Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПРАЧКИ

В. СУПРУНЕНКО (г. Запорожье). Фото автора.

Когда не существовало стиральных машин, каким был труд прачек? Чем отстирывали белье? Как гладили? Ответы на эти вопросы в новой книге писателя и журналиста Владимира Супруненко “Приобретенное”, очерк из которой предлагается вниманию читателей (предыдущие публикации см. “Наука и жизнь” № 8, 1999 г.; № 4, 2000 г.).

Девять из десяти хозяек в один голос назовут стирку белья самой хлопотной и неблагодарной домашней работой. Совсем не варило бабу постарило, а возня с грязными сорочками и портками. Недаром прачек в старину называли “портомойки”. Да и само слово “прачка” означает, что белье не просто слегка треплют, кое-как полощут, а именно прут (жмут, давят, колотят вальком*), прилагая значительные физические усилия.

“Белье стирают дома, а прут и полощут на речке”, — утверждают бывалые люди. Конечно, не только на речке, но и на озере, и на пруду. Везде, где большая вода, там пральнище, там прачки. Нередко они, отложив другие дела, выбираются к водоему чуть ли не на целый день. Хотя и тяжело, и хлопотно, однако можно и с подругами пообщаться, и отвлечься от домашней сутолоки, и на солнышке понежиться. Случается, что быстрая речная вода становится союзницей прачки, освобождая ее от опостылевшей работы. Речники часто привязывают белье к веревке и бросают его за борт. Бежит по реке суденышко, а рядом с ним полощутся матросские робы — за день вода отстегает их так, как ни в какой прачечной не выстирают. В народе такую стирку без моющих средств называли “сухоперка” (“сухоперкой” или “перепранкой” могла именоваться старая рубаха, для стирки которой не требовалось особой тщательности).

Речное пранье и полоскание — это зачастую заключительный этап стирки. Перед этим белье в старину замачивали, парили и бучили, или золили. Посудина, в которой проходила эта операция (большой горшок, чан или бочка), называлась “зольник”, “бук”, “жлукт”, “зваряльня”. Отбеливание (щелоченье) ткани происходило так. Посудину набивали бельем. Потом его заливали водой и сыпали “золиво” — золу от гречневой соломы, подсолнухов. После этого туда бросали раскаленные камни. Вместо них могли использовать “шарики” — цилиндрики из обожженной глины с дырой посредине. В горных местностях с быстрыми реками (например, в Карпатах) белье засовывали в бочку без дна, сыпали туда золу и ставили в проточную воду.

Вообще у рачительных хозяек прошлого было немало “безмыльных” рецептов стирки. Если белье от долгого употребления теряло свою первоначальную белизну, его помещали на два-три дня в кислое молоко. Для стирки повсеместно использовали отвар фасоли, “картофельную” воду (картофель натирали на терке и вливали в тепловатую воду). Находил применение у прачек и яичный желток, которым перед стиркой натирали пятна на шерстяной одежде.

Стирка для добросовестной прачки — процесс длительный и ответственный. Как правило, он был обставлен различными ритуалами. Вот как, например, вела себя полтавская хозяйка-“чепоруха”. Белье замачивалось на сутки в бадье с водой и куриным пометом. Когда начиналось брожение, белье выкручивали и несли на речку прать. После первого полоскания хозяйка намыливала отдельные, самые грязные части рубашек, а также пятна, потом расстилала белье и пересыпала его гречневой золой. После этого она набивала бельем золильный чан, приговаривая: “Золись и белись и инеем берись! В жлукто, как волк, а из жлукта, как шелк!”. Вымолвив эти слова, прачка трижды сплевывала в посудину, прикрывала ее каким-нибудь тряпьем, присыпала еще золой и вливала нечетное количество казанков воды. Наполнив бадью до краев, кидала туда раскаленный камень—“булку” или кусок железа. Выкрутив белье, хозяйка вторично (“с золы”) несла его на речку. Выполосканное белье крахмалилось в процеженных высевках или пшенном кулише и вывешивалось для просушки. Не годилось вывешивать сорочки накануне воскресенья, что было на руку нечистому. Существовали для прачек и другие запреты. Кроме праздников и праздничных недель (Рождественской, Светлой и Зеленой), нельзя было золить белье восемь недель после Крещения и шесть недель после Пасхи. В это время разрешалось только прать “сухоперки”. Не рекомендовалось также заниматься бучением по понедельникам, средам, пятницам и субботам. Те же, кто все-таки имел намерение золить по понедельникам, должны были, отзолив белье в “жильный” понедельник (первый день Великого поста), выпить три ложки золы, бегущей из-под постиранных сорочек.

На стирке не заканчивались мытарства прачки. Гору чистого, но мятого белья ждало глажение. Осуществлялось оно, до изобретения утюга, с помощью скалки, на которую наматывалось белье, и толстой плашки с зарубками и рукоятью, которую двигали вперед-назад. Ребра плашки касались ткани, разминая и сглаживая морщины.

Комментрарии к статье

*Валек (или рубель), по словарю В. И. Даля, — плоская плашка с поперечными зарубками и рукоятью, которой катают скалку. Валек пральный — такая же плашка, но без зарубок; им колотят белье на речке.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Хозяйкам - для повышения эрудиции»