Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Дягилев снова в России

Материал подготовила Зинаида Короткова.

Во всём мире широко отмечают 100-летие Русских сезонов, организованных Сергеем Павловичем Дягилевым (1872—1929). Однако парадокс заключается в том, что российскому зрителю этих выступлений балетной труппы Дягилева увидеть не довелось. Вначале была неприязнь администрации Императорских театров, после революции — такое же отношение новой власти к коллективу, работающему за границей. Спустя сто лет в «мировое юбилейное дягилевское турне» включена и Россия. В Государственной Третьяковской галерее на Крымском валу до 31 января 2010 года работает выставка «Видение танца».

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В художественной культуре XX века Дягилев занимает особое место. Его личности и творческой деятельности посвящено великое множество публикаций, но, пожалуй, нельзя утверждать, что кому-то удалось разгадать формулу успеха этого человека. Для многих он собирательный образ идеального импресарио, соединяющего в себе талант организатора, феноменальную чуткость и отзывчивость ко всему новому в искусстве, умение находить людей, близких по духу, и средства для осуществления своих проектов. Кажется, всё, к чему прикасался этот «Медичи XX века», осуществлялось. Он обладал уникальной способностью вдохновлять, объединять единомышленников и направлять их творческую энергию на создание новых видов и форм искусства. Хроника его жизни отмечает значимые этапы развития русской культуры начала XX века. Во многом усилиями Дягилева «кружок самообразования» Александра Бенуа превратился в художественное объединение «Мир искусства», а руководимый им одноимённый журнал положил начало новой эпохе книжной графики в России.

Дягилев — организатор выставок

Как правило, век выставок недолог, но дягилевские выставки носили совершенно особый характер. Они не только знакомили современников с полузабытыми произведениями искусства прошлого, но и успешно предугадывали современные тенденции. Поэтому многие из них прочно вошли в историю искусства.

Государственный Русский музей в Петербурге решил напомнить о некоторых выставках, организованных в своё время Дягилевым.

В только что отреставрированном Колонном зале корпуса Бенуа создан образ выставок, осуществлённых Сергеем Павловичем Дягилевым. Выполнить реконструкцию, к сожалению, уже невозможно. Экспозиция названа «Дягилев. Начало». Ознакомиться с ней можно до 10 марта 2010 года.

Сергей Павлович стоял у истоков нового понимания организации выставок. В «Автобиографической заметке» он писал, что с 1897 по 1906 год организовал 16 выставок.

В 1898 году был сделан первый шаг к зарубежным выставкам. В музее Училища технического рисования барона А. Л. Штиглица прошла выставка произведений русских и финляндских художников — рядом оказались две культуры, самостоятельно развивающиеся в одной стране. Это дало возможность сравнить их своеобразие. Экспонаты для выставки отбирал сам Дягилев.

Следующая выставка, организованная Дягилевым в 1905 году, называлась «Таврической» в связи с тем, что была устроена в Санкт-Петербурге, в Таврическом дворце, знаменитом сооружении архитектора И. Е. Старова. Произведения, представленные на выставке, охватывали два столетия истории русского искусства.

На сбор произведений и подготовку экспозиции понадобилось почти три года. Дягилев добился того, что председателем выставочного комитета стал великий князь Николай Михайлович, автор серьёзных исторических исследований. Благодаря посредничеству августейшего историка удалось получить для выставки «высочайшее покровительство» Николая II — случай единственный в дореволюционной выставочной практике. Это позволило с лёгкостью решать многие организационные проблемы. Бюро выставки помещалось в Новомихайловском дворце — резиденции великого князя (Миллионная, 19).

«Трудно себе представить, какую энергию развил Дягилев в своей громадной работе! Ничто не устрашало его, никакие расстояния, которые приходилось ему иногда покрывать в тряской крестьянской телеге, отбивающей бока и почки, не пугали его; он являлся к губернаторам и к угрюмым помещикам захолустных медвежьих углов — всюду очаровывал, «шармировал» своим ласковым баритоном, мягкой, очаровательной улыбкой...», — писал близко знавший Дягилева Серж Лифарь.

Таврический дворец — одна из самых грандиозных выставочных площадок в Петербурге того времени. Огромные залы перегородили щитами, образовавшими своеобразный лабиринт. Стены затянули тканью. Причём каждая «зала» имела свой цвет — были «залы» серые, жёлтые, красные, фиолетовые, коричневые, зелёные, фисташковые и т.д. Всю выставку разбили на «царствования». В середине дворца соорудили сад по эскизам Льва Бакста. Зелень сада особенно эффектно оттеняла выставленные здесь мраморные бюсты.

Дягилеву удалось издать четыре обширных списка портретов, отобранных в общественных и частных собраниях Петербурга, Москвы, провинции (72 имения) и зарубежья. Полный каталог выставки к её открытию не был завершён. Но уже к концу мая можно было приобрести все восемь частей объёмного пятисотстраничного каталога с указанием имён художников и портретируемых, а также «Биографический указатель художников, произведения которых находятся на выставке портретов», составленный знаменитым историком искусства бароном Н. Н. Врангелем.

Дягилев намеревался издать солидный четырёхтомный словарь всех портретов, бывших на выставке, с максимально подробными аннотациями к каждому. Удалось собрать огромный научный и фотографический материал, но по разным причинам это начинание так и осталось нереализованным.

В 1906 году в Осеннем салоне Парижа была организована выставка «Два века русской живописи и скульптуры» — от древнерусских икон до работ будущих представителей авангарда. Сегодня в Русском музее представлены некоторые экспонаты с той выставки.

Дягилев и балет

Главным делом жизни для Дягилева стало создание балетной антрепризы. Знаменитые Русские сезоны Сергея Дягилева не только открыли Западу русскую музыку и русский балет, но и ознаменовали реформу балетного театра XX века.

Русские сезоны в Париже начались в 1907 году с «Исторических концертов», в которых принимали участие С. В. Рахманинов, Н. А. Римский-Корсаков, Ф. И. Шаляпин, хор Большого театра. В следующем году парижская публика познакомилась с оперными шедеврами, главные партии в которых пел Шаляпин.

Классический балет в антрепризе Дягилева появился только в 1909 году. С этого времени и начинается отсчёт Русских балетных сезонов. В 1910 году Сергей Павлович привёз в Париж балеты, поставленные балетмейстером Мариинского театра Михаилом Фокиным. Антрепризная группа была создана из молодёжи: Анна Павлова, Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский, Адольф Больм. Из Москвы пригласили Веру Коралли, Екатерину Гельцер, Михаила Мордкина.

Устроители современной выставки в Третьяковской галерее постарались представить эволюцию балетов, созданных труппой Дягилева, — от «Павильона Армиды» (19 мая 1909 года) до последней премьеры в Монте-Карло — «Бал» (9 мая 1929 года).

Любая выставка, посвященная такому сложному искусству как балет, может создать лишь весьма приблизительное представление о том чуде, что восхищало в начале прошлого века зрителей Франции, Англии, Италии, Америки.

Можно воспроизвести музыку, полюбоваться костюмами и декорациями, но не воскресишь уже тех чародеев, что способны были потрясать зрителей своим волшебным искусством. Приходится довольствоваться тем, что сохранилось.

Огромные по объёму материалы, освещающие многогранную деятельность Дягилева и его соратников, разошлись ныне по всему миру. Ни один музей не обладает коллекцией, которая позволила бы объективно представить историю Русских сезонов. Организация подобной экспозиции требует совместных усилий российских и западных специалистов, участия европейских, российских и американских музеев и частных коллекционеров. Выставка в Москве стала частью международного проекта, последовательно развернувшегося на двух экспозиционных площадках — в Новом национальном музее Монако и в Государственной Третьяковской галерее.

Среди участников московского проекта — музеи, обладающие значительными собраниями дягилевских материалов. Как правило, эти материалы получены от непосредственных участников труппы Дягилева, его друзей и соратников, каждый из которых стал автором собственной версии истории «Русских балетов».

Самым крупным собранием костюмов, изготовленных для участников «дягилевских» балетов, обладает Музей танца в Стокгольме — наследник парижского «Архива танца», созданного шведским аристократом, ценителем и знатоком балета Рольфом Маре. По мнению директора музея Эрика Нусланда, эта коллекция изменила отношение к театральному костюму, позволила «оценить его как воплощение идеи художника, обретение ею плоти и крови».

Основу собрания музея Водсворт Атенеум (Wadsworth Ath-епеит) в Соединённых Штатах составляет та часть личной коллекции Дягилева, которую унаследовал его друг танцовщик и хореограф Серж Лифарь.

Первоначально Лифарь предложил свою коллекцию Обществу морских купален Монако, много лет финансировавшему спектакли дягилевской антрепризы и наследовавших ей «Русских балетов Монте-Карло». Однако покупка не состоялась, и сейчас в собрании Нового национального музея Монако находится лишь небольшая часть наследия Сержа Лифаря. В 1991 году в этот музей по завещанию перешло собрание другого соратника Дягилева — Бориса Кохно.

Репетиционной базой «Балетов» на протяжении долгих лет служил театр Монте-Карло. Там сохранились оригинальные костюмы и макеты, сделанные по эскизам Льва Бакста, Натальи Гончаровой, Александра Бенуа и Андре Дерена.

Одно из лучших собраний костюмов, а также большемерных оригинальных декораций и занавесов дягилевской антрепризы удалось создать Театральному музею Виктории и Альберта в Лондоне. Многие работы приобретены непосредственно у художников. Отдельный фонд в этом музее составляет обширный архив бессменного режиссёра «Русских балетов» Сергея Григорьева.

Деятельность дягилевской антрепризы протекала за рубежом, поэтому в российских музеях его наследие представлено фрагментарно. Исключение составляют ранние постановки, такие как «Половецкие пляски», «Павильон Армиды», «Золотой петушок» и «Жар-птица» (версия 1910 года). Работа над ними, а порой и премьерные показы проходили в Петербурге. Эти произведения — эскизы оформления и костюмы — предоставлены на выставку петербургским Музеем театральной и музыкальной культуры, Государственным центральным театральным музеем им. А. А. Бахрушина, Музеем музыкальной культуры им. М. И. Глинки.

Многие первоклассные материалы, связанные с деятельностью дягилевской антрепризы, находятся в собраниях частных коллекционеров, некоторые из них любезно согласились участвовать в московской выставке.

Сохранившийся изобразительный материал весьма неравномерно отражает этапы развития дягилевского балета. Первый, или «русский», период представлен эффектными декорациями и костюмами художников «Мира искусства». Для них, так же как впоследствии и для многих русских художников-эмигрантов, театральный эскиз был главной формой самовыражения и ценился наравне со станковыми произведениями. От более поздних постановок сохранилось меньше материалов, а те, что есть, носят рабочий характер.

К оформлению последних своих балетов Дягилев стремился привлечь самых известных представителей европейского авангарда — Анри Матисса, Пабло Пикассо, Андре Дерена, Жоржа Брака, Джорджо де Кирико. Но для них приход в театр был кратким экспериментом, их эскизы представляют собой малопонятные беглые наброски или чертежи, по которым при непосредственном участии художника создавались реальные костюмы либо декорации. Наиболее достоверное представление об этих спектаклях дают не столько эскизы, сколько сохранившиеся фотографии. Единственный способ дать возможность современному зрителю ощутить необычность этих постановок, осознать их «направленность в будущее» и степень рискованности творческих экспериментов Дягилева — прибегнуть к приёму реконструкции. Созданные на основе изучения всего комплекса сохранившихся материалов — рисунков, фотографий, архивных описаний, реконструкции не претендуют на абсолютную историческую достоверность. Это скорее современные арт-объекты.

Неосуществлённые идеи Дягилева — особая тема. Фантастические по красоте и оригинальности конструктивного решения рисунки и коллажи Н. Гончаровой к балету «Литургия» и её же многочисленные варианты оформления балета «Свадебка» позволяют не только проследить этапы поиска образа спектаклей, но и почувствовать весь масштаб затраченных сил и творческой энергии, той невидимой зрителю работы, которая проводилась «за кулисами» и во многом была залогом успешности дягилевских премьер.

Фотографии исполнителей в ролях и сцен из спектаклей — особая глава в драматургии выставки. Строгая чёрно-белая кода словно переносит нас во времена дягилевской антрепризы и даёт возможность оценить красоту и самоценность фотографий.

«Русские балеты Сергея Дягилева» оказались не просто одной из самых успешных антреприз, на протяжении двадцати лет определявшей моду стиль и характер балетного театра. Заданный Дягилевым импульс к обновлению, к поиску принципиально новых художественных, музыкальных и пластических решений определил дальнейшее движение и развитие балета на протяжении всего XX века.

Использованы следующие источники:

Дягилев. Начало. Государственный Русский музей. — СПб: Palace Editions. 2009.

Видение танца. Сергей Дягилев и Русские балетные сезоны. Государственная Третьяковская галерея. При участии Фонда культуры «Екатерина». М., 2009.

История «Русского балета», реальная и фантастическая в рисунках, мемуарах и фотографиях из архива Михаила Ларионова. — Издательская программа «Интерроса». М., 2009.

Сергей Дягилев прусское искусство. Статьи, открытые письма, интервью. Переписка. Современники о Дягилеве. В 2-х томах. М. 1982.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»