№01 январь 2023

Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Орангутаны и гориллы рискуют по-человечески

Чем больше обещанный выигрыш, тем больше обезьяны готовы рисковать, даже если понимают, что вероятность удачи невелика.

Все мы хорошо понимаем, что выгодно, а что нет: если один и тот же товар продаётся в двух разных местах по разным ценам, мы купим там, где он дешевле (при прочих равных условиях, разумеется). В то же время многие люди, несмотря на общую экономическую рациональность, склонны к неоправданному риску. Самый простой пример: игрок, который проигрался почти полностью, но готов поставить последнюю копейку в расчёте, что сейчас ему повезёт и он выиграет.

Сотрудники Невшательского университета пишут в PLoS ONE, что похожим образом ведут себя и гориллы с орангутанами. В эксперименте обезьянам предлагали взять угощение из двух закрытых мисок. В одной миске угощение было всегда, и всегда в одном и том же количестве. В другой миске угощение то было, то не было, то есть, выбирая вторую миску, обезьяна рисковала. Но риск отчасти был оправдан: угощения в «ненадёжной» миске, когда оно там оказывалось, было больше, чем в первой миске. Время от времени и гориллы, и орангутаны предпочитали рискнуть и выбрать вторую миску, причём на риск они шли тем чаще, чем голоднее были — то есть из-за голода обезьяны выбирали то, где еды могло оказаться больше, если, конечно, им везло. (При этом орангутаны в целом были более рисковыми, чем гориллы.)

В другом эксперименте обезьянам опять предлагалось рискнуть, но немного на других условиях. Выбор без риска означал, что обезьянам открывали миску, в которой всегда было одно и то же количество еды (тут всё было так же, как в предыдущем опыте). Если же они выбирали риск, перед ними оказывалась не одна миска, а несколько, и угощение было только в одной из них — всё зависело от того, на какую миску показать. Кроме того, обезьяны заранее знали, сколько угощения они найдут в ней, если покажут правильно. Иногда угощения с риском было столько же, сколько в «надёжной» миске, а иногда обезьянам давали понять, что если они рискнут, у них есть шанс получить намного больше еды. И когда обезьяны знали, что если им повезёт, их ждёт заметно бо́льшая награда, они выбирали рискнуть — даже тогда, когда понимали, что их шансы на везение заметно уменьшаются.

Иными словами, гориллы и орангутаны вели себя подобно игроку, который делает крупную ставку, рискуя остаться ни с чем. Когда речь идёт о людях, такое поведение обычно объясняют извивами персональной психологии, но, видимо, психоневрологическая основа для таких извивов возникла в эволюции ещё до появления людей.

Автор: Кирилл Стасевич


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее