Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

В лаборатории космических полетов

Н. Н. Туровский, М. А. Герд, научные сотрудники Академии наук СССР

Тренировки

В кабине Марсианка — маленькая, гладкая, круглоголовая собачонка. Частое дыхание колышет ее грудную клетку, стянутую одеждой. Количество дыхательных движений — 69 в минуту. И это при норме 20—30! Пасть чуть приоткрыта, собака тянется из кабины, отказывается от еды. Лаборантка ставит животному градусник. Температура 40,2 — значительно выше обычной.

Рядом — Ильва. Она ведет себя совсем иначе: с поднятой головой лежит неподвижно, напоминая плюшевую игрушку. Только беспокойное движение глаз говорит о том, что все в ней напряжено. Пасть Ильвы крепко сомкнута, но дыхание и температура несколько превышают норму.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

А вот Жемчужина. В ее поведении как будто не произошло никаких изменений: температура нормальная, число дыханий и электрокардиограмма обычные.

Такова одна из картинок приучения будущих маленьких космонавтов к кабине, которая чуть больше, чем сама собака.

Все знают, как активны и подвижны собаки. И вот таких животных надо подолгу тренировать в тесней камере. На первый взгляд кажется, что добиться этого почти невозможно. Можно ли перестроить поведение животного, сделать столь неестественное для него естественным, простым и легким?

Зарубежные ученые большей частью используют в своих экспериментах заранее усыпленных, наркотизированных обезьян. Советская космическая медицина с самого начала ее возникновения поставила перед собой другую задачу: работать не с наркотизированными, а с бодрствующими, здоровыми животными. Вот почему тренировка приобрела особенно большое значение. А для того, чтобы ее осуществить, были разработаны и теоретически обоснованы принципы и программа обучения.

Как же проходят тренировки?

Процесс этот совершается в три этапа.

Приучают собак в специальной «тренировочной» комнате. Это светлое помещение с цементным полом, широкими деревянными скамейками, небольшими ковриками, расположенными на утепленных настилах.

Прежде всего в глаза бросаются кабины, расставленные у левой стены на высоких металлических подставках. Они производят впечатление длинноногих, без туловища, сказочных существ. Странной кажется камера-циклоп. Покрытая колпаком с одним глазом — иллюминатором, она служит для того, чтобы приучать собак находиться в условиях слабой освещенности.

Вдоль правой стены под большим портретом Лайки стоит несколько необычно узких клеток на невысоких ножках. Они сделаны из алюминиевых сплавов и имеют много круглых, величиной с маленькую чашечку отверстий. Это так называемые «тесные клетки», предназначенные для первого этапа тренировки животных, которые должны долго находиться в помещении небольшого объема. Посаженные сюда маленькие собачки не могут переходить с места на место, клетка сильно суживает привычное жизненное пространство, хотя не до таких размеров, как «штатные» кабины, где животные будут лишены даже возможности поворачиваться.

Собаки, впервые посажанные в тесную клетку, обычно активно «протестуют», а некоторые умудряются открывать клетку и выскакивать из нее.

Но вот этот этап пройден: собака привыкла спокойно переносить так не понравившуюся сначала тесную клетушку. Ей дают отдохнуть, моют и теперь уже сажают в настоящую тренировочную кабину. Тут собака находится 5—6 дней, но каждое утро ей дают хорошо поразмяться на прогулке.

Как ведут себя животные, когда находятся в кабине?


Случайная статья