Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЦЕЗАРЬ

К. КОВТУНЕНКО (г. Пермь).

Однажды вездесущие мальчишки принесли мне пушистого птенца. Это был беркутенок. Где они его раздобыли, допытываться я не стал. Все равно о том, чтобы отправить их с птенцом обратно, не могло быть и речи потому, что это могло кончиться несчастьем. Пришлось в сарае рядом с курами организовать гнездо и выкармливать орленка. Вначале ленточками сырого мяса, затем мышами, которых ловила наша кошка, речной рыбой. Беркуты, как и филины, заглатывают пищу целиком, отрыгивают то, что не переваривается: кости, рыбью чешую, шкурки, перья. В гнезде у нашего орленка было чисто, но все отходы он выбрасывал на пол, стенка в сарае была выбелена испражнениями. Пришлось перенести гнездо во двор.

Орленок рос быстро, во время кормежки стал клекотать, знал свое имя - Цезарь. Оставив гнездо, Цезарь сидел на крыше сарая или гулял по двору вместе с курами. На земле куры не боялись орленка, но когда он планировал над двором - разбегались с криком и прятались. С высоты своих любимых мест (крыша сарая, столб у ворот) он видел, когда я возвращался с работы, и приветствовал радостным клекотом.

Однажды жена полоскала и развешивала во дворе белье. Неожиданно Цезарь стал на нее наскакивать. Когда белье было развешено, орел оттеснил хозяйку от корыта, залез в него и начал купаться. Так вот в чем дело! Стали ставить воду для купания. А раньше и в голову не приходило, что орлы любят купаться.

Однажды Цезарь дружелюбно сел мне на плечи. Боль от его когтей была нестерпимой. Пришлось присесть на корточки, чтобы жена сняла орленка и спустила его на землю.

Рядом с нашим двором был переулок, по которому летом ходили на реку купаться. Нередко из переулка раздавался крик: "Хозяин, убери птицу, не дает пройти".

Приближалась осень, орел стал кружить над селом. Для посадок облюбовал телеграфные столбы. За лето он вырос, превратившись в красавца: гордый взгляд, на ногах великолепные штаны. В свободное время я готовил орла к охоте, таская по двору на веревке шкуру лисы. Выезжали мы с ним в степь. После облетов Цезарь садился на крышу автомобиля, оставляя глубокие борозды от мощных когтей, острых, как ножи.

С нетерпением я ждал охоты по первому снегу. Но Цезарь внезапно исчез: не было его ни на столбе у дома, ни в других заветных местах.

Я растил его свободной птицей, и он выбрал свободу.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Переписка с читателями»