Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Инфекции идут на пользу иммунитету

Наивные Т-лимфоциты, которые ещё не сталкивались ни с какой инфекцией, становятся более бдительными, слыша шум иммунных сражений.

Кажется, что ничего нового в пользе инфекций для иммунитета нет — иммунная память пополняется сведениями о новых патогенах, и когда эти патогенны снова заглянут к нам, справиться с ними будет намного легче и быстрее. Но дело не только в иммунной памяти. В статье в Nature Communications сотрудники Университета Аризоны пишут, что инфекции идут на пользу клеткам, которые ничего не запоминают — так называемым наивным Т-лимфоцитам.

Человеческий Т-лимфоцит. (Фото: NASA's Marshall Space Flight Center / Flickr.com

Когда в организме появляется вирус, бактерия или какой другой паразит, часть лимфоцитов (как В, так и Т) учится его узнавать. В-клетки начинают синтезировать антитела, которые лучше всего взаимодействуют с чужеродными молекулами, а Т-клетки обрастают рецепторами, которые помогают им самим узнавать вирусы-бактерии, их обломки или заражённые ими клетки. В самых-самых общих чертах всё происходит так: в какую-то клетку (например, в клетку эпителия в дыхательной системе) проникает вирус и начинает в ней размножаться; при этом в клетке появляются отдельные молекулы вирусных белков, многие из которых разрушаются клеточными ферментами. Обломки вирусных белков заражённая клетка выставляет на своей поверхности, причём обломки чужеродных молекул держит особый молекулярный белковый комплекс, торчащий из мембраны — главный комплекс гистосовместимости (MHC, major histocompatibility complex). Т-лимфоциты инспектируют держатели MHC, и реагируют, когда видят, что MHC держат что-то подозрительное. Часть Т-лимфоцитов превращается в Т-клетки памяти — они запомнят на будущее, с чем сейчас пришлось столкнуться.

Т-клетка, которая ещё не почувствовала никакой угрозы, называется наивной; когда она почувствовала угрозу, она начинает меняться — так, чтобы целенаправленно уничтожать носителей чужеродных молекул. Но наивная Т-клетка должна быть всё-таки отчасти готова к борьбе с неприятностями, она должна проявлять какую-то бдительность. Поэтому даже пустые держатели MHC, на которых нет никаких чужеродных молекул, слегка раздражают наивные Т-клетки, и это раздражение подкрепляется иммунным сигналом в виде белка интерлейкина-7 (IL-7). Т-клетки, которые чувствуют «щекотку» в виде пустого сигнала MHC, активнее делятся и быстрее готовы дать ответ на настоящую инфекцию.

Исследователи обнаружили, что при инфекции заражённые клетки выделяют интерфероны первого типа, которые усиливают сигнал от пустых MHC и интерлейкина-7. То есть заражённые клетки не только стимулируют превращение наивных Т-клеток в специализированное оружие против конкретного патогена, но и заставляют сами наивные клетки активнее размножаться и тщательнее распознавать опасность. Образно говоря, они становятся более бдительными, слыша отдалённый шум сражения, в котором участвуют иммунные клетки, уже столкнувшиеся с врагом. И следующую инфекцию встретит уже более энергичный отряд Т-новобранцев.

Возможно, возрастное ослабление иммунитета связано в том числе и с тем, что перестаёт работать этот механизм, и инфекции перестают подбадривать наивные Т-клетки. Однако как долго длится стимуляция наивных Т-лимфоцитов и зависит ли она от конкретной инфекции, ещё предстоит выяснить.

Автор: Кирилл Стасевич


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее