Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

У трижды негативного рака груди нашли слабое место

Особо тяжёлую разновидность рака молочной железы можно победить, если посадить опухоль на «голодный паёк».

Во многих случаях рак молочной железы можно подавить гормональной терапией. Опухолевые клетки часто несут на себе рецепторы к гормонам прогестерону и эстрогену – оба гормона побуждают клетки делиться, и рак с их помощью наращивает сам себя.

Препараты, которые могут связываться с соответствующими рецепторами, но при этом обладают противоположным действием, становятся хорошим терапевтическим средством. Так, например, действует тамоксифен, блокирующий эффект эстрогена.

Другой вариант лечения – использовать рецептор HER2, который служит «антенной» для эпидермального фактора роста. Все факторы роста представляют собой сигнальные белки, запускающие деление клетки, и, понятно, раковые клетки научились их тоже использовать в своих интересах. Специально для HER2 был разработан препарат герцептин, который работает так же, как гормональные препараты: садится на рецептор и выключает сигнал к делению.

Однако в некоторых случаях (по статистике – в одном из пяти) у клеток опухоли молочной железы нет ни рецепторов к эстрогену, ни рецепторов к прогестерону, ни рецепторов к эпидермальному фактору роста. Такую разновидность рака называют трижды негативной, и клинический прогноз для неё оказывается намного хуже, чем для других видов опухоли. Из-за неуязвимости трижды негативного рака груди против него приходится применять более традиционные (то есть более старые) средства, бьющие вообще по всем делящимся клеткам, как раковым, так и нормальным, а такой способ лечения и неэффективен, и чреват большими осложнениями.

Однако исследователям из Калифорнийского университета в Беркли удалось найти способ «достать» эту сложную для лечения опухоль. Известно, что обмен веществ в раковых клетках отличается от обмена веществ в клетках здоровых.

Дэниэл Номура (Daniel K. Nomura) и его коллеги проанализировали метаболические ферменты в разных видах опухоли молочной железы, обращая особое внимание на те белки, которые ассоциировались с особой злокачественностью рака. Наиболее перспективным среди ферментов трижды негативного рака оказалась глутатион-S-трансфераза Pi1, или GSTP1.

Глутатион-S-трансфераз существует целое семейство, и обычно они заняты в клетках тем, что обезвреживают чужеродные опасные или потенциально опасные вещества, начиная от пестицидов и заканчивая лекарствами. Логично было бы предположить, что опухолевые клетки будут использовать глутатион-S-трансферазы (GST), чтобы избавляться от противораковых препаратов. Однако более ранние эксперименты показали, что, хотя в опухоли уровень таких ферментов растёт, и что выживаемость раковых клеток с ними повышается, дело тут не в том, что ферменты обезвреживают лекарства – поскольку как раз противораковые вещества для глутатион-S-трансфераз оказываются не по зубам.

Очевидно, эти ферменты нужны опухоли в каком-то другом качестве. Действительно, про GST известно, что они взаимодействуют с сигнальными белками, управляющими клеточным делением и апоптозом (программируемой клеточной смертью). То есть такой фермент вполне может помочь раку, усилив деление и отключив программу апоптоза, чтобы злокачественные клетки не погибали.

Но деление и апоптоз – ещё не всё: в статье в Cell Chemical Biology пишут, что глутатион-S-трансфераза Pi1 (GSTP1) необходима раковым клеткам для энергетического обмена. Мы знаем, что опухоли добывают энергию преимущественно бескислородным способом, который называется гликолиз (о том, в чём причина кажущейся энергетической нерациональности раковых клеток, мы писали в конце прошлого года), и вот GSTP1 нужен как раз для регуляции гликолиза, чтобы гликолитические реакции шли с должной интенсивностью и чтобы клетка была обеспечена энергией.

Для GSTP1 подобрали молекулу (названную LAS17), которая прочно связывается с ферментом – и только с ним – и полностью его отключает. Раковые клетки остаются без энергии, причём этот эффект – не единственный: без GSTP1, оказывается, невозможно синтезировать липиды для клеточных мембран и нуклеиновые кислоты. В результате злокачественные клетки гибли, а когда лекарство давали мышам с пересаженной им человеческой трижды негативной опухолью молочной железы, она уменьшалась в размерах.

Теперь остаётся ждать результатов клинических тестов и надеяться, что они окажутся столь же обнадёживающими. Ни в каких других разновидностях рака груди GSTP1 так сильно себя не проявляет, вероятно, другие виды опухолей полагаются на него не так сильно. Но, как мы говорили выше, именно трижды негативный рак доставляет больше всего проблем, и, если новое лекарство позволит с ним справиться, это будет очень и очень большим достижением.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: nkj.ru

Статьи по теме