Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Загадка пустого саркофага

До сих пор неизвестно, был ли кто-нибудь похоронен в саркофаге из ростовского Успенского собора.

Успенский собор в Ростовском кремле. (Фото: Владимир Пахомов / Flickr.com
Вид центральной части Ростова. Стрелками отмечены Успенский собор и церковь Бориса и Глеба. (Фото: ИА РАН)
Ростовский Успенский собор. Основание кирпичного портала царских врат XVII века. (Фото: ИА РАН)
Саркофаг XIII века в северной апсиде Ростовского Успенского собора. (Фото: ИА РАН)

Летом 2018 года Волго-Окская сотрудники экспедиции Института археологии (ИА) РАН, исследовавшие храмы Ростова Великого, изучили саркофаг XIII века, находящегося в Успенском соборе Ростова. Саркофаг этот примечателен тем, что он пуст, причём, как говорит Андрей Леонтьев, ведущий научный сотрудник ИА РАН, в истории собора неизвестно никаких сведений о выемке останков, и нет никаких следов, указывающих на то, что в саркофаге когда-либо было вообще совершали захоронение.

Современный Успенский собор, стоящий на Соборной площади Ростова Великого, был построен в 1510–1512 годах. Ему предшествовали два белокаменных собора XII и XIII века и деревянная церковь, которая была поставлена, по данным поздних летописей, в 992 году (хотя по археологическим данным ее строительство, скорее всего, относится к середине XI столетия). В 1160 году церковь сгорела, и по повелению князя Андрея Боголюбского на ее месте был поставлен первый белокаменный собор, который по неизвестным причинам обрушился в 1204 году. Новый собор был заложен в 1213 году и достроен в 1231 году князем Василько, который в 1238 погиб при татарском нашествии и был похоронен в этом же храме. В 1408 году собор сгорел во время пожара, и как упоминается в летописях, был почти полностью разрушен, но затем восстановлен.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Стены кирпичного собора XVI века были поставлены непосредственно за основаниями стен собора XIII века. Новый храм в своих пределах сохранил остатки оснований стен и некоторые архитектурные детали интерьера предшествующих каменных соборов, а также совершавшиеся на протяжении столетий погребения ростовских князей и архиереев.

С самого начала своей истории в Успенском соборе находились мощи местночтимых святых. По преданию, при строительстве собора XII века были обнаружены мощи святителей Леонтия и Исайи – ростовских епископов, служивших здесь в XI веке. В конце XIII века в Ростове начинается почитание чудотворца Игнатия – ростовского епископа, который впервые упоминается как святой в 1480 году в «Послании на Угру» архиепископа Вассиана.

Мощи ростовских святых, как упомянутых, так и более позднего времени находились в Успенском соборе до 20-х годов ХХ века. В 1920 году мощи вскрыли для освидетельствования, позже серебряные облицовки раки, в которых были помещены мощи святых, а также оклады надгробных икон были изъяты и переданы в музеи Ростова. В 30-х годах ХХ века собор был закрыт и лишь в 1990 году был возвращен Русской православной церкви. В настоящее время в соборе проводятся реставрационные работы.

Во время раскопок 2018 года ученые исследовали трассу теплопровода на Соборной площади для установки системы отопления «теплый пол», а также пространство под полом собора. Под демонтированными чугунными плитами пола XIX века археологи обнаружили основание кирпичного портала царских врат XVII века и фрагменты собора XIII века (обломки белокаменной колонки аркатурного пояса собора XIII века и фрагмент белокаменного блока с фресковой росписью), расчистили найденные белокаменное основание юго-восточного столпа и ступень белокаменной лестницы западного портала собора, а также известное по раскопкам 50-х годов основание белокаменной лестницы. Задачей археологов, как говорит Андрей Леонтьев, было сделать так, чтобы прокладка теплоносителя как можно меньше повредила фрагментам белокаменной кладки. Все фрагменты зафиксированы, измерены, закрыты изолирующим материалом и засыпаны. Остаётся надеяться, что эти руинированные остатки собора XIII века так и останутся на своем месте для будущих поколений исследователей.

Самым интересным объектом исследования, как было сказано, стал саркофаг XIII века у стены северной апсиды Успенского собора на глубине около двух метров. Впервые его обнаружили ещё в 1994 года специалисты экспедиции Государственного Эрмитажа. Чуть позже реставраторы установили вокруг саркофага кирпичные стены и закрыли его деревянным полом, который археологи вскрыли в этом году. И сейчас при изучении саркофага удалось обнаружить кое-что новое. Оказалось, что плита, которой он накрыт, больше его по размерам. В то же время нет никаких сомнений в том, что плита принадлежит именно этому саркофагу. Свидетельством тому служит одинаковый и совершенно уникальный орнамент на плите и на боках саркофага: концентрические круги, вписанные в прямоугольники, рамки которых образованы линиями и рядом треугольников.

По словам заведующего Отделом археологии Московской Руси, доктора исторических наук Леонида Беляева, это единственный случай, когда такой орнамент встречается на саркофаге: «И орнамент, и саркофаг относятся к владимиро-суздальской традиции. Но, как правило, такие узоры наносили на надгробия. Здесь мы наблюдаем уникальный случай – сочетание владимиро-суздальского саркофага и владимиро-суздальской резьбы на саркофаге».

Изображение тройных концентрических кругов восходят к древней традиции, связанной с романскими и европейскими погребениями святых, а что, в свою очередь, берет начало от дохристианского обычая украшать саркофаг тремя венками. Позже в саркофагах святых стали прорезать на боках гробницы три круглых окошечка, через которые можно было прикоснуться к мощам.

Несовпадение размеров крышки и саркофага может говорить о том, что плита была изготовлена позже. Но на сегодняшний день у нас нет данных о времени изготовления плиты: её могли сделать одновременно с саркофагом или позже. По словам Леонида Беляева, обе версии возможны и требуют более детального исследования, так как крышки саркофагов иногда бывают большего размера: «Это плита своего времени, но она может быть и более позднего, например, конца XIII–XIV века. Конечно, подозрительно, что крышка больше, она действительно может оказаться не “своей”. Но доказать это будет сложно, поскольку и крышка, и саркофаг очень похожи. Благодаря тому, что саркофаг был изучен более детально, удалось установить, что крышка другого размера, но это не означает, что она не от него».

Еще одной странной особенностью оказалась небольшая глубина внутренней части саркофага, всего 28 сантиметров. «В ящик такой глубины положить покойника было бы затруднительно. Конечно, со временем внутренняя глубина саркофагов становилась все меньше, но не до такой же степени», – сказал Андрей Леонтьев. По его словам, есть две версии, объясняющие существование пустого саркофага. Во-первых, гробница могла принадлежать святому Игнатию, ростовскому епископу, умершему в 1288 году. Поскольку впоследствии он был канонизирован, то, возможно, его мощи перенесли: известно, что в последние столетия вплоть до закрытия собора в 1936 года они находились у северной апсиды собора. Однако эта версия ничем не подтверждается. «Мощи ростовских святых в начале 20-х годов в борьбе с “церковным дурманом“ вскрывались с участием судебных медиков. Судя по описаниям, мощи святого Игнатия представляли собой кости, перемешанные с землей. В этом нет ничего странного, если останки переносили, но это означает, что их переносили не из саркофага, а из какого-то деревянного гроба, причем давно истлевшего. И это надо учитывать, рассуждая о том, принадлежал ли этот саркофаг Игнатию».

Вторая версия о принадлежности саркофага тоже связана со святым Игнатием. В 1279 году умер Глеб Василькович, один из ростовских князей, сын князя Василько. Его отпели и похоронили в Успенском соборе. Но, как отмечается в поздних летописях, спустя девять недель неожиданно его тело было вынуто из гроба и перезахоронено «в земле» в Спасском княгинином монастыре. Почему Игнатий так поступил, неизвестно, но карой епископу стало отлучение от службы (с последующим прощением). Поэтому не исключается возможность, что пустой саркофаг мог принадлежать Глебу Васильковичу.

В то де время, как отметил Андрей Леонтьев, на сегодняшний день нет никаких доказательств, что в саркофаге вообще кто-либо был захоронен. Следы органики в нём ещё не искали, но внешне внутренность саркофага представляет собой чистые стенки с небольшими темными пятнами, и лишь на верхней части есть копоть – вероятно, это следы пожара 1410 года. Возможно, дальнейшие исследования позволят выяснить, для кого был приготовлен саркофаг, был ли в нем кто-либо захоронен и если да, то куда были перенесены останки.

Сейчас в соборе возле саркофага создается «музейное окно»: здесь будет установлено стекло и подсветка, чтобы посетители собора могли увидеть гробницу и пространство вокруг нее.

 

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме