Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Властелин колец» из Пилоса

Сокровища и другие предметы из погребения знатного воина проливают свет на зарождение микенской культуры и её связь с минойским Критом.

Когда год назад археологи из Университета Цинциннати (США) обнаружили в Пилосе неграбленое погребение воина с огромным количеством драгоценных предметов, это назвали «открытием жизни» – в том смысле, что вряд ли участникам экспедиции повезёт так ещё раз. Однако теперь, год спустя, та же команда исследователей сообщает о новом громком достижении, которое на сей раз связано с интерпретацией находок.

Погребение нашли в мае 2015 года во время раскопок рядом с городом Пилос в Мессении, области на юго-западном побережье Греции. В древнегреческой мифологии Пилос связан с именами двух царей: Нелея, который был в числе аргонавтов и который построил город, и его сына Нестора – он тоже в своё время присоединился к аргонавтам, участвовал в Калидонской охоте, и был одним из главных участников Троянской войны. Однако могила знатного воина (или жреца), о которой идёт речь, на 200–300 лет старше того времени, когда здесь правили Нелей и Нестор.

В погребении обнаружили около двух тысяч предметов, лежавших как на останках, так и вокруг них. Среди находок – четыре кольца из золота, серебряные чаши, бусы из драгоценных камней, богато украшенные костяные гребни и замысловато сделанный меч. Погребённого прозвали «Воином Грифона»: в могиле лежала костяная пластина с изображением этого мифического существа с телом льва и орлиными головой и крыльями. Однако раскопки оказались выдающимися не только из-за того, что удалось найти так много вещей, замечательных самих по себе, но также потому, что находки могут рассказать сразу о двух цивилизациях: об упадке минойской и становлении микенской.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Большую часть предметов из захоронения Воина Грифона сделали минойцы. Они жили на Крите и контролировали большую часть Восточного Средиземноморья, их культура была на голову выше других европейских сообществ того времени. Однако из-за природных катаклизмов и не без участия греков-микенцев минойская цивилизация погибла.

Откуда в погребении микенского воина столько таких замечательных критских вещей? Ответ, казалось бы, лежит на поверхности: их или купили, или «добыли» во время набегов. «Могила относится как раз к тому времени, когда микенцы захватывали минойские территории. Мы знаем, что они совершали масштабные набеги на Крит, и вскоре после того, как умер Воин Грифона, остров был завоёван», – поясняет Шарон Стокер (Sharon Stocker), старший научный сотрудник Университета Цинциннати.

Но она, как и её супруг, профессор того же университета, Джек Дэвис (Jack Davis), полагают, что находки из погребения пилосского «властелина колец» показывают намного более широкие контакты между микенцами и минойцами, чем просто набеги. По мнению исследователей, люди, устроившие погребение, тщательно подбирали предметы для него и, видимо, понимали смысл, который в них вкладывали мастера. Стало быть, микенцы не просто грабили более цивилизованных соседей, но и умели читать их «культурный код».

Ключ к этому открытию дают кольца Воина Грифона. Как уже говорилось, их четыре, все они сделаны из золота и украшены изображениями, которые очень распространены в минойском искусстве. На первом кольце показаны прыжки через быка (читатель наверняка знает фреску из Кносского дворца с таким же сюжетом). На втором – изыскано одетые женщины, стоящие вокруг какого-то храма или святилища на берегу моря. Третье кольцо мастер украсил женской фигурой, возможно, богиней, которая держит в руках посох. По бокам от неё находятся птицы, парящие над горной долиной. На четвёртом кольце изображена дама, которая приносит бычий рог в подарок богине. Последняя сидит на троне с высокой спинкой и держит в руках зеркало. На спинку трона опустилась птица.

Даже если не учитывать смысл изображений, кольца всё равно останутся прекрасным образцом минойского искусства. «Они сделали такую резьбу задолго до изобретения микроскопа или каких-либо электроинструментов. Такое утончённое мастерство показывает высокий уровень умений минойских мастеров», – подчёркивает Шарон Стокер.

Конечно, микенцы не могли не видеть, насколько прекрасны изделия их соседей, но понимали ли они смысл, вложенный в эту красоту? После года изучения колец и других находок Стокер и Дэвис уверенно говорят: да, понимали.

«Многие предполагали, что предметы в могиле – обычные сокровища, которые просто положили внутрь вместе с покойником как впечатляющую добычу. Мы же думаем, что уже тогда люди на материке знали большую часть критской иконографии и восприняли религиозные идеи жителей острова», – говорит Джек Дэвис. По его словам, Воин Грифона вряд ли просто совершил набег и ограбил критян. Да, он мог быть налётчиком или завоевателем, но он сам, как и тот, кто его хоронил, хорошо понимали, что именно у них в руках. «Они не просто пошли и ограбили ювелирную лавку, они думали о том, что положить в могилу, и о том, что это должны быть особые, вполне определённые предметы», – добавляет Шарон Стокер.

Исследователи заметили, что изображения на кольцах соответствуют погребальному инвентарю (тем вещам, которые поместили рядом с усопшим). Так рядом с ногами Воина Грифона лежало зеркало, похожее на то, что изображено на четвёртом кольце. Вероятно, зеркало имело большое значение для микенцев. Во всяком случае, они часто им пользовались: в погребении было шесть гребней, и не исключено, что расчёсывание волос, их уборка или изменение причёски было частью какого-то ритуала, который совершали, например, перед битвой.

Бык, очевидно, имел огромное значение для крито-минойской культуры. Прыжки через него явно были каким-то особенным ритуалом. Судя по четвёртому кольцу, также много значили и рога быков, особый смысл которым придавали и микенцы. У Воина Грифона был бронзовый посох с навершием в виде бычьей головы с большими рогами, который, как полагают Стокер и Дэвис, наверняка был символом власти.

Находки, таким образом, помогают нам заглянуть в микенский мир идей. «Их больше нельзя воспринимать как предметы роскоши, как бездумное подражание, как способ выделиться. Они позволяют нам понять идеологические представления людей, живших в период формирования микенской цивилизации», – подчёркивает Джек Дэвис.

Он отмечает, что эта и без того непростая задача часто усложняется самими микенцами. В городе, который дал название культуре, были открыты ещё более богатые погребения. Но одно и то же погребение могли использовать несколько раз. С каждым из усопших клали какие-то вещи, которые со временем под воздействием силы тяжести опускались вниз и перемешивались, и потому бывает трудно понять, какой именно набор сопровождал того или иного погребённого.

Случай Воина Грифона в этом контексте тоже особенный: он похоронен один. Так что мы можем разобраться в том, кем он был, и почему именно такие предметы дали ему в последний путь. «Здесь у нас как бы моментальный снимок, который зафиксировал его и вещи вокруг него так, как их положили. Поэтому мы можем посмотреть на него почти так же, как смотрели на него в последний раз современники», – говорит Джек Дэвис.

Автор: Егор Антонов

Источник: nkj.ru

Статьи по теме