Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ТОТЬМА

Александр КУЗНЕЦОВ.

В 1997 году Тотьме исполнилось 860 лет. Город старше Москвы. Тотьма, подобно Великому Устюгу и Сольвычегодску, появилась и стала развиваться на реках Сухоне и Северной Двине как город торговый, стоявший на пути в Белое море и далее - в Европу. Этот северный путь издавна связывал русский Север и с Уралом, и с Сибирью, и с Москвой. Исторические судьбы трех этих городов во многом схожи, немало общего у них даже во внешнем облике. Расцвет Тотьмы наступил в XVII столетии, а каменное строительство, возведение церквей - замечательных памятников архитектуры - относится к XVIII веку. Город прожил долгую жизнь, знал времена расцвета, упадка и вписал в историю и культуру России славные страницы.  

***

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Раскинулась Тотьма на высоком левом берегу реки Сухоны, в среднем ее течении, и на ее притоке - речушке Песьей Деньге. Много раз Тотьма горела, ее уничтожали, сравнивали с землей многочисленные враги. Особенно страшны были набеги татар. "Батый просек молнею Русскую землю, - пишет летописец того времени, - казанцы же не выходили из ее пределов и лили кровь христиан, как воду. Беззащитные укрывались в лесах и пещерах; места бывших селений заросли диким кустарником. Обратив монастыри в пепел, неверные жили и спали в церквах, пили из святых сосудов, обдирали иконы для украшения жен своих усерязями и монистами, сыпали горячие уголья в сапоги инокам и заставляли их плясать, оскверняли юных монахинь; кого не брали в плен, тем выкалывали глаза, обрезали уши, нос, отсекали руки, ноги и - что всего ужаснее - многих приводили в свою веру, а сии несчастные сами гнали христиан, как лютые враги их. Пишу не по слуху, - прибавляет летописец, - но виденное мною, и сего никогда забыть не могу".

После очередного уничтожения Тотьма строилась заново и на новом месте. Сначала город находился в пятнадцати верстах ниже по Сухоне, на правой стороне, при устье реки Тотьмы, потом - у соляных варниц, в двух километрах от нынешнего города. И только в 1554 году тотмичи обосновались на теперешнем месте. Первое же упоминание о Тотьме в летописях встречается в 1138 году. В конце XVI века Строгановы основали солеварение на Севере, и начался "золотой век" Сухоны. Эта река еще с XVII и XVIII веков была важнейшим путем для Руси, но особенное значение он приобрел как путь в Европу через Белое море в XVI и XVII столетиях. Недаром в 60-х годах XVI века Тотьму посетил Иван Грозный. До сих возле города есть места, называемые Государев луг и Виселки. На лугу жил в шатрах царь, а на Виселках творил суд и расправу. Перед этим от царя из Москвы были присланы писцы, переписавшие население старого города у варниц и нового на Сухоне и установившие оброк в государеву казну. В Тотьме значилось 199 дворов, 20 храмов и 8 варниц.

Все соляные варницы не только Тотьмы, но и всего Севера к середине XVI века принадлежали Строгановым. С монастырей оброк не брали, поэтому Строгановы основали в 1568 году тотемский Спасо-Суморинский монастырь, варивший для них соль. Солеварение стало основным производством Тотьмы в XVII веке. Выпаривали ее в XVIII и XIX столетиях, и так до двадцатых годов нашего века, пока не были освоены соляные озера Эльтон и Баскунчак.

Польско-шведское вторжение не разорило Тотьму - Лжедмитрий потерпел поражение под Устюгом Великим, тотмичи же защитили свой город от их отступающих отрядов. В XVII веке в городе стала появляться обрабатывающая промышленность, порту необходимы стали кузнецы, устроились лесопильный, салотопленный, мыловаренный, кожевенный заводы. Бурно развивалась торговля. Трижды посещал Тотьму Петр Великий - в 1693, 1694 и 1702 годах. На соляных варницах, знакомясь с таким важным в то время промыслом, он собственноручно вытаскивал бадьи с рассолом. Позже он сошлет сюда отца своей первой жены - Федора Лопухина, который станет воеводой города.

Когда же возникли сношения с Англией, Тотьма заняла видное место в товарообмене двух стран. Судите сами: Строгановы платили в казну одних только торговых пошлин 23 тысячи рублей. Кроме заграницы, Тотьма оживленно торговала и с Сибирью, так как лежала на Великом Сибирском пути. Но уже к концу XVII века картина торгово-промышленной жизни на Сухоне и Северной Двине меняется. Наступает период упадка, главной причиной которого послужило запрещение Петра I вести заграничную торговлю через Архангельск. Строились порты на Балтийском море и в Петербурге. И северный край начинает хиреть. Хотя при Екатерине II торговля через Архангельск возобновляется, но это уже не единственный путь для нее. Тотьма становится заштатным провинциальным городком с местной торговлей, солеварением и рыбным промыслом.

В 1780 году создан и утвержден герб города Тотьмы. Он, к сожалению, не отобразил истории города. На нем "черная лисица в золотом поле, в знак того, что жители этого города в ловле сих зверей упражняются". Можно предположить, что это изыск невежествен ного бюрократического ума какого-то чиновника Екатерининской эпохи.

Город часто горел. В 1743 году в большом пожаре сгорели все до одного деревянные храмы, а пожар 1812 года истребил две трети города, оставив только каменные строения. Поэтому с наступлением весны по городу и посаду начинали ходить глашатаи и кричать: "Заказано накрепко, что изб и мылен никто не топил, вечером поздно с огнем не ходил и не сидел". В теплое время года принято было варить еду в печах на огородах. 

***

Население Тотьмы всегда было невелико: в XVII, XVIII и даже в XIX веке оно не превышало четырех тысяч человек. Тем не менее в ней насчитывалось на удивление много для такого городка учебных заведений. Первая школа открылась здесь в 1748 году, а в конце XVIII столетия в Тотьме работали уже три училища - народное, уездное и приходское. Позднее открыли и училище для девиц. В 1874 году город выписывает 229 экземпляров газет и журналов, работает публичная библиотека. Это на четыре тысячи жителей! Тогда же учредили городскую Думу и построили метеорологическую станцию. Особенно поражает обилие - двенадцать! - учебных заведений в 1913 году, когда население Тотьмы возросло и составляло 5933 человека: Петровская ремесленная школа, учительская семинария, лесная школа, реальное училище, женская гимназия, духовное училище, городское училище и пять приходских училищ.

На шесть без малого тысяч жителей приходилось 1236 учащихся. (В Тотьму съезжались учиться из сел и деревень всего Заволжья, лежащего к северу от Сухоны.) В 1965 году начальных и средних учебных заведений в Тотьме было всего семь.

Перед революцией в Тотьме сформировалась своя интеллигенция, многие тотмичи получали высшее образование в Вологде, Москве и Петербурге. Талантливым художником-пейзажистом Ф. М. Вахрушевым создается краеведческий музей, вокруг которого собираются патриоты края. Преданность своей малой родине и интерес к исследованию ее истории, быта, культуры, искусства сохранились и в нашем поколении тотмичей.

Гордость Великого Устюга - наши великие землепроходцы Владимир Васильевич Атласов, Семен Иванович Дежнев и Ерофей Павлович Хабаров. Герой Сольвычегодска - всем известный Ермак Тимофеевич. А в Тотьме одним из самых знаменитых земляков считается человек, который исследовал Аляску и Северную Калифорнию, создал русскую колонию в Америке и построил крепость Росс, правил этой колонией десять лет, с 1812 по 1822 год. Звали его Иван Александрович Кусков. Русский купец Кусков долгое время был забыт потомками. Только лет тридцать-сорок тому назад о нем стали писать, на Сахалине появилось торговое судно "Иван Кусков", в кают-компании этого корабля висит портрет Ивана Александровича. И вот теперь в Тотьме создан посвященный ему и его сподвижникам музей.

Стоящий на набережной дом Российско-Американской Компании сохранился, но он стал жилым домом. Энтузиасты и патриоты Тотьмы организовали музей в многооконном деревянном доме над рекой и оврагом. В нем собраны вещи и документы, принадлежавшие потомкам работников Компании. В музее можно прочитать текст свидетельства, выданного Ивану Кускову. По-нашему это похоже на служебную характеристику. Текст большой, но его стоит привести полностью: "Господин коммерции советник Иван Александрович Кусков издавна продолжал служение свое в Америке, в честь своего имени и на пользу Отечества, за что был взыскан Высшей милостью. Последнее время пребывания его в Америке он начальствовал на берегах нового Альбиона, в селении и крепости Росс; сию крепость он, г. Кусков, сам основал и выстроил, завел в ней корабельную верфь и построил там три купеческих корабля, которые поднесь с великою пользою употребляются и в колониях Российско-Американской Компании. Он среди диких народов, близ крепости, завел скотоводство, огородничество и часть землепашества; он умирил враждующие между собой толпы диких и в продолжение многих лет удерживал сих дикарей в добром союзе с живущими в крепости, и единственно мерами кротости и справедливости. С 1820 года по сентября 15 он находился под моим начальством, и я с удовольствием, в знак моего душевного уважения сим свидетельствую о благородном поведении, высокой его честности и неуклонной ревности его на пользу общую.

Его опытность и познание местных обстоятельств столь важны, что трудно его заменить кем бы то ни было. Я, с сердечным пожеланием ему всех благ, но с душевным прискорбием, расстаюсь с ним.

Дано в Ново-Архангельске за подписанием моим и приложением печати Российско-Американской Компании. Апреля 20 дня 1822 года.

Подпись: Его Императорского Величества Всемилостивейшего Государя моего, флота Капитан-Лейтенант и кавалер, Российско-Американских колоний главный правитель Матвей Муравьев".

Перед музеем поставлен памятник И. А. Кускову в виде поясного белого бюста на черном постаменте. На шее Кускова-американца большая золотая медаль с изображением императора Александра I - знак "взыскания Высшей милостью". Сохранились и потемневшие портреты И. А. Кускова и его жены Е. П. Кусковой, написанные, как считают ученые, здесь же, в Тотьме, после возвращения их из Америки и незадолго до смерти Ивана Александровича в 1823 году. Чтя память своего знаменитого земляка, тотмичи назвали набережную именем Кускова. Надо сказать, во всех маленьких городах России с 20-х годов улицы часто носили имена людей, не имевших никакого отношения к городу. Теперь они переименовываются, слава Богу.

Городская интеллигенция и работники музеев немало приложили усилий для сохранения старинной городской застройки, охраняют памятники старины. Но, увы, не всегда так было. Могил знаменитых людей, например, в Тотьме нет. Скажем, Строгановых хоронили на старом посаде у церкви Воскресения Христова. Деревянная церковь давно сгорела, вместе с ней исчезли и могилы. Надгробие же Кускова-американца случайно нашли. Прежний директор краеведческого музея водил как-то в первые годы после революции экскурсию по предместью Тотьмы, по Варнице. Присели отдохнуть. Поковырял он в задумчивости мох под рукой - а под ним чугун. Расчистил немного и прочел: "Кусков". Раскопал он всю плиту, вычистил ее и убедился, что это надгробие Ивана Александровича. Но в это время строили электростан цию, собирали металл, и не успел директор перевезти плиту, как пропала она бесследно. Но место могилы Кускова как будто известно. Утверждать не могу, поскольку рассказываю это со слов старожилов.

***

Тотьма дорога русскому человеку не только своей историей, но и архитектурными памятниками. Ее высокие белые храмы и другие каменные строения XVIII века привлекают сюда любителей нашей старины. Воздвигнутые два с половиной века тому назад церкви сохранились, хотя и не все. Строили тут храмы местные мастера, и их богатая фантазия причудливо переплеталась с красочностью народного художественного творчества, что выражается во всем, начиная с оригинальных форм пятиглавий и кончая каменной резьбой наличников. Подобное своеобразное барокко мы видим на всех церквах Тотьмы.

После пожара 1743 года построен на самом высоком месте - на Соборном холме, что над Сухоной, - каменный Богоявленский собор. Однако он много раз перестраивался и совершенно утратил свои первоначальные формы. После последних переделок 1816-1822 годов он стал выглядеть массивным зданием раннего классицизма.

Зато стоящие у центральной площади храмы Иоанна Предтечи и Входа в Иерусалим дают нам возможность полюбоваться характерной тотемской архитектурой. Они разные. Иерусалимский - высокий, устремленный ввысь, а Предтеченский - пониже и поскромнее. Храм Иоанна Предтечи - один из ранних, построен в 1738-1740 годах, он бесстолпный, на двухъярусном четверике, малый восьмерик с главой, пятигранный алтарь и неширокая паперть. Лепные украшения его сочетают в себе элементы раннего барокко и древнерусские формы.

В более поздних строениях эта двойственность уже отсутствует и остается только пышный узор барочных форм. Это видно на храме Входа в Иерусалим, возводимом с 1774 по 1779 год во время расцвета тотемского барокко. Он взмывает вверх своим изящным пятиглавием, стремится к небу. Все в нем - луковицы, пятигранный алтарь, трапезная, колокольня - своеобразно и неповторимо, красиво и сделано с удивительным мастерством. Кирпичные фигурные детали и лепнина роскошны, слегка выступают из стен, и потому границы объемов остаются четкими, ясными.

Стоящая неподалеку церковь Рождества Христова построена в том же стиле, но несет на себе и свои собственные черты. Ее строили дважды: в 1746-1748 годах поставлен нижний теплый храм, а в 1786-1793 годах надстроен второй этаж, верхний храм. В украшениях этих двух зданий легко заметить разницу. Верхний храм - легкий и стройный, бесстолпный объем его устремлен ввысь тремя уменьшающимися восьмигранниками. Своеобразно решен вход в верхнюю церковь: туда ведет восьмигранное крыльцо с крытой лестницей.

На высоком берегу Сухоны царит над рекой и окружающей местностью церковь Троицы. Она тоже строилась в два приема - в 1768-1772 годах и потом надстраивалась в 1780-1788 годах. Разрыв во времени небольшой, поэтому разница во внешнем убранстве незаметна. Это сложившееся тотемское барокко. Оригинален здесь притвор с лестницей, что ведет на второй этаж. Город вытянулся вдоль Сухоны, а Троицкий храм стоит на западной его стороне. На восточной же также возвышаются над рекой две церкви - Воскресенская (1744-1749 годы) и Успенская (1749-1755 годы). Воскресенская церковь возведена в традициях местной архитектуры, но только приземиста, с мощным четвериком и без роскошного декора. Лишь на верхнем этаже видны элементы нарышкинского барокко. Успенская же церковь основательно перестраивалась в 1800-1808 годах, и здание ее, как и колокольня, выглядит сооружением в духе классицизма.

Только в конце 20-х годов нашего века исчезли в Тотьме Сретенская церковь (1756 года), Георгиевская церковь (1763 года, перестроена в 1869 году), церковь Иоанна Богослова (1777-1778 годы), кладбищенская Владимирская церковь (1755-1759 годы), при которой был маленький монастырь, тюремная церковь, церковь духовного училища, расписанная художником Вахрушевым. Да и Богоявленский собор, перестроенный под кинотеатр, можно отнести сюда же. В этом храме висел самый большой колокол Тотьмы, который был слышен по всей Сухоне. Весил он 700 пудов. Неизмеримые наши потери - это иконы тотемских церквей. Многие из них принадлежали к знаменитой Строгановской школе.

В трех километрах к северо-западу от Тотьмы, на холме между двумя речками - Песьей Деньгой и Ковдой, стоит Спасо-Суморинский монастырь. Основанный в 1554 году преподобным Феодосием Сумориным (не без участия Строгановых), монастырь сначала целиком был деревянным. Сегодня мы видим его таким, каким он стал к концу XVIII века (естественно, с немалыми потерями). Этот мужской монастырь сыграл важную роль в жизни края и самой Тотьмы. Он обладал огромными земельными угодьями, большим стадом коров и лошадей, мукомольными мельницами, амбарами, погребами и другими хозяйственными службами, в том числе солеварней.

Хозяйство содержалось в отличном состоянии, скажем, слова "монастырская корова" означали наивысшую похвалу животному. Помимо церковных ценностей в нем хранились подарки российских царей и императоров. Дорога из Тотьмы в монастырь была вымощена, а всякий проходящий мог зайти в людскую трапезную и досыта поесть. Воинствующие безбожники - большевики разорили монастырь со всем его налаженным хозяйством, бесхозные строения стали разваливаться. От окружавшей монастырь каменной стены высотой в три с половиной сажени (более семи метров) мало что осталось. Камень и кирпичи тащили все кому не лень. Из четырех башен ограды сохранилась одна, разобрали колокольню.

Интересны в Тотьме и жилые дома, как каменные, так и деревянные. Правда, из-за частых пожаров очень старых домов из дерева в Тотьме нет, все больше это прошлый, XIX век с чертами провинциального классицизма. Хорош каменный двух-этажный дом учительской семинарии, относящийся к первой половине XIX столетия. Фасад его наряден наличниками и пилястрами, балконом и высокими окнами. Дом, который называют "присутственные места", построен на рубеже XVIII и XIX веков. Первый этаж полуподвальный, а второй - с высокими окнами, украшенными барочными наличниками с зубчатыми гирляндами. Есть и еще несколько заслуживающих внимания каменных жилых домов. Самым старым из них считается дом купца Ф. Холодилова, морехода и промышленника. Он стоит на высоком берегу Сухоны. Это типичный классицизм с пилястрами и пышными капителями, богато декорированный наличниками и подоконниками. Дом красив и величественен.

Деревянные дома Тотьмы не отличаются какими-то особыми чертами. Если не считать "любови" тотмичей к дымникам и украшению водосточных труб. Дымники на печных трубах венчают железные петухи, журавли, цветы и звезды. Также фигурны ажурные воронки водосточных труб. Делается это с фантазией и, видимо, служит предметом гордости и соревнования.

Встречаются деревянные дома с низким первым этажом и высоким вторым, как у жилого дома номер 10 на улице Ворошилова. Такое построение напоминает деревенские дома Севера. Их можно увидеть, если отъехать от Тотьмы в сторону Тарногского городка. Они высокие, в два этажа, в четыре-шесть окон. Особую красоту этим домам придают широкие, крутые и высокие крыльца с точеными столбиками и перильцами, крытые резанными в чешую крышами. По подзорам, конькам и наличникам сохраняется еще яркая оригинальная раскраска. Передние окна дома, так называемые "красные окна", - самая разукрашенная часть фасада. Над ними красуются раскрашенные балкончики, Бог весть для чего устроенные, ибо на них ниоткуда нет выхода. А по бокам самые невероятные изображения - летящая слава с трубой, амур с крылышками, фантастические птицы. Конечно, в опустевших ныне деревнях ничего подобного давно не строят, но недалеко от Тотьмы можно еще увидеть подобное чудо.

***

Тотьма в наши дни - тихий провинциальный городок на берегу громадной реки, по большей части деревянный, с неторопливой и спокойно текущей жизнью. Старинные русские города, особенно не освоенные еще туристской индустрией, обладают удивительной притягательностью. Тишина и покой. Поленницы дров у стен домов, пробивающаяся сквозь мостовую травка, деревянные мостки, покосившиеся заборы - и на каждом шагу история. Стоит только остановиться, осмотреться и подумать. Полученный там отдых - радость и удовольствие. Садитесь в Вологде на пароход и плывите потихоньку по Сухоне и далее по Северной Двине в Архангельск. По пути сойдете в Тотьме, побываете в Устюге Великом и в Сольвычегодске. На воде хорошо отдыхается, можно подумать не спеша об увиденном.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «По Руси исторической»