Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КУЩИ, ЛИТАВРЫ И ЛОЖНЫЕ ДРУЗЬЯ

Н. ТРАУМ.

Значение словосочетания "райские кущи" мало у кого вызывает сомнения. Слово "кущи" так похоже на "кусты" и "чащу", что, конечно же, должно обозначать нечто вроде рощицы. Но как понять тогда Батюшкова, написавшего: "И кущи сельские стояли без дверей"? Какие могут быть двери у кустов? Оказывается, первое (и единственное в этимологическом словаре М. Фасмера) значение слова "куща" - шатер, шалаш, хижина. И райские кущи вовсе не зеленые насаждения, а жилые постройки. Именно их имел в виду Лермонтов, когда писал: "... есть ли в кущах рая, глаза, где слезы, робость и печаль оставить страшно, уничтожить жаль?"

Справедливости ради надо сказать, что писатели конца прошлого и начала нынешнего века уже активно использовали слово "кущи" в значении - зелень, заросли, чащи.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

На вопрос, что такое авторизованный перевод, девять из десяти человек отвечают - произведение, в которое переводчик внес элементы собственного творчества. Ничего подобного. Это перевод, который одобрил автор произведения, дал ему свое благословение.

Знаете ли вы, что такое литавры? Вовсе не медные тарелки, в которые бьют, празднуя победу. Литавры - это барабаны в виде полушарий, обтянутых кожей.

Есть такое понятие - ложный друг переводчика и даже специальные словари "ложных друзей". Речь идет о тех иностранных словах и выражениях, которые уж больно похожи на привычные и знакомые в родной речи. Попадают в ловушку, оказываются пленниками своего языка не только простые смертные, но и специалисты. Читая Д. Голсуорси ("Беглая"), мы с удивлением узнаем о крайней бедности семьи английского ректора, не подозревая, что речь в подлиннике идет не о руководителе университета, а о приходском священнике (rector). А сколько инженеров или врачей на страницах книг вдруг стали экспертами, потому что английское expert перевели не как "специалист", а как "эксперт". Из газетной статьи мы узнаем, что какое-то правительство резервировало определенные условия, хотя на самом деле оно их обговорило (английское reserve - "обговаривать", а не "оставлять про запас"). Ученый, звание которого соответствует нашему доценту, превращается в скромного ассистента профессора (assistant professor).

Некоторые "ложные друзья" оказались настолько живучи, что перетащили в наш язык свои иностранные значения. Когда мы сегодня говорим "администрация Белого дома", то имеем в виду американское правительство, а не технический персонал резиденции. В нарушение рекомендаций всех толковых словарей "альтернатива" (необходимость выбора между двумя возможностями) употребляется почти во всех значениях этого слова в английском: "выбор, вариант" и даже "противоположный выбор, иной исход".

Если на чешском вокзале вы услышите по радио перед информацией призыв "Позор! Позор!", то он вовсе не означает, что кого-то стыдят или клеймят. "Позор!" значит "Внимание!". Чех или словак могут сказать женщине, что от нее приятно "воняе", желая не обидеть, а оценить тонкий аромат духов. Таких примеров множество. Испанскому или французскому "профессору" будет, конечно, приятно, если вы его посчитаете большим научным деятелем, хотя на самом деле он всего лишь преподаватель средней школы. А в Латинской Америке школьный "маэстро" вовсе не учитель музыки, а преподаватель младших классов.

Еще об одной ошибке, достаточно распространенной и весьма коварной, пожалуй, стоит рассказать более подробно, ведь теперь нередко многие отправляются за границу отдохнуть или в командировку. Как известно, у нас, россиян, есть несколько любимых тем для бесед. В частности, судьбы нашей интеллигенции. Так же мы знаем, что приставь к "интернациональному" слову местное окончание и получишь перевод. Например, по-испански "интеллигенция" должна была бы звучать как "интеллихенсия", а по-английски "ителлидженс". Итак, вот совершенно реальная (доводилось видеть лично) и почти типичная ситуация.

В перерывах между заседаниями на зарубежной научной конференции наш ученый, демонстрируя знание испанского и английского (полученное, кстати, в вузе), беседует со своими коллегами о роли "рашин интеллидженс". И всячески, естественно, восхваляет эту роль в истории страны. На лицах собеседников появляется сначала легкое недоумение, потом они отводят взгляд в сторону и норовят найти благовидный предлог, чтобы выйти из разговора. В остальные дни конференции всячески уклоняются от общения с нашим патриотом. Объяснение простое: "интеллидженс", как и "интеллихенсия", ассоциируется только с одним - с разведывательной службой. Английская разведка так и называется "Интеллидженс сервис". Какое еще может быть отношение к человеку, который превозносит до небес секретную службу? Мягко говоря, настороженное, чего доброго, вербовать в шпионы примется. Конфуза не случилось бы, употребляй наш ученый более привычное на Западе слово - "интеллектуал".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы о языке»