Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Каменные окуни охотятся вместе с правильными помощниками

Чтобы выгнать добычу из укрытия, каменные окуни обращаются за помощью к муренам – но только к тем, кто действительно готов помочь.

Когда каменный окунь Plectropomus leopardus (которого по-английски зовут «коралловым лососем») охотится, он иногда зовёт на помощь мурен. Например, преследуемая окунем рыба может спрятаться в какой-нибудь расщелине, и тогда змеевидная мурена оказывается очень кстати: она пугает рыбу с одного конца расщелины, а на другом её уже ждёт сам окунь. Или наоборот – окунь пугает, а мурена сидит в засаде.

Этот пример межвидовой кооперации тем более удивителен, что речь идёт о рыбах, чьи умственные способности обычно оцениваются не очень высоко. Однако же вот: P. leopardus и родственный ему вид P. pessuliferus могут, как выяснилось, жестами объяснять, что им нужно – например, подёргивая головой и становясь на неё, они показывают муренам направление и место, где скрылась потенциальная добыча.

Но простой просьбой о помощи рыбы не ограничиваются. Как выяснили зоологи из Кембриджа (Великобритания), каменные окуни не зовут на подмогу первого попавшегося, а выбирают наиболее подходящего помощника. Александр Вайл (Alexander L. Vail) и его коллеги смоделировали с каменными окунями опыт, который в 2006 году был поставлен с шимпанзе. В исходном варианте эксперимента обезьяны должны были вместе тянуть за верёвку, чтобы достать угощение, находившее за пределами досягаемости. Что-то похожее устроили и для каменных окуней, только угощение для них имело форму привычной жертвы, спрятавшейся в расщелине камня. В качестве помощника в аквариуме присутствовала кукла, изображавшая мурену.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Чтобы достать добычу, рыбам давали такое же число попыток и такое же время, как и шимпанзе. Как и шимпанзе, окуни правильно понимали, когда им не обойтись без чужой помощи. И, что самое главное, рыбы среди потенциальных помощников выбирали тех, кто действительно мог быть полезен. Поначалу окуни могли «обратиться» к двум муренам (точнее, к двум куклам, изображающим мурен). Но один из помощников при этом уплывал в другую сторону, а второй поступал так, как надо, то есть пугал спрятавшуюся добычу. И поначалу окуни в равной степени просили помочь обеих «мурен», однако спустя несколько дней рыбы в три раза чаще обращались к правильному помощнику – то есть к тому, который пугал добычу, а не уплывал в другую сторону. В статье в Current Biology авторы отмечают, что окуни научались отличать хорошего помощника от плохого так же быстро и с той же эффективностью, что и шимпанзе в аналогичном эксперименте.

Очевидно, даже небольшой рыбий мозг позволяет выполнять такие сложные поведенческие программы, когда сложившуюся ситуацию нужно оценить сразу по нескольким параметрам (нужна ли здесь вообще помощь, будет ли польза от потенциального помощника и т. д.). Мы привыкли, что такие способности есть только у людей и обезьян, но, возможно, что некоторые формы социального поведения возникли гораздо раньше приматов – или же такое поведение есть результат конвергентной эволюции разных групп животных. Сами авторы работы предостерегают от «переинтерпретации» их результатов: по их словам, сложное поведение не обязательно говорит о сложном мышлении, так что умение звать на помощь ещё не повод, чтобы равнять рыб с шимпанзе.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: nkj.ru

Статьи по теме