Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Человеческие гены работают после смерти

Сравнение посмертной генетической активности в разных тканях тела позволяет с большой точностью определить время смерти.

Рембрандт. Урок анатомии доктора Тульпа. 1632. (Фото: Wikipedia)

То, что наши гены могут работать после смерти, кажется парадоксом, однако, если подумать, никакого парадокса тут нет. Как мы знаем, генетическая информация реализуется в два этапа: сначала с гена, то есть с ДНК, копируются молекулы РНК – этап транскрипции, а потом на молекулах РНК синтезируются молекулы белка – этап трансляции. (Там есть и другие этапы, но погружаться в детали мы сейчас не будем.)

И когда мы говорим, что ген активен, что ген работает, то имеем в виду, что на нем синтезируются РНК. Для этого нужны ферменты и ресурсы: строительные низкомолекулярные соединения и энергия, тоже в виде небольших энергетических молекул. И даже если орган мертв, в его клетках все равно остаются до поры до времени и вполне работающие ферменты, и энергетические молекулы, и строительные блоки.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

На самом деле для специалистов по криминалистике это не новость – про посмертную генетическую активность они знают давно. Но какие именно гены работают после смерти, в каких органах и тканях? И как долго?

Год назад в журнале Open Biology появилась статья, в которой говорилось, что у мышей и рыб после смерти функционируют около тысячи генов, причем у рыб некоторые из них продолжали работать еще целых четыре дня.

Нечто подобное происходит и у людей. Сотрудники Университета Порту и Центра геномных исследований при Научно-технологическом институте Барселоны вместе с коллегами из других научных центров Испании, Бразилии, России и США проанализировали активность генов в человеческих тканях, взятых более чем у пятисот покойников в течение 29 часов после смерти.

Авторы работы пишут в Nature Communications, что в разных тканях число генов работающих генов было разным: где-то (например, в селезенке и коре мозга) таких вообще не было, а где-то (например, в скелетных мышцах и поперечной ободочной кишке) число «посмертных» генов достигало пятисот-шестисот.

Но смысл исследования был не только в том, чтобы посчитать, сколько генов человека работают после того, как он умер. Известно, что в криминалистике крайне важно определить время смерти, и специалисты ищут способы, которые работали бы здесь с большей точностью, чем обычное измерение температуры и степени трупного окоченения. И «посмертные» гены тут могут быть очень кстати: оказалось, что по генетической активности в клетках подкожного жира, легких, щитовидной железы и верхних слоев кожи можно определить время смерти с точностью до девяти минут.

Правда, у такого метода есть некоторые минусы: во-первых, лучше всего он работает в первые часы после смерти, а во-вторых, реальные условия, в которых приходится работать криминалистам, могут сказываться на точности, да и сама по себе процедура измерения активности генов по специфическим РНК не так уж проста.

Скорее всего, генетический алгоритм, если он войдет в криминалистическую практику, будут использовать вместе с другими способами: например, бактериальная микрофлора у мертвого тела меняется сравнительно медленно, и, если время смерти не успели определить по генам, его можно определить по бактериям.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)