Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

У крыс обнаружили способность к сожалению

Крысы не просто испытывают разочарование, столкнувшись с последствиями неправильного выбора, но и сожалеют о нём, вспоминая, что не так они сделали.

Наша способность сожалеть о том, что мы сделали, основана на путешествиях во времени – не наяву, разумеется, в воображении. Представляя в уме, что будет или что было, мы понимаем, что сделали не так и какие нас ждут последствия. Считается, что способность представлять будущее и прошлое и связывать его с настоящим есть только у приматов. Однако исследователям из Миннесотского университета удалось показать, что это могут делать и грызуны.

Дэвид Редиш (David Redish) и Адам Стейнер (Adam Steiner) наблюдали за активностью мозга крыс, которым нужно было найти выход из лабиринта: животные выполняли задание несколько раз, и перед тем, как в очередной раз свернуть направо или налево, крысы делали паузу. В этот момент в их мозге можно было зарегистрировать сигналы, связанные с предыдущим прохождением лабиринта. Можно ли отсюда сделать вывод, что крысы испытывают сожаление по поводу своих поступков?

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

На первый взгляд, такое заключение кажется натяжкой. В награду за правильно пройденный лабиринт крыс ждало угощение, и, если животные его не обнаруживали, в их поведение можно было прочитать досаду и разочарование. Однако такая реакция могла быть связана только лишь с отсутствием ожидаемого угощения. Чтобы говорить о сожалении, нужно было убедиться, что грызуны действительно связывают свою неудачу с каким-то неправильным поступком в прошлом.  

Тогда, как пишет Science Now, исследователи изменили условия эксперимента: животным предлагали устройство для раздачи корма с четырьмя секциями, каждая из которых заполнялась какой-нибудь едой. При этом все четыре вида корма интересовали крыс по-разному, какой-то они любили больше, какой-то – меньше. Но получали они угощение не сразу – выдаче еды предшествовал звуковой сигнал, который говорил крысе, сколько ей надо подождать. Например, самый высокий звук означал самое долгое ожидание, 45 секунд. Однако крыса могла решить, что ждать не стоит, и перейти к другому «столу», и тогда на старом месте время обнулялось, и получить здесь еду уже было нельзя. При этом звуковой сигнал в каждом случае экспериментаторы выбирали сами, и они же решали, давать корм, в конце концов, или не давать. 

Исследователей интересовала ситуация, когда голодная крыса откажется ждать у одной секции кормушки лишь для того, чтобы попасть на ещё более долгое ожидание у другой секции. Это можно сравнить с тем, как мы в супермаркете устремляемся к очереди в соседней кассе и обнаруживаем, что новая очередь движется в два раза медленнее предыдущей. В качестве альтернативы крысам предлагали другую ситуацию, когда они ждали положенное время, но корма так и не появлялось, и поэтому им ничего не оставалось, как уйти к соседней кормушке.

Понятно, что и в том, и в другом случае крысы должны были испытывать отрицательные эмоции. В статье в Nature Neuroscience исследователи пишут, что поведение крыс в обеих ситуациях отличалось: если крыса так и не дожидалась положенного корма, она начинала поглядывать на следующую кормушку, если же она срывалась с места раньше времени и нарывалась на более длительное ожидание, то она стремилась вернуться назад.

Однако это всё внешние, поведенческие признаки, к которым при желании можно придраться – мало ли почему крыса бросала взгляды назад. Поэтому авторы работы решили подкрепить наблюдения за поведением нейробиологическими данными. В коре мозга есть область (орбитофронтальная кора), которая, как показали эксперименты с людьми и приматами, активируется при чувстве сожаления. Например, люди, у которых по каким-то причинам орбитофронтальная кора была повреждена, сожаления никогда ни от чего не испытывали. Эту зону можно выделить в мозге любых зверей, в том числе и грызунов, и оставалось только ввести туда крысам электроды и понаблюдать за активностью нейронов. И анализ работы нейронов коры подтвердил, что крысы могут испытывать чувство сожаления, то есть понимать ошибочность прошлого поступка и его последствия.

Отсюда можно сделать вывод, что чувство сожаления уже довольно давно, с эволюционной точки зрения, «поселилось» в мозге млекопитающих. То есть нервные сигналы, которые относятся к этой относительно сложной психической реакции, можно изучать на грызунах, гораздо более доступных для исследователей, чем обезьяны. А чем больше мы будем знать о нейронной подоплёке сожаления, тем проще будет помочь людям с наркотической зависимостью и прочими аддикциями – считается, что такого рода расстройства не в последнюю очередь возникают из-за того, что чувство сожаления перестаёт влиять на принятие человеком решений.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: www.nkj.ru

Статьи по теме