, расположенный в Вологодской области, вдали от всех морей?

Два обстоятельства способствовали расцвету Тотьмы в ХVI—XVIII веках. Во-первых, город оказался перевалочным пунк-том на двух важных северных речных путях. Первый — Двинский путь: от Вологды, через Тотьму и Великий Устюг, по Северной Двине в Белое море. Второй — по Сухоне, Вычегде, а из неё волоками на Каму и дальше на Урал, в богатые земли Западной Сибири, хозяйственное освоение которой только ещё начиналось. Это было время расцвета соляных и иных промыслов, развития торговых связей и выхода тотемского купечества на общероссийский рынок.

Важную роль в возвышении Тотьмы как крупного торгового центра сыграло появление в 1553 году в устье Северной Двины англичан. Благодаря им город стал крупным транзитным пунктом и на международном торговом пути. Иностранные купцы открыли в Тотьме отделения торговых контор, выстроили магазины, склады. В 1643 году правительство передало на 10 лет беспошлинно соляные промыслы в Тотемском уезде английскому торговому агенту Дигби. О Тотьме тех лет в путевых заметках сообщали Дженкинссон — агент одной из английских торговых контор, Корнелий де Бруин — путешественник по Московии времён царствования Петра I и многие другие.

В первой половине ХVIII века через Тотьму проследовало несколько правительственных экспедиций, исследовавших новые земли. В январе—феврале 1725 года отдельными группами покидала Петербург первая Камчатская экспедиция Витуса Беринга (1725—1730), в которую входило более 60 человек. В феврале группы собрались в Вологде, и после непродолжительной остановки санный обоз направился в Тотьму. В обозе везли паруса, корабельные снасти, якоря и якорные цепи, продовольствие и снаряжение для будущих судовых команд.

Вскоре состоялась и вторая Камчатская экспедиция (1733—1742), открывшая Командорские, Алеутские острова и достигшая Америки. На одном из островов, впоследствии названном именем Беринга, отважный командор умер. Только летом 1742 года его спутники, оставшиеся в живых, вернулись на материк. Их рассказы об островах восточнее Камчатки, привезённые шкуры морских зверей: котиков, каланов, лис, бобров — поразили современников. Можно себе представить, какие суммы могли выручить за одну поездку участники экспедиции. Шкура чёрной лисы стоила тогда 100 рублей, а корова — 1 рубль. На восток за удачей и богатством потянулись великоустюгские, каргопольские и тотемские купцы.

Вот почему путешественник П. И. Челищев в путевых заметках в 1791 году писал, что «купечество и мещане сего города главный торг имеют в Сибири и на Камчатке».

Деятельность промысловых экспедиций на малоизведанных островах была сопряжена с большим риском, требовала значительных средств, собрать которые могли только объединённые компании, своего рода акционерные общества. Капиталы компаний достигали 20 тысяч рублей и более. Социальный состав компанейщиков был самым разнообразным. Б?льшая часть вкладов принадлежала богатым купцам. Они лично, а чаще через своих приказчиков организовывали работы по строительству судов, их снаряжению в плавание. Фамилиями купцов и принято было называть промысловые компании. Но в их состав входили и мелкие купцы, и посадские люди городов, и крестьяне.

Во время таких экспедиций старшим на судне был мореход, которого выбирала компания, что оговаривалось в контракте. А вот организацией промыслов на островах занимался передовщик, тоже лицо избранное. Он отвечал за имущество компании и отчитывался за результаты промыслов. От умения и навыков этих людей зависел не только успех зверобойного промысла, но и жизнь поселенцев.

Через несколько лет после окончания второй Камчатской экспедиции В. Беринга на открытых ею островах Тихого океана появляются представители вологодских уездов: лальский купец Афанасий Чебаевский и купцы-устюжане Иван Бахов и Никита Шалауров. Из тотьмичей первым на американские острова ступил купец Фёдор Холодилов.

В 1747 году Фёдор вместе с иркутским купцом Никифором Трапезниковым создал промысловую компанию, которая снарядила судно «Иоанн» и отправила его к берегам острова Беринга. Трижды (в 1747—1748, 1749—1752, 1753—1755 годах) судно совершало плавания к Командорским и Ближним Алеутским островам. Итоги промыслов оказались удачными, доставленная пушнина оценивалась громадной по тому времени суммой — 228 069 рублей.

Почти сорок лет Фёдор Холодилов и его племянник Алексей занимались предпринимательской деятельностью. За это время они снарядили семь экспедиций на судах «Иоанн», «Андриян и Наталья» и «Михаил». Общая цена пушнины составила 831 666 рублей. Значительная доля прибыли досталась Холодиловым — самым богатым представителям тотемского купечества.

Вслед за ними начали предпринимательскую деятельность и тотемские купцы братья Григорий и Пётр Пановы. В 1758 году они вместе с Андрияном Титовым вошли в компанию московского купца Ивана Никифорова, построили и снарядили судно «Иулиан». Пановы промышляли на Лисьих островах.

Деятельность братьев Пановых правительство оценило: 21 сентября 1764 года указом Сената компании был предоставлен ряд льгот, а её руководителей наградили золотыми медалями с изображением Екатерины II. Правительственная поддержка вдохновила Пановых. Начиная с 1758 года они направили к американским берегам одиннадцать партий промышленников. В различное время им принадлежали суда «Евпл», «Пётр и Павел», «Александр Нев-ский», «Варфоломей и Варнава», «Георгий». Прибыли купцов были просто баснословными. Добытая пушнина оценивалась в 910 887 рублей.

Удачливым мореходом оказался и посадский Степан Корелин, который почти пятнадцать лет находился в морских вояжах и на промыслах. В трёх промысловых экспедициях участвовал тотемский крестьянин Дмитрий Брагин. Посадский, а позднее купец, Степан Черепанов принимал участие в экспедициях на Алеутские острова на судах «Захарий и Елизавета» (1759) и «Николай» (1768).

Тотемские мореходы и передовщики на островах Нового Света не только занимались промыслом, но и вели большую работу по исследованию и описанию новых земель, открывали новые острова и присоединяли их к Российскому государству, отправляя в столицу составленные ими рапорты и сказки. Так, мореход на судне «Иулиан» посадский Степан Глотов из Яренска (в снаряжении судна участвовали и купцы из Тотьмы) в 1758—1762 годах открыл, обследовал и описал острова Умнак и Уналашка — самые крупные из Лисьих островов. Помогали ему в этой работе тотьмичи Дмитрий Брагин, Михаил Холодилов и Пётр Шишкин. Они составили одну из первых карт Алеутских островов. На чертеже Петра Шишкина показаны не только острова Алеутского архипелага, но и западное побережье Северной Америки, которого он достиг в 1763 году.

Хотя карта выполнена с помощью примитивных средств — «писана углём и раскрашена глинкой», — её высоко оценил М. В. Ломоносов. На карте были некоторые неточности, но всё равно её долгое время использовали русские мореходы.

В последующие годы экспедиции, снаряжённые тотемскими купцами, открыли и обследовали Андреяновские острова, острова Акун и Унга в Чугатском заливе и остров Кадьяк у берегов Северной Америки. Пытливым исследователем оказался и тотьмич Степан Черепанов. Собранный им ещё в 1759—1762 годах материал лёг в основу интереснейшего документа под названием «Сказка тотемского купца Степана Черепанова о пребывании на Алеутских островах». Он представляет большую историческую ценность и в наши дни.

В первые годы открытия и освоения островов в Тихом океане промышленные компании не были постоянны по своему составу и создавались лишь на один-два вояжа. Между компаниями шла конкуренция, в которой выживали сильнейшие. Такими на протяжении многих десятилетий были объединения тотемских купцов Пановых и Холодиловых. Но к концу ХVIII века они сдали свои позиции. К этому времени относительную самостоятельность сохранили лишь пять компаний, которые в 1797 году вошли в Американскую соединённую компанию, возглавляемую купцами Григорием и Иваном Голиковыми. Через два года правительство Павла I предоставило этой компании монопольное право на занятие пушным промыслом и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана. Новое торгово-промышленное объединение стало называться Российско-американской компанией. Именно с деятельностью этой компании на протяжении трёх десятилетий связал свою судьбу тотемский мещанин, а позднее купец, Иван Александрович Кусков (1765—1823).

Иван Кусков — это целая эпоха Русской Америки и Российско-американской компании, правителем которой он был более двадцати лет. Деятельность Ивана Александровича началась в 1790 году в Иркутске, где он заключил контракт с каргопольским купцом Александром Андреевичем Барановым. Кусков «обязывался быть у него в услужении при коммерческой должности и следовать с ним из Иркутска в Охотск, а оттуда к американским берегам в компании промысла Голикова и Шелихова».

А через девять лет он сам становится правителем Российско-американской компании, занимается организацией промыслов, обследованием и изучением новых земель. Его незаурядные способности проявились и в морском деле. Не раз он совершал морские переходы на байдарках, а позднее и на парусных судах, исследуя американское побережье. По его инициативе и при активном участии были построены парусники «Ермак», «Ростислав», «Ситка» и другие.

Правительство оценило подвижническую деятельность Кускова: в 1804 году ему вручили медаль «За усердие» для ношения на шее; через два года присвоили чин коммерции советника, который давал Кускову право исполнять все торгово-дипломатические миссии от лица компании.

Особенно полно организаторский талант Ивана Александровича проявился, когда по замыслу правителей Российско-американской компании на калифорнийском берегу была основана крепость, призванная снабжать русские селения на Аляске продуктами питания. Чтобы выбрать место для поселения, Кусков с партией промышленников совершил пять морских походов в Калифорнию. Основные постройки крепости возведены всего за три месяца. 11 сентября 1812 года Кусков поднял русский флаг над крепостью. Он же управлял ею в течение десяти лет.

Для населения Русской Америки на огородах выращивались капуста, салат, хрен, морковь, лук, огурцы и редька. Два раза в год сажали картофель и собирали обильный урожай. Было развито и животноводство. Поселенцы посадили яблони, персиковые и вишнёвые деревья, виноградные лозы, арбузы, дыни, тыквы. Вблизи крепости на реке Славянке построили водяную мельницу. Завели кожевенный завод и сапожную мастерскую. Из местной сосны жители гнали смолу и дёготь, из древесины делали бочки. Кирпичный завод, кузница, столярная и слесарная мастерские обеспечивали морские промыслы, судостроительную верфь и население необходимыми орудиями для охоты, предметами морского такелажа и вещами домашнего обихода.

Главный правитель Российско-американской компании Матвей Муравьёв писал о Кускове: «…и я с удовольствием в знак моего душевного уважения сим свидетельствую о благородном его поведении, высокой его честности, неуклонной его ревности на общую пользу».

Закончилась служба Кускова в 1821 году. Весной следующего года он вернулся в родной город Тотьму. Умер Иван Александрович на родине и похоронен на кладбище Спасо-Суморина монастыря. Его именем названа набережная в Тотьме, в городе работает мемориальный музей Ивана Кускова, а возле дома-музея в 1990 году был открыт памятник славному мореходу.

Не забыли его и в Калифорнии. В честь основателя селения и крепости — И. А. Кускова в 1976 году в Америке выпустили медаль.

До настоящего времени коренные индейцы (племя кашайя и племя мивок) хранят память о Кускове и благодарны ему за мирное освоение калифорнийского побережья и основание небольшого американского селения Бодега Бэй.

Благодаря заслугам тотьмичей в открытии, исследовании и освоении земель на островах Тихого океана в 1780 году с образованием Вологодского наместничества город получил статус уездного. В том же году императрица Екатерина Вторая утвердила герб Тотьмы — чёрная американская лиса на золотом поле в знак того, что «жители сего города в ловле сих зверей упражняются». Тотьма — единственный российский город, который имеет в своём изображении «иностранного зверя».

Возвращавшиеся домой купцы, соревнуясь друг с другом, жертвовали доходы на строительство храмов, благодаря чему город славится теперь особым архитектурным стилем «тотемское барокко». Его отличают необычайная лёгкость и ажурность. Яркая особенность тотемской архитектуры — декор, который украшает стены храмов, так называемые картуши, или, как именовали их зодчие ХVIII века, клейма. В частности, в договоре на строительство Троицкого Зеленского храма было написано: «Клейма сделать как наилутче возможно». Когда видишь картуш, кажется, что это лепнина, расположенная между окнами храма. На самом деле особенность картуша в том, что он — часть кладки стены, изготовленная мастером из специального фигурного кирпича. Сегодня тотемские клейма — своеобразная визитка исторического города Тотьмы. Большинство храмов, построенные на «избыток капитала», освящались в честь Николая Чудотворца, как главного покровителя мореплавателей и землепроходцев. Наверное, именно в те годы и появилось выражение: «Кто в Тотьме не бывал, тот и Света не видал, и Богу не молился!»

Ныне сохранившихся храмов в городе шесть. В двух из них располагаются музеи. На месте всех утраченных, полностью или частично, храмов установлены информационные стенды с двуязычным комментарием и фотографиями.

активно вкладывали тотемские купцы свои капиталы и в строительство учебных заведений города. Купец Холодилов выделил для помещения уездного училища деревянный, весьма удобный дом по цене 4000 рублей. Купец Колычев пожертвовал уездному училищу 2350 рублей. Городской голова Василий Васильевич Карпов в 1883 году выстроил на собственные деньги деревянный мост на каменных столбах через Дмитриевский ручей.

В Тотьме гармонично уживаются прошлое и настоящее. Здесь история земли российской, её соль, её корни.

Иллюстрации предоставлены Тотемским музейным объединением.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отечество. Путешествие к истокам»