Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Легко ли быть космонавтом?

Ответ на этот  вопрос дают авторы документального фильма «Космическая одиссея. XXI век». Его показ был приурочен к Всемирной неделе космоса, которая отмечается с 4 по 10 октября.

Мы почти каждый день слышим о том, что в космос – с разной долей успеха – запускаются космические корабли. Видим на экранах телевизоров, как в космические полеты отправляются (или возвращаются из них) люди. Они, в общем-то, такие же, как мы. Только немного другие. Они – космонавты. Много ли мы знаем о них? Если разобраться, то, в общем-то, нет. Режиссеры документальной картины «Космическая одиссея. XXI век» решили по мере возможностей рассеять туман незнания.

Космический пейзаж.
Невесомость.
Такую картинку видят на своих мониторах перед стыковкой.
Бритье на орбите.
Чистка зубов.
Роман Романенко.
Космонавт, Герой России Юрий Лончаков
Лев Зеленый, директор Института космических исследований РАН.

…Ранним утром перед запуском ракета медленно появляется на стартовой площадке. С первыми лучами солнца она начнет оживать. Приводятся в действие огромные домкраты, которые поднимут ее из горизонтального положения в вертикальное. Корабль, в котором люди отправятся в космос, находится на высоте 12-этажного дома. Именно он «забросит» их на орбиту, находящуюся в 400 километрах от поверхности Земли. После заправки ракета начинает «дышать». Баки первой ступени, которые здесь называют «морковками», покрываются инеем: это парит жидкий кислород. 30 тонн заправленной мощи, 30 миллионов лошадиных сил – и это все для полета небольшой группы людей.

Все тренировки уже позади. До старта – считанные часы. Облачение в скафандр за стеклом – на глазах родных и близких. На тебя смотрят, гордятся. Тебе машут руками. И вот теперь, когда, казалось бы, все решено, возникает вопрос: а зачем? Зачем я это делаю? А надо ли? Странное ощущение… Пока еще можно отказаться от полета.

«Я сравниваю это ощущение с тем, когда ты идешь на экзамен, – говорит космонавт, Герой России Сергей Волков. – Пока ты идешь к аудитории, у тебя есть волнение, сомнение, желание в последний раз прочитать ответ на билет, который недоучил.. Ты взял билет – и все…».

Расписания вылетов в космос нет. Для старта есть «окно» – рассчитанный баллистиками отрезок времени, когда ракета по самой правильной траектории может доставить корабль на орбиту. Ровно за 8 часов до этого окна космонавтов разбудят и сообщат: «Пора!».

«При этом, – продолжает С. Волков, – тебя не каждое ведь утро моют спиртом с головы до пяток!». А потом – автограф на двери, напутственное слово – и в путь!

«По дороге на космодром все мысли уходят на задний план. Мысленно я уже был в ракете. Представлял, что я буду делать после взлета, – говорит С. Волков. – Чувства очень смешанные: и радость, и волнение. Точка невозврата уже пройдена. Страх есть. Может быть, он, конечно, не панический, как в фильмах ужасов, но он присутствует».

Космонавты поднимаются наверх. Смотрят с площадки – туда, где находятся те, кто еще совсем недавно был рядом. Ракета качается даже от небольшого дуновения ветра. Со стороны это незаметно, но это ощущаешь всем телом. Слух обостряется – слышишь мельчайшие детали.

До старта – два часа. Космонавты находятся в специальном кресле – ложементе, которое отливали по индивидуальным меркам. Эти два часа – самое напряженное время: постоянная связь с Землей, передача данных, обмен информацией. Вопросы – ответы. Надо еще раз проверить корабль. Сначала – все его системы. Потом – свои скафандры на герметичность.

Наконец – обратный отсчет. Нарастание гула, нарастание мощи – «пуск»!

«Мощь, которая тебя подхватывает, настолько плавно тебя берет. Наверно, как женщина ребенка», – комментирует взлет С. Волков. Космическая одиссея началась. До космоса – 9 минут. До Международной космической станции – 48 часов. Перегрузка начинает расти с первой секунды. Тело вжимается в кресло. А потом какая-то неведомая сила начинает на него давить. Например, нагрузка 4g – как будто на тебя верхом сели четыре таких, как ты. В кабине перед космонавтами – раскачивающаяся игрушка: с одной стороны, талисман, с другой – индикатор невесомости.

«Годы тренировок – там, внизу. Потом сходит главный обтекатель, и солнце, такое яркое, наполняет корабль в иллюминаторы, – делится С. Волков. Первые километры космоса позади. Теперь – виток за витком – космонавты добираются до орбиты станции. А потом начинают ее догонять – свою космическую «гостиницу». 16 витков вокруг Земли каждые сутки. Дорога дальняя – целых двое суток, или 48 часов, – то время, когда организм человека по-настоящему привыкает к космосу.

В момент наступления невесомости все начинает свободно парить: и пыль, и карандаши, и все, что было не закреплено. Если на Земле нас призывают побольше двигаться, то здесь все наоборот – побольше спать и побольше есть. А еще – терпеть, когда хочется пить. Для других естественных надобностей ограничений нет – для них есть памперсы.

В первые сутки «общения» с невесомостью вас не покинет чувство, что кто-то сильный взял и завернул ваши ноги за уши. На самом деле ответ на вопрос, будешь ли ты «дружить» с невесомостью или нет, узнается задолго до полета – еще в процессе тренировок. Кандидатов в космонавты проверяют на этот счет в летающей лаборатории Ил-76. Самый неприятный момент – переход к невесомости: тело совершенно не слушается, руки и ноги сами по себе, а голова вдруг превращается в огромный футбольный мяч. Вся жидкость в теле поднимается вверх, кровь приливает к голове. А ведь домой – только через полгода.

На долгий отдых рассчитывать не стоит. Первая задача – корректировка орбиты корабля. Вторая – выход на связь.

Рисков в космосе немало: метеоритная угроза, разгерметизация, пожар. Экипаж готов к любым неожиданностям, все отработано на Земле.

Стыковка – одна из самых опасных космических операций. Через мгновение две летящих на огромной скорости «звезды» сольются в одну. Если корабль маленький и тесный, то МКС кажется огромной, словно безразмерной. Ощущение – как в детстве: словно открываешь коробку из-под телевизора, в которой прятался, и оказываешься в просторной, залитой солнцем комнате.

Первое желание после двух суток полета – привести себя в порядок. Бани или душа здесь нет. Зубы, например, в космосе чистят пальцем. Есть специальная технология – на палец надевается набалдашник, пропитанный специальным составом. «Можно, конечно, сделать это и по-обычному, при помощи зубной щетки. Тогда смесь, которая остается у тебя во рту, можно выдавить в салфетку, потом – во вторую, в третью. Это все надо убрать в пакетик, закрыть его, положить в другой пакет. Лучше все это проглотить – заодно и позавтракали», – шутит космонавт, Герой России Роман Романенко.

Внутренняя длина станции – почти 100 метров. Это самый большой внеземной «конструктор». Огромная труба с тупичками и закоулками. Сегодня она состоит из 10 модулей: четырех российских, четырех американских, одного европейского и одного японского. Приборы и компьютеры закреплены на стенах.

МКС – огромный организм. Его обитателей надо кормить. Так уж заведено, что на обед принято есть блюда русские, а на ужин – американские.

Необходимое занятие на орбите – физические упражнения. Если хочешь вернуться на Землю здоровым, дважды в день по 45 минут занимайся спортом: бегай на беговой дорожке, крути педали, двигай штангу.

Космонавт ты или космический турист – ты все равно будешь вовлечен в орбитальные эксперименты. С одной стороны, необходимость. С другой – большой интерес. Есть такое устойчивое понятие – «технологии двойного назначения»: все, что делалось и проверялось на жителях орбиты, может быть востребовано на Земле. Например, наблюдая за тем, как организм реагирует на невесомость, врачи разработали метод борьбы с болезнями опорно-двигательного аппарата. Космический костюм «Чибис» превратился в земного «пингвина», дающего людям возможность ходить. Все вопросы, которые возникают у врачей на Земле, проверяются в космосе.

Невесомость коварна. Она разрушает человеческий организм. Без нагрузки мышцы атрофируются, из костей вымывается кальций, изменяется нервная система.

«Например, врачи говорят: то, что вы отрабатывали 5-7 лет назад, ваше паршивое состояние после посадки – мы взяли методику подготовки к этому приземлению и ее реабилитации, применили в детском центре. И вы знаете, если ребенок раньше вставал на ноги через полгода, то теперь он уже через полгода бегает», – рассказывает космонавт, Герой России Павел Виноградов.

И много, много, много всего… Редчайшие эксперименты с плазмой, предупреждение о возникновении крупнейших пожаров (так было на территории России в 2010 году), констатация фактов, что войны приводят к чудовищным экологическим катастрофам (с орбиты лучше всего видно загрязнение из-за боевых действий), и как результат – прекращение этих войн. А потом – возвращение на Землю, которое потребует не меньше усилий, чем дорога в космос.

Как сказал по окончании фильма заместитель начальника Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина Борис Крючков, многолетним экспериментом над плазмой со стороны России руководил нынешний президент РАН академик Владимир Фортов. В свое время обсуждался вопрос насчет выдвижения результатов этого эксперимента на Нобелевскую премию. «Однако дорога к ней не так проста», – сетует Б. Крючков.

В свою очередь, директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый высказал мнение, что такие фильмы заставляют задуматься о будущем космонавтики. Оно связано с освоением Луны, но уже в новом контексте, полагает он. Что касается достижения более дальних планет, например, Марса, то на пути человечества здесь стоит проблема высокой радиации. А она куда серьезнее, чем проблема невесомости.

Автор: Сергей Смирнов

Источник: www.nkj.ru

Статьи по теме