Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПРИХОДИТ ЕВРО

Н. КУДРЯШОВ, Ю. ФРОЛОВ. По материалам журналов «Discover» (США), «Economist» (Англия) и «Deutschland» (Германия).

С нового года одиннадцать европейских стран, отказавшись от собственных денег, приняли новую единую валюту — евро. Она действует пока лишь в безналичном виде, но через три с половиной года евро станет единственным платежным средством на большей части Европы.

Столь масштабных денежных перемен не знала история континента. Во времена Рим-ской империи на территории Европы ходили общие монеты — серебряные денарии, сестерции, золотые ауреусы, потом, в пору расцвета Византии, — золотые солиды. Еще единые европейские монеты использовались при Наполеоне. Общие деньги разной поры были схожи, по мнению французского ученого Жака Бирусты, тем, что тот или иной правитель сначала подчинял какую-то территорию, а потом, используя власть, выпускал деньги. У евро все наоборот: сначала появилась единая валюта, далее же начнет формироваться новая общность народов.

Есть своя предыстория и у самого евро. Еще в 1944 году, когда в американском городе Бреттонвудсе собрались финансовые представители более сорока стран, чтобы обсудить послевоенную денежную систему, крупнейший экономист современности Джон Мейнард Кейнс предложил ввести мировую валюту — «банкор» и учредить единый центральный банк. Однако это предложение тогда, в пору всеобщего разорения, выглядело достаточно проблематично. Денежные системы большинства государств Европы и многих других стран мира полностью расстроила война, по-настоящему твердой валютой можно было считать лишь доллар, подкрепляемый огромным, в 20 тысяч тонн, золотым запасом США. Именно доллар, как считают зарубежные экономисты, и начал, по сути, объединение Европы.

В 1947 году по плану госсекретаря США, бывшего генерала Джорджа Кэтлетта Маршалла, разоренной Европе была предложена помощь на четыре года — примерно 13 миллиардов долларов, с тем чтобы сами европейцы распределили эту сумму между собой. 16 государств приняли деньги, в том числе Англия — 3,2 миллиарда долларов, Франция — 2,7 миллиарда, Германия — 1,4 миллиарда. Помощь была предложена и Советскому Союзу, но он от нее отказался. Для распределения американских денег была создана Организация европейского экономического сотрудничества, которая постепенно трансформировалась в Совет Европы с постоянным пребыванием в Страсбурге. В 1957 году Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия и Люксембург сформировали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), или Общий рынок, постепенно сняв таможенные барьеры между странами и открыв границы для свободного передвижения «лиц и капиталов». В 1978 году была создана европейская валютная система (ЕВС) с денежной единицей экю (European Currency Unit) для межгосударственных расчетов. Со временем к прежним шести членам ЕЭС добавились Дания, Ирландия, Великобритания, затем Греция, Испания и Португалия, а через некоторое время Финляндия, Австрия и Швеция. Эти страны, согласно Маастрихстскому договору, заключенному семь лет назад, объединились в Европейский союз. С начала нынешнего года Германия, Франция, Италия, Бельгия, Голландия, Люксембург, Ирландия, Финляндия, Австрия, Испания и Португалия образовали единое валютное пространство, приняв общую денежную единицу — евро. Через три года эти страны полностью откажутся от своих национальных валют и перейдут на евро. Три из 15 стран Европейского союза — Великобритания, Дания и Швеция — пока воздерживаются от использования новых денег. Греция не выдержала отборочные условия.

Страж единой валюты — Европейский центральный банк (ЕЦБ), организованный в значительной мере по образцу Германского федерального банка. Страны, принявшие евро, передают в общее распоряжение часть своего золотого и валютного запаса, примерно на 40 миллиардов евро.

Евробанком руководит Совет в составе президента — голландца Ван Дуйзенберга, назначенного на восьмилетний срок, вице-президента — француза Кристиана Нойера и четырех членов правления, представляющих Германию, Финляндию, Испанию и Италию. Кроме того, в составе Совета — президенты всех центральных банков стран, принявших евро.

Центральный банк наделен самыми широкими полномочиями и настолько самостоятелен, что, например, имеет право не принимать каких-либо указаний от Европейского союза или от национальных органов власти. Если прежде правительство в какой-либо стране определяло и при необходимости меняло границы инфляции, регулируя приток бумажных денег, то теперь Евробанк с исключительным правом печатать и выпускать в обращение банкноты будет устанавливать пределы инфляции в той или иной стране, добиваясь их соблюдения, если даже там пострадают производство и занятость. Широкие полномочия и невиданная самостоятельность Европей-ского центрального банка объясняются тем, что этому финансовому учреждению придется вести единую денежную политику в 11 странах с разной экономической и финансовой ситуацией. Например, сейчас в Германии и во Франции мотор конъюнктуры работает на сдержанных оборотах, а Финляндия и Испания испытывают мощный хозяйственный рост.

Считалось в порядке вещей, пишет экономист Франсис Верлинг из Эльзаса, что правительство той или иной страны при экономических неурядицах вполне может «нажать» на свой центральный банк, чтобы финансовыми мерами выправить положение. Однако при таком давлении национальные банки, по мнению Верлинга, становятся похожи на родителей-невротиков, вредящих своему ребенку, поскольку лишь способствуют инфляции. Центральный же европейский банк, защищенный от воздействия любого правительства, как спокойный, уверенный и надежный отец, будет заниматься главным — сдерживать инфляцию, регулируя количество денег во всех 11 странах.

Еще в мае прошлого года монетный двор возле французского города Бордо первым на континенте начал чеканить общеевропейские монеты. Шесть лет потребовалось, чтобы решить, как эти монеты будут называться и выглядеть, а также из какого металла следует их делать. Сначала предполагалось назвать единые деньги «экю», по образцу валюты, которая десять лет служила для внутренних расчетов между общеевропейскими организациями. Но в Германии название не было принято, поскольку на немецкий слух слова «айн экю» (одно экю) походят на «айне ку», или «одна корова». Тогда появились варианты «дукат» и «флорин», которые тоже были отвергнуты. Очередное обсуждение грозило затянуться, между тем приближалось время обеда, и испанский премьер-министр уже не в первый раз предложил название «евро». Собравшиеся главы правительства произнесли для пробы это слово на своих языках (ойро — по-немецки, юро — по-французски, эуро — по-испански и по-итальянски...), и название было утверждено.

Выбор металла для монет тоже проходил не гладко. Сначала решили использовать красивый и устойчивый никель, который идет для монет во всем мире, кроме Швеции, где считают, что никель вызывает аллергию на коже. Потому мелкие монеты евровалюты достоинством 1, 2 и 5 центов (в 1 евро — 100 центов) с учетом пожеланий Швеции, хотя она пока не перешла на евро, вовсе не будут содержать никель, их изготовят из стали, покрытой слоем меди; на 10-, 20- и 50-центовые монеты пойдет недавно изобретенное в Финляндии так называемое «нордическое золото» — сплав из меди с добавками цинка, алюминия и олова.

Лишь 1 и 2 евро будут содержать никель, но большую его часть для безопасности упрячут, по предложению немецкой фирмы «Крупп», между слоями медного сплава. Монеты делают по французской технологии, двухцветными: желтое кольцо вокруг серебристого никелевого центра — у одноевровой монеты и наоборот — серебристое кольцо вокруг желтого центра у двух евро. Изготавливать такие монеты непросто, но считается, что слои и кольца затруднят подделки.

Первоначально Европейский совет решил, что монеты разных стран будут выглядеть одинаково. Однако национальные правительства отвергли это решение, опасаясь отрицательной реакции своих граждан. Так что у евромонет в каждой стране будет своя сторона, и какой-то испанец в один прекрасный день, обнаружив в кармане евро с орлом, поймет, что где-то неподалеку появился турист из Германии. А в карманах французов наверняка окажутся монеты с изображениями голландской королевы Беатрис. Оборотная сторона евромонет одинакова для всех стран, но разная в зависимости от номинала. Это очертания Европы на глобусе либо карта континента с национальными границами, наконец, карта объединенной Европы. Таким образом, с 2002 года 88 разных монет (8 номиналов по 11 странам) начнут курсировать по Европей-скому континенту.

До конца 2001 года только французский монетный двор выпустит 7,6 миллиарда металлических евро общим весом 30 тысяч тонн, требующих для своего хранения около гектара складской площади. Монетный двор, выполняя заказ, поднял свою производительность втрое.

Бумажные купюры, которые по распоряжению Евробанка будут выпускать национальные банки, сначала предполагали украсить портретами великих людей разных стран. Потом появилось предложение поместить на банкнотах образцы архитектуры разных эпох. Однако купюры с национальной символикой породили бы серьезные проблемы с денежным оборотом. К примеру, жители стран Северной Европы обычно летом едут на курорты Средиземноморья, обратный же поток южноевропейцев на север невелик. Тогда на юге, скажем, в Испании, начнут скапливаться «северные» деньги, которые пришлось бы отделять от испанских купюр и отсылать в банки Северной Европы. Чтобы избежать такой путаницы, решили, что бумажные еврокупюры будут выглядеть одинаково, без национальных символов.

Всего понадобится около 70 миллиардов новых монет и 16 миллиардов банкнот. Когда же европейцы с 1 января 2002 года начнут менять старые деньги на евро, придется собрать около 140 тысяч тонн металлических монет и, переплавив, продавать их на мировом рынке постепенно, чтобы не упали резко цены монетных сплавов.

Хотя с начала этого года финансовый рынок переключился на евро, зафиксированный на уровне экю, и в европейской валюте выполняются сделки между банками, реальные монеты и банкноты окажутся в руках людей только через три года. Это означает, считает вице-президент крупнейшего французского банка «Креди Агриколь» Робер Бурсо, что во Франции, как и в любой другой стране с евро, три года придется иметь дело с двумя выражениями цен, переделывая программное обеспечение компьютеров для ведения расчетов во франках и в евро. Если же покупатель расплатится долларами, что вполне возможно, при пересчете во франки придется прибегать к умножению — в долларе примерно 6 франков, а для пересчета долларов в евро, наоборот, делить, поскольку один евро соответствует примерно 1,1 доллара. Между тем компьютерные программы банка «Креди Агриколь» умеют только умножать, а делить не могут. Потому сейчас в отделениях «Креди Агриколь» сотни программистов в банках занялись переделкой десятков тысяч используемых программ.

Через три года у 17 миллионов клиентов «Креди Агриколь» придется заменить все банкноты. Чтобы людей, пришедших в кассы, снабдить запасом новых купюр, понадобится 800 инкассаторских автомобилей. Потребуется обязательно при обмене денег и разменная мелочь.

Автоматы «Креди Агриколь», как и других европейских банков, переключат на выдачу евро 1 января 2002 года или, в крайнем случае, на другой день (до 1 января банкоматы будут расплачиваться франками). Но прежде каждый автомат оснастят новой программой, рассчитанной на евро, а также новой кассетой для купюр, поскольку размеры евро из-за более плотной бумаги отличаются от любых сегодняшних европейских денег.

Со 2 января 2002 года евро и национальные деньги будут действовать совместно, и магазинам придется принимать обе валюты двумя кассами либо использовать кассовые аппараты, способные вести расчеты в двух валютах.

Такая двойная жизнь денег продлится, согласно Маастрихтскому договору, не более полугода: срок действия национальных валют истекает 30 июня 2002 года (после этого их можно будет обменять в центральных банках). Некоторые крупные системы магазинов собираются перейти на евро за один день, другие компании отводят на переход несколько недель. Владельцы же торговых автоматов пребывают в неведении, поскольку никто не может предсказать, как быстро евро, оказавшись в кармане, из него попадет в автомат.

Между тем в странах Европейского союза 3,2 миллиона торговых автоматов, а также 7 миллионов устройств, принимающих монеты вроде таксофонов и счетчиков на автостоянках. «Десять миллионов механизмов не переделаешь в один день», — заявили руководители Ассоциации промышленности торговых автоматов, предложив национальным правительствам поставлять старые монеты на протяжении нескольких месяцев и после 1 января 2002 года, чтобы тот, кто не сумеет из-за отсутствия мелких евро получить в автомате баночку воды, не вымещал бы свой гнев на автоматах.

Переключиться на евро — это почти что переехать в другую страну или выучить новый язык, считает парижский социолог Смайн Лакер, исследующий вместе с другими учеными по заданию Европейского совета психологические и социальные последствия перехода на евро. Деньги, по мнению Лакера, нечто гораздо большее, чем средство платежей. Это элемент, скрепляющий общество, одно из средств, позволяющих людям причислять себя к той или иной нации. Привязанность к своим деньгам сильнее у тех, кто редко обменивает деньги на иностранную валюту, считает Лакер, а также у тех, кто не очень-то привык иметь дело с деньгами, — у бедных людей. И не исключено, что переход на евро вызовет разного рода сложности, а то и недовольство.

В зоне, где обращается евро, проживают примерно 300 миллионов человек. На долю этой зоны приходится около 20 процентов мирового экспорта. Прогнозируется, что евро со временем станет одной из главных мировых валют и приобретет вес, подобный доллару. Более же быстрые выгоды евро видятся в том, что компании и предприятия смогут беспрепятственно выходить на огромный общеевропейский рынок, быстро перебрасывая крупные денежные суммы, рабочую силу, материалы, сырье и готовые продукты по континенту. Снизятся расходы на банковское обслуживание, появится больше возможностей привлекать займы. Потребитель, сравнивая цены в разных европейских странах, сможет выбрать, где ему выгодней покупать продукты, обувь и одежду, и это тоже будет стимулировать экономику. И если до последней поры завод «Фольксваген» продавал свои автомобили в Германии дороже, чем, скажем, в Бельгии, Дании, Италии, то теперь придется подравнивать условия продажи. Ведь уже появились каталоги с ценами любых товаров во всех государствах, где вводится евро. Покупателям к тому же не придется решать, в какой европейской валюте лучше оплачивать счет, — все заменит евро.

Немаловажно и то, что евро вводится в благоприятную для Европейского союза пору, поскольку мировой кризис обошел западные валюты и они отличаются финансовой стабильностью.

Зарубежные экономисты, в подавляющем большинстве согласные с тем, что евро приобретет немалый вес в мировой финансовой системе, в то же время считают, что европейские деньги не будут соперничать с долларом, тем более его сокрушать, скорее возникнет евро-долларовое партнерство, а может быть, и союз. Ведь зона евро, опережая США по доле в мировой торговле, в то же время выглядит гораздо слабее Соединенных Штатов по другим важным экономическим параметрам. Еврозона отстает, например, от США по такому показателю, как валовой внутренний продукт. В еврозоне стоимость рабочей силы дороже, уровень безработицы выше, а занятость меньше, чем в США. Несравним пока евро с долларом и по масштабу финансовых операций, их объем в центральном банке любой европейской страны меньше, чем тот, который выполняет лишь одна Нью-Йоркская биржа. На долю главной опоры евро — немецкой марки — приходится лишь 15 процентов в мировых финансовых резервах, в то время как доля долларов составляет 65 процентов. И если, скажем, в Австрии, Швейцарии, Скандинавских странах марку принимают охотнее, чем доллар, то в остальном мире — от Египта до Таиланда, от Мексики до Аргентины — американская валюта выглядит гораздо предпочтительнее, чем другие деньги, ибо, как говорится, «доллар — он и в Африке доллар».

Евро начинает действовать в странах с разными национальными особенностями, привычками, обычаями, мировоззрением — со всем тем, что сейчас принято называть менталитетом, и к тому же с достаточно не-одинаковым экономическим уровнем. Эти различия обнаружились уже в процессе принятия новой валюты, когда Испания, Португалия, Италия, желая избавиться от своих разномастных купюр с большими нулями, проявили готовность немедленно перейти на евро, чего нельзя было сказать о Франции с более крепкой финансовой системой, где население разделилось примерно надвое в принятии евро.

Тем не менее конструкторы европейского финансового единства, согласно замечанию одного из известных политиков Робера Шумана, что Европа никогда не создавалась методом народной стройки, действуют постепенно и последовательно, надеясь сделать евро по-настоящему сильной валютой.

Немалый интерес к евро проявляет и Россия, поскольку примерно 60 процентов нашей внешней торговли приходится на страны Европейского союза против 4 процентов с США. Значимо и то, что 40 процентов российского внешнего долга, до 25 процентов резервов Центрального банка, почти 60 процентов инвестиций в нашу экономику составляли валюты европейских стран, которые теперь превращаются в евро. Любой человек в России может сейчас перевести свои сбережения в единую европейскую валюту. Для этого достаточно в каком-либо российском банке открыть счет в евро.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы об экономике»

Детальное описание иллюстрации

В 1978 году при создании Европейской валютной системы (ЕВС) была принята единая европейская денежная единица экю, предназначенная для межгосударственных расчетов. Хотя население не пользовалось экю, тем не менее были выпущены монеты с учетом национальных особенностей. На снимке: на одной стороне экю французского варианта (слева) указано, что номинал серебряной монеты в 15 экю соответствует 100 французским франкам. На другой стороне — изображение императора Карла Великого.
Одна сторона евромонет будет одинакова для всех одиннадцати стран. Национальные же символы присутствуют на другой стороне. На немецкой монете в 1 евро изображен дубовый лист, на монете в 10 евро — Бранденбургские ворота в Берлине, на 50 евро — гербовый орел. Бельгийцы и испанцы поместили на монетах портреты своих монархов, австрийцы — портрет Моцарта, в Италии после долгих дебатов решили украсить монеты изображениями известных памятников искусства и архитектуры. На французских монетах останется традиционный республиканский символ — Марианна с фригийским колпаком на голове. На снимке: министр финансов Германии Тео Вайгель представляет национальные стороны немецких евромонет.
Мотивы рисунков на каждой из семи бумажных еврокупюр одинаковы: на лицевой стороне - окно либо арка, символизирующие открытость миру, на оборотной - мост, олицетворяющий движение в будущее и связь между странами. Рискнки изображают общеевропейское наследие без какой-либо национальной специфики.