Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Новый старый город

Археологические раскопки последних двух лет показали, как менялось устройство древнего Усвята при христианизации Полоцкой земли в XI веке.

Усадьба в Усвятах. (Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

Много ли мы знаем древнерусских городов? Новгород, Псков, Старая Ладога… Их исследуют уже не один десяток лет, и потому про них известно уже очень много. Но бывает и так, что почти не изученный город буквально сразу обрушивает на исследователей лавину открытий. Так получилось с Усвятом – городом Ярослава Мудрого, на котором с 2019 года работают археологи Института истории материальной культуры (ИИМК). Сейчас Усвяты – небольшой посёлок в Псковской области, но некогда здесь был важнейший транспортный центр с чрезвычайно насыщенной политической жизнью. О том, что это был за город, рассказывает руководитель экспедиции, старший научный сотрудник Отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН, кандидат исторических наук Иван Игоревич Еремеев.

– Иван Игоревич, что мы знаем об Усвяте из исторических документов? И когда археологи впервые заинтересовались им?

– Усвят – один из древнейших городов северо-западной Руси, при этом до недавнего времени он оставался практически неизученным. В 2021 году исполняется ровно 1000 лет с момента его первого летописного упоминания, из которого мы узнаём, что во времена Ярослава Мудрого существовало поселение Въсвячь (Усвят), видимо, напрямую подчинённое Ярославу. После военного противостояния 1021 года, в котором столкнулись интересы Киева, Полоцка и Новгорода, поселение Въсвячь вместе с Витебском отошло под управление полоцкого князя Брячислава Изяславича. Масштаб боевых действий был впечатляющий – войска маневрировали на огромных пространствах между Новгородом, Полоцком и Киевом. Эти события описываются не только в русских летописях, но и в скандинавских сагах.

Почему Усвят и Витебск оказались в центре геополитической коллизии, пока не очень понятно. Вероятно, мы найдём ответ, когда изучим географическое положение двух городов, хронологию и особенности их возникновения. Помочь тут могут только систематические раскопки.

В изучении Витебска много было сделано белорусскими коллегами. Но Витебск – большой современный город, исторический центр которого сильно пострадал. Например, ещё в XIX в. там было полностью срыто древнейшее городище. В архиве ИИМК лежит дело о срытии Замковой Горы Витебска. Усвят же, с его последующей деревенской судьбой, счастливо избежал разрушений.

Системных продолжительных раскопок Усвята до 2019 года не было, хотя небольшие полевые исследования периодически велись, притом что город открыла сотрудница нашего отдела Ядвига Вацлавовна Станкевич ещё в 1950-е. Вообще, она была прекрасным учёным, и как-то забыта в наши дни.

Многое было сделано Северо-Западной экспедицией Эрмитажа в 1960–1980-е годы (Рафаил Сергеевич Минасян, Александр Михайлович Микляев). Кое-что удалось сделать ИИМК в начале 2010-х годов. За это время накопилось некоторое количество сведений, которые легли в основу нашего плана работ первого сезона в 2019 году. Необходимо было проверить их «в поле», и благодаря поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) уже два года экспедиция ИИМК работает в Усвятах.

– Но если в самых общих чертах – что такого было в Усвяте, что он был так важен для воюющих князей?

– В древнерусское время Усвят представлял собой узловой пункт на речных и сухопутных коммуникациях, связывавших Южную и Северную Русь. По всей видимости, именно здесь, судя по данным текстов и археологии, сходилась в одну точку развитая сеть сухопутных дорог и зимников. Обширные, пронизанные реками, заболоченные и необжитые пространства рядом с Усвятом и в древности, и сейчас делают крайне сложным обход его при движении из Смоленска и Витебска на север в Новгород. Не случайно некоторые литовские набеги на новгородские земли в XIII в. происходили именно через эти «усвятские ворота». Через Усвят шёл и Стефан Баторий в своем походе на Русь в 1580 г.

1а.jpg

(Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

В Усвяте найдено довольно много монет, есть выразительные скандинавские украшения Х в. В слоях XII в. встречаются обломки византийских амфор, есть находки южнорусского облика (например, крест-энколпион, украшенный перегородчатой эмалью). Случайно найден происходящий из Италии свинцовый паломнический жетон с изображением апостолов Петра и Павла. Все это говорит о том, что Усвят в X–XII вв. был вовлечен в широкие торговые и культурные контакты. В древнерусском городе иначе и быть не могло. А вот в XIII в. материал становится как будто беднее. Впрочем, работы только начались, и многое ещё может измениться в наших представлениях.

– Есть предположение, что название Усвят (Въсвячь) возникло в связи с тем, что озёра или реки рядом считались священными, или же что в самом городе был священный источник.

– Топонимы с основой свят очень широко известны в славянском мире. Есть точка зрения, что в Полоцкой земле они распространялись вместе с христианизацией. Кстати, с Усвятским озером связана легенда о провалившейся в него церкви – местный вариант легенды о граде Китеже. Но думаю, что имена рек и озёр с основой свят всё же гораздо древнее городов. Археологу, конечно, трудно комментировать проблемы топонимики. Разве что удастся ответить, как глубоко в языческие времена уходит история славянского расселения на Усвятском озере. Насколько мы знаем, это примерно V в. (селище и могильник Узмень). Если Усвятское озеро тогда получило своё название, то, может, быть предположение об особом мифологическом статусе Усвятского озера и верно.

– Если полевые исследования начинались практически с чистого листа, то вас ожидало, вероятно, много сюрпризов?

– Первоначальный план работ включал в себя три этапа: в 2019 году изучение городского детинца (детинцем называется центральная и наиболее древняя часть древнерусского города – прим. ред.); в 2020 – исследование посада; в 2021 – исследование могильника. Но уже в первом сезоне, в 2019 году, план пришлось скорректировать

Неожиданностью для всех стало открытие в детинце, который представляет собой мысовое городище. Раскопки выявили, что его укрепления и застройка XII–XIII вв. стоят на языческом курганном некрополе X в. Таким образом, отчасти оказались выполнены задачи 2021 года.

Но тогда возникает вопрос, где же в то время находились укрепления, синхронные обнаруженному нами языческому могильнику? Где был город Ярослава Мудрого, упомянутый в летописном известии 1021 г.? Может быть, он не имел фортификационных сооружений вовсе?

В древнерусском детинце культурные слои X–XI вв. обнаружены не были. Здесь был найден вал XII в., основу которого составляли заполненные песком и дёрном прямоугольные городни (городнями называют деревянно-земляные конструкции, входящие в фортификационное строение – прим. ред.). Но культурного слоя под ними не оказалось.

Скорее всего, древнейшие укрепления были расположены на соседнем мысу, таком же обрывистом, как и мыс детинца, но меньшей площади. Но там, по предварительным данным, должен был находиться христианский некрополь XII–XIII вв. и, вероятно, городской храм. По крайней мере, местные мифологические рассказы связывали место, где стояла Георгиевская церковь, именно с этим, северным, мысом. Конечно, мы не можем утверждать, что предания, зафиксированные в XIX в., восходят к XI–XIII вв., но церковная земля вполне могла сохранять свой статус на протяжении тысячелетия – примеров тому в Европе немало.

1.jpg

(Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

– И здесь мы подходим к теме христианизации Руси?

– Именно. После полевого сезона 2019 г. у нас возникло предположение, что христианизация Полоцкой земли в XI в. совершенно изменила структуру городского поселения, поменяв местами военно-политический и культовый центры Усвята. Материал, как выяснилось, организован по иной логике, нежели наши планы работ по проекту.

Поэтому уже по результатам 2019  мы решили начать в 2020 году изучение христианского городского кладбища, под которым надеялись отыскать древнейшее укреплённое поселение Усвята. Параллельно планировалось продолжить исследования и в детинце.

– Итак, главной задачей прошлого сезона было понять, есть ли под христианским некрополем XIIXIII веков более ранние культурные слои. Удалось ли это за короткий пандемийный сезон?

– Да, хотя это было крайне непросто не только из-за сжатых сроков. После снятия первого пласта грунта открылась необычная картина: оказалось, что планировку могильника определяют ряды захоронений, отмеченных на древней поверхности кладками из огромных валунов, частично разрушенных и разграбленных. Некоторые из кладок были почти мегалитической формы, и их невозможно было сдвинуть с места без специальной техники, которой на тот момент мы не располагали.

Но дело даже не в этом. Признаться, нам было жалко разбирать монументальные валунные надгробия – эффектные архитектурные сооружения. Хотелось бы обсудить необходимость их исследования как с коллегами-археологами, так и с представителями учреждений государственной охраны культурного наследия. Может быть, имеет смысл музеефицировать их? Пока надгробия законсервированы, и ждут общего решения.

– Что это за погребальная традиция и насколько она характерна для того времени?

– Усвятский городской могильник в своей наиболее эффектной и хорошо сохранившейся части отражает, видимо, своеобразную культуру, сложившуюся в XIII в. в зоне русско-литовских контактов. У нас нет оснований думать, что такие каменные могилы – изначальный христианский обряд местного населения. Мы ожидаем, что древнейшими христианскими погребениями в Усвятах окажутся обычные безынвентарные ингумации, возможно – в гробах. Впрочем, всё это пока только очень зыбкие предположения – ведь с момента открытия памятника прошло всего несколько месяцев.

4.jpg

(Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

– Как удалось понять, что под кладбищем есть что-то более древнее?

– Ещё до начала работ было заметно, что северный мыс имеет выпуклую поверхность, явно сформированную за счет подсыпки. Поначалу мы думали, что здесь был большой курган, в который могли быть впущены захоронения. Вообще, для христианских погребений это не редкость и поныне. Но здесь загадка решилась совсем иначе.

Под горизонтом захоронений, который распадается на пять пластов, был выявлен культурный слой с горизонтом камней. В верхней его части, как раз на границе с вышеупомянутой подсыпкой, прослежены следы мощного пожара. Сам же слой может быть разделён на два горизонта.

По обнаруженным находкам, в частности, лепной и раннегончарной керамике, верхний горизонт может быть датирован X – началом XI в. Здесь же обнаружены несколько дирхемов X века и ряд скандинавских находок, характерных также для Гнёздова, Рюрикова Городища и т. п. То есть они подтверждают нашу датировку.

– Этот «скандинавский след» можно назвать неожиданным?

– Насыщенность материальной культуры раннего Усвята скандинавскими элементами, учитывая уже опубликованные находки, даже несколько превосходит ожидания. Но удивляться не придётся, если мы вспомним известное пристрастие Владимира и Ярослава к варягам. Вероятно, в Усвяте, как и в Ладоге, киевским князем посажен был в качестве наместника какой-нибудь военный предводитель родом из Швеции со своими людьми. Вместе с тем, параллельно здесь была представлена и культура кривичского населения Подвинья Х в. То есть, Усвят был средоточием нескольких культурных традиций.

– Значит, верхний горизонт этой выпуклой части северного мыса, находящегося под христианским некрополем, относится к XXI векам. А что можно сказать про нижний?

– Нижний горизонт культурного слоя содержит незначительное количество лепной керамики, но лишен хронологических маркеров, в том числе и выразительных фрагментов посуды. Он прослежен отдельными пятнами на небольшой площади. Возможно, он относится к третьей четверти I тыс. н. э. Также к раннему горизонту относится длинная материковая западина длиной около 8 м и шириной до 3 м, связанная с какой-то большой постройкой. Мы планируем доследовать её в этом году.

– Учитывая все упомянутые и довольно неожиданные открытия, как бы вы сформулировали итог двухлетних работ в Усвяте?

– Результаты исследований 2019–2020 гг. можно сформулировать так: нами найден город Ярослава Мудрого / Брячислава Изяславича – это северный мыс поселения Юрьевы Горы. В Х – начале XI вв. здесь располагалась наиболее престижная часть поселения. Об этом говорит нумизматический материал и ряд предметов, связанных с выходцами из Северной Европы. Можно практически не сомневаться, что обрывистый мыс, подрезанный со стороны озера, был укреплён и с напольной стороны. Поиск таких укреплений – важная, но непростая задача, учитывая насыщенность культурного слоя погребениями.

И уже в XII в. мы видим совершенно иную картину. На месте раннего укреплённого мыса возникает христианский некрополь. Поверх же языческого некрополя, наоборот, строится крепость, ставятся жилые и хозяйственные постройки. При этом курганы целенаправленно срываются, и пространство между ними нивелируется.

Иными словами, произошла радикальная трансформация с зеркальной топографической перестановкой ведущих элементов политического и сакрального пространства поселения в XI в.

– С чем это может быть связано?

– На мой взгляд, это могло быть вызвано двумя явлениями или их сочетанием: сменой населения города и/или коренным переломом в его мировоззрении. Мы не ошибёмся, если вспомним здесь про военно-политическое противостояние Полоцка и Новгорода в XI в. и христианизацию Руси. Возможно, в данном случае эти факторы были взаимосвязаны. Военные новгородско-полоцкие столкновения носили ожесточённый характер и сопровождались, как известно из летописей, геноцидом и депортациями населения. Поголовный увод в полон горожан взятого города – дело вполне возможное. Христианизация же Усвята, видимо, имела одно важное последствие – церковь получила участок земли с княжеской резиденцией – северный мыс.

– Как много археологических свидетельств в пользу такой передачи земли у вас уже есть?

– Нужно перейти, пожалуй, к самой интригующей находке полевого сезона 2020 г. Нами обнаружены остатки большой постройки столбовой конструкции, а также следы перепланировки прилегающей к постройке площадки мыса. Возможно, это не центральная часть здания, а элементы его крыльца, или внешней галереи. Огромные столбовые ямы с остатками полуметровых в поперечнике столбов прорезают слой пожара. Детали планировки постройки (она уходит за пределы раскопа 2020 г.) ещё предстоит выяснять раскопками. Но её назначение вряд ли может вызвать сомнения. Едва ли древнерусский городской некрополь мог возникнуть возле какого-то светского сооружения. Скорее всего, перед нами остатки церкви. Храм или связанный с ним архитектурный ансамбль, очевидно, простоял здесь недолго, поскольку его остатки довольно быстро оказались перекрыты захоронениями.

Это косвенно подтверждают некоторые находки, которые необычны для кладбища, но которые часто находят в слоях древнерусских городов XII–XIII вв. Их принято интерпретировать как книжные застёжки. Близ столбовой постройки их обнаружили сразу три. Возможно, они принадлежали храмовым богослужебным книгам. Предполагаемая церковь будет в центре нашего внимания в текущем году.

– Другие древнерусские памятники исследуются давно, и для них есть системы датирования. Как быстро удаётся вам формировать систему датирования для Усвята, который почти не изучался? И что в целом можно сказать об исследовательских методах, использованных в Усвяте?

– Пока датировка культурного слоя строится на хронологии керамики, вещей и на серийном радиоуглеродном датировании. Для современной городской экспедиции этого, конечно, недостаточно. В 2020 г. в пониженной части поселения нам удалось обнаружить участок мокрого культурного слоя (мокрый культурный слой насыщен влагой, которая ограничивает доступ кислорода, благодаря чему в нём хорошо сохраняется древесина и другие органические материалы – прим. ред.), по-видимому, Х в. Думаю, разработка дендрохронологической шкалы для ранних этапов поселения – вполне достижимая цель (дендрохронологическое датирование основано на исследовании годичных колец древесины – прим. ред.). Для этого есть методики полевых исследований, которые в свое время были разработаны Александром Михайловичем Микляевым на раскопках усвятских свайных неолитических стоянок.

2.jpg

(Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

Кстати, неолитический культурный слой местами сохранился и в Усвяте (главным образом под курганами). Его исследованию нам тоже приходится уделять внимание.

Помимо выстраивания систем датировок для Усвят, мы начали интересное исследование совместно с палеоботаниками. Они полагают, что главное место в составе земледельческих культур в Усвятах занимал ячмень – а не рожь, или пшеница, как можно было ожидать. Лист ячменя самый широкий из всех злаков, и потому более эффективно поглощает солнечную энергию в северном климате. Помимо этого, зёрна ячменя обладают способностью послеуборочного дозревания, что позволяет собирать его, не дожидаясь полной спелости. Такая особенность полезна в нестабильном климате Северо-Западной Руси. Конечно, выводы ботаников о роли ячменя, на мой взгляд, надо подкреплять дальнейшими исследованиями. Нужны и новые отмывки из культурного слоя, и спорово-пыльцевые диаграммы по отложениям Усвятского озера. Эта работа тоже сейчас идёт совместно с Всероссийским нефтяным научно-исследовательским геологоразведочным институтом (ВНИГРИ).

Ну, а вместе с Зоологическим институтом РАН мы исследуем костные находки, которые выявлены в значительном количестве – большая их часть принадлежит домашним животным: коровам, овцам, лошадям, собакам.

Если говорить о методах в целом, то сейчас мы всё ещё находимся на этапе первоначального накопления материала, когда ведущая роль принадлежит полевым изысканиям и основанным на полевых образцах лабораторным исследованиям. Совершенствование соответствующих методик, стало быть, является первоочередной задачей. В 2020 г. экспедиция полностью перешла на современную практику фиксации на раскопе, принятую в ИИМК РАН. Благодаря поддержке РФФИ, в 2019 г. нами был закуплен для экспедиции квадрокоптер, а в 2020 г. – тахеометр Leica TS06 (тахеометр – геодезический инструмент для измерения расстояний, горизонтальных и вертикальных углов – прим. ред.). Это позволило в процессе раскопок производить точную аэрофотосъемку, строить 3D-модели уровней фиксации и выявляемых объектов и прочерчивать чертежи по ним. Что существенно ускорило процесс раскопок и повысило точность полевой документации. Кроме того, создана база 3D-моделей, позволяющая продолжить изучение различных деталей раскопа в камеральных условиях (то есть в ходе работ, производимых не в полевых условиях, а в помещении – прим. ред.).

– Результаты, конечно, впечатляют – и всё это за два года!

– Наша наука накопила огромный опыт в изучении средневекового города. И это существенно облегчает научный поиск. Наш успех во многом обусловлен трудами предшественников. Благодаря работам москвичей в Гнёздове мы теперь знаем, какую важную роль в жизни раннегородских поселений играла пойма. Псковские археологи блестяще показали, как древнерусский город «наползает» на языческий некрополь. Раскопки на Рюриковом Городище продемонстрировали, как выглядят следы исчезнувших в песке деревянных оборонительных конструкций. Все это мы видим и в Усвяте.

В последние десятилетия западнорусские древности выпали из поля зрения российской науки. Интереснейшие исследования петербургских и московских археологов в Полоцке, Новогрудке, Гродно, Волковыске, Друцке остались в далёком прошлом. Работы в Усвяте возвращают российскую археологию к этой западной русско-литовской тематике, без которой невозможно полное представление о древнерусской культуре.

Вместе с тем, если раньше в исследованиях Новгорода, Гнёздова или Пскова открытия происходили постепенно в результате многолетних трудов, то в Усвяте они буквально свалились нам на голову в течение двух полевых сезонов. В рекордно короткий срок мы смогли сформировать общую панораму археологического комплекса X–XIII вв. с множеством объектов, требующих совершенно различных подходов и разных исследовательских коллективов. В то же время ни один объект не может быть исследован сам по себе, поскольку все они, так или иначе, перекрывают друга.

Не стоит идти к ограниченной намеченной цели – то есть к городу Ярослава Мудрого, – игнорируя или пренебрегая контекстами и смыслами других эпох. В этом состоит многоплановость современного археологического исследования.

3.jpg

(Фото: Усвятская археологическая экспедиция)

– Экспедиция работает в очень живописном месте, а ваша база располагается в исторической усадьбе – доме Родзянко. Как это влияет на атмосферу в экспедиции и готовы ли вы к тому, что к вам захотят присоединиться новые волонтёры, узнавшие про Усвят?

– Действительно, экспедиция располагается в усадьбе на территории крепости, заложенной Иваном Грозным и взятой штурмом Стефаном Баторием в 1580-м году. Где-то здесь была усадьба Яна Петра Сапеги. Размещение в таком уникальном историческом месте – конечно, наша гордость и, можно сказать, обстоятельство, определяющее лицо экспедиции.

И, конечно, усадьба, выстроенная на древнем городище в стиле польско-литовского романского замка с башнями, воплощает нашу научную специфику. Хотя всё же хочется верить, что усадьбу скоро займёт Усвятский музей, а материалы нашей экспедиции составят его экспозицию.

В работе экспедиции ИИМК РАН в Усвяте участвуют студенты вузов Санкт-Петербурга и Москвы. Молодые участники имеют здесь возможность получить базовые археологические знания и познакомиться с новейшими методиками археологических исследований. Да и сами Усвяты, ещё хранящие очарование позднего средневековья, стоят того, чтобы в них побывать.

Опыт прошлого года говорит о том, что сотрудничество с волонтёрскими организациями имеет большие перспективы. Студенческие археологические отряды показывают себя культурной, хорошо организованной и профессиональной силой. Думаю, надо настраиваться на эту форму работы в ближайшие годы. Так что волонтёрам мы будем рады.

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)






Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее