Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ОПОЗНАНИЕ

Дверь в кабинет осторожно приоткрылась, и в узкую щель протиснулась голова инспектора Борга.

- О, инспектор! - радостно всплеснул руками сержант Глум, выстраивавший в этот момент семерых хмурых мужчин в одну шеренгу. - Заходите, заходите!

И он бросился втаскивать упирающегося Борга в кабинет.

- Да уймитесь, вы! - вяло отмахивался тот. - Я только что из отпуска.

- Так это же здорово! - не унимался сержант. - Значит, ваш котелок, - он дотронулся до яйцевидной головы инспектора, - в идеальном состоянии. А мне как раз опознание надо провести.

- А в чем дело? - сразу заинтересовался Борг.

- Пока вы в своем загородном доме покачивались в гамаке и предавались интеллектуальным порокам, я тут распутывал одно дельце. Три дня назад, как раз во время матча между "Крутыми ангелами" и "Ласковыми монстрами", один умелец в костюме Деда Мороза ограбил банк "Надежный" на 115-й Кленовой улице. По горячим следам мы накрыли рецидивиста по кличке Профессор. Вон он, третий слева, - Глум указал рукой на гориллообразного детину совсем не профессорского вида, но с быстрыми нервными пальцами, все время находящимися в движении.

- Почти все улики налицо, - понизив голос, продолжал Глум, - однако Профессор не признал своей вины. К тому же единственный свидетель, случайно видевший, как бандит переодевался после ограбления, описал в общем-то другого человека. Правда, дело было вечером, и свидетель, поэт Лукофаций, не уверен в точности своих показаний. К тому же, как и все современные поэты, он немного с приветом и вполне мог что-нибудь перепутать. Я решил устроить опознание, чтобы отбросить все сомнения.

- Так это поэт томится там за дверью? - усмехнулся инспектор.

- Ну да, я как раз собирался его вызвать.

- Ладно, зовите вашего Лукофация, - обреченно махнул рукой Борг, поняв, что ему не вырваться из цепких объятий сержанта.

Глум радостно кивнул и с нетерпением нажал зеленую кнопку на своем столе. В ту же секунду дверь распахнулась и в кабинет влетел престранный субъект с горящими глазами. Вид его не оставлял никаких сомнений, что это поэт, и поэт гениальный. Редкая, но ухоженная бородка гения была выбрита в шахматном порядке, одна бровь отсутствовала, а другая была выкрашена в пурпурный цвет. Роскошные черные кудри, обрамляющие голову буревестника новой поэзии, поддерживала идущая через лоб повязка, на которой красовалась черная надпись "Слава Богу!".

Завидя выстроившихся для опознания мужчин, Лукофаций резко затормозил, развернулся и, выбросив вперед левую руку, замогильным голосом начал декламировать:

Чимол, чимол, датог бяте,

Датог бяте, волят выз...

Все, кроме сержанта и Профессора, невольно расхохотались. Глум же, раздраженный видом и странным поведением Лукофация, вовремя остановил его:

- Ваши стихи, как всегда, прекрасны, но давайте перейдем к делу.

Поэт очнулся, пристально вгляделся в шеренгу мужчин и, гневно сверкнув очами, изрек:

- Истинно, истинно здесь я не вижу

мужа, который, алкая богатства,

злато из банка на быстрых колесах увез.

- То есть, вы хотите сказать, - перевел Борг, - что среди присутствующих в этой комнате нет человека, принимавшего участие в ограблении банка "Надежный"?

- Да, - неожиданно нормально ответил Лукофаций, - именно это я и хотел сказать.

- А мне кажется, что вы не только узнали Профессора, но и сами замешаны в этом деле, - усмехнулся Борг.

Почему инспектор Борг не поверил Лукофацию?

(Ответ)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Психологический практикум»