Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МАГ НА ДВА ЧАСА

Тамара КРЮКОВА

Тамара Крюкова родилась и выросла во Владикавказе. Окончила факультет иностранных языков Северо-Осетинского госуниверситета. Работая переводчиком, много путешествовала. Провела несколько лет в странах Востока - Египте и Йемене. Из писем к своему пятилетнему сыну, с которым Тамаре пришлось на какое-то время расстаться, и родилась первая повесть-сказка, которая впоследствии вышла под названием "Тайна людей с двойными лицами".

"Мои герои - личности довольно независимые и своенравные, - рассказывает писательница. - Подчас они действуют как им заблагорассудится, а вовсе не так, как я задумала, и тогда мне приходится прислушиваться к ним и менять сюжет. Но именно это и делает их живыми, и в общем-то мы ладим".

Автор книг "Сказки Дремучего леса", "Хрустальный ключ", "Гордячка", "Заклятие гномов", "Кубок чародея", "Алле-оп! или Тайна черного ящика", "Дом вверх дном", "Ровно в полночь по картонным часам", "Чудеса не понарошку", "Блестящая калоша с правой ноги", "Костя+Ника=" пользуется успехом и за границей. Ее книги переведены и изданы на немецком, венгерском, польском, чешском, словацком и других языках.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Недавно писательница завершила работу над повестью-сказкой "Маг на два часа". Эта повесть необычная. Действие происходит в удивительной стране Игрландии, где оживают каламбуры и где герои книги частенько попадают в непредсказуемые, комичные ситуации.

Небо будто прохудилось. Целую неделю, не переставая шел дождь. По обочинам дороги разлились широченные лужи. Казалось, дождь смыл с города все краски. Через заплаканные оконные стекла улица выглядела серой и унылой, и только яркие зонтики редких прохожих вносили в картину некоторое разнообразие. Мите вдруг придумалось, что это вовсе не зонты, а диковинные цветы дождензии, которые распускаются только в ливни, а в сухую погоду закрываются, точь-в-точь как одуванчики на ночь.

А потом его мысли перескочили к Фант-Азии.

"Хорошо бы там снова оказаться. Вот где наверняка в любую погоду весело", - размечтался он, прислушиваясь, как отец - писатель - ходит по кабинету из угла в угол. Это означало, что он думает. Наверное, писал папа гораздо быстрее, чем думал, потому что он часто ходил по комнате и размышлял.

"Скорей бы у папы наступил перерыв, тогда с ним можно будет в шахматы поиграть", - подумал Митя.

И тут шаги в папином кабинете стихли. Но вместо привычного стука клавиш клавиатуры компьютера Митя услышал, как папа рвет бумагу. В надежде, что на сегодня работа закончена, Митя на цыпочках прошел к кабинету, осторожно приоткрыл дверь и увидел, что папа бросает порванные листы в корзину для бумаг.

Почуяв неладное, с кухни пришла мама.

- Что ты делаешь?!

- То, что должен был сделать давно: выбрасываю всю эту чушь.

Папа разорвал еще несколько листов на мелкие клочки и подбросил их вверх. Бумажные хлопья грустно закружили в воздухе, медленно оседая на пол.

- Да объясни же наконец, что произошло? - остановила его мама и, обняв, отвела подальше от письменного стола.

Папа опустился в кресло и, подперев голову руками, печально произнес:

- Ничего особенного. Просто сегодня я понял, что моя книга никуда не годится.

- А по-моему, получается очень даже неплохо. Просто ты устал. Отложи ее ненадолго, и завтра все увидишь в другом свете, - возразила мама.

- Бесполезно. Я уже в который раз ее переделываю, но не представляю, как заставить рукопись "заиграть", - покачал головой папа.

Митя очень любил своего папу и был бы рад помочь ему, но тоже не представлял, как рукопись может "играть".

"Может взять краски и нарисовать картинки?" - подумал Митя.

И тут его осенило: если рукопись и может "заиграть", то только в Игрландии!

Он тотчас побежал в свою комнату, достал из книжного шкафа старенький географический атлас и принялся его листать. Ага! Вот, что он искал: Шотландия!

"Конечно же, в название государства закралась опечатка. На самом деле это Шутландия", - решил Митя. Он повел пальцем дальше и вскоре наткнулся на Ирландию. Сомнений не оставалось: никакая это не Ирландия, а самая настоящая Игрландия. Обрадованный этим открытием, Митя побежал в кабинет.

- Папа, тебе нужно побывать в Игрландии. Там и твоя рукопись тоже заиграет!

- Митя, ты неисправимый выдумщик! - Мама ласково взъерошила его волосы.

- Ничего не выдумщик. Посмотрите, эти страны даже в атласе есть. Только я опечатки исправил, - Митя с гордостью показал страницу, на которой значились Шутландия и Игрландия.

- Как же туда попасть? - грустно улыбнулся папа.

- Очень просто! - ответил Митя, доставая из шкафа коробку из-под маминых туфель, в которой хранил свои сокровища. Порывшись, он нашел три копейки и протянул их отцу.

- Это три копейки в переносном смысле. Монета переносит всех желающих в волшебную страну. Ее надо подбросить и раскружить. Три копейки как раз на нас троих, - убеждал Митя родителей и вдруг осекся: - Ой, только не знаю, как мы попадем обратно.

- Значит, путешествие отменяется, - сказала мама.

И тут Митя совершил самый самоотверженный поступок в своей жизни. Он вручил монету отцу и сказал:

- Пускай папа туда один отправится. Мне ни чуточки не жалко.

Конечно, ему было жаль, что сам он не побывает в любимой Фант-Азии и не встретится с магистром чароделия Авосей. Но ему очень хотелось, чтобы рукопись папы "заиграла". Впрочем, отец не спешил воспользоваться его щедрым подарком. Он вложил монету в Митину ладонь и сказал:

- Ты открыл эту страну, тебе туда дорога и открыта.

- Да уж, великий путешественник. За три копейки вокруг света, - пошутила мама.

- Вы мне не верите, - вздохнул Митя.

- Верим. Только в Игрландию отправишься как-нибудь в другой раз, а сегодня мы поедем на дачу, - заявила мама.

При этом папа от удивления откинулся на спинку дивана и покачал головой:

- В такую погоду?!

- Именно в такую погоду лучше всего собирать грибы! - энергично сказала мама тоном, не терпящим возражений. - А ты никогда не находишь времени для отдыха. Надо же когда-нибудь развеяться. Давно пришло время, - при этом мама подмигнула Мите.

Митю словно жаром обдало. Когда в прошлый раз он прощался с магистром чароделия Авосей, тот ему сказал: "Увидимся, когда ВРЕМЯ ПРИДЕТ".

Митя так долго ждал этого момента, и вот - на тебе. Время умудрилось прийти так незаметно, что Митя даже растерялся.

- Мама, а откуда ты знаешь, что ВРЕМЯ ПРИШЛО?

- Вижу, - улыбнулась она.

Вот это да! Значит, мама и правда видит то, чего не видят другие. Сам-то он никакого Времени не видел, и если б не мама, ни за что не заметил бы, что оно пришло. Вчера мама сказала, что видит Митю насквозь. Интересно, каким именно: цветным, как в медицинской книжке про строение человека, или же черно-белым скелетом, как на рентгене. Он хотел спросить, но мама уже занялась сборами, а Митя побежал сообщить важную новость своему любимому плюшевому львенку Мефодию, с которым в прошлый раз путешествовал по Шутландии.

ПРИГЛАШЕНИЕ

Вообще-то Митя давно уже не играл с мягкими игрушками, но плюшевый львенок Мефодий - совсем другое дело. Им довелось вместе пережить много приключений в волшебной стране, и теперь Митя считал, что отправиться без друга в новое путешествие было бы нечестно.

- Мефодий, больше тебе не придется скучать. Сегодня такое случилось! ВРЕМЯ ПРИШЛО!

Львенок молчал. То ли он сильно обиделся, что Митя так надолго забыл про него, то ли из принципа не желал разговаривать, пока они не попадут в Игрландию. Митя решил не настаивать, но посоветоваться все же не мешало. Он повертел в пальцах три копейки и спросил:

- Как ты думаешь? Лучше отправиться в Игрландию прямо сейчас или подождать, пока не приедем на дачу?

Но ответ пришел сам собой. Мама просила его поторопиться.

Сидя в машине, Митя думал, как ему повезло, что он еще не успел перенестись в Фант-Азию. Родители бы страшно разволновались, если бы обнаружили, что он исчез. В конце концов, уж если время пришло, то ему обязательно представится возможность отправиться в путешествие. Папа прервал его размышления, притормозив машину возле магазина.

- Вот это да! Замки всех видов и моделей, - удивленно прочитал Митя вслух надпись в витрине.

- Не замки, а замки, - поправила его мама. - У нас на даче заедает ключ. Надо поменять замок.

- Подождите меня. Я скоро, - сказал папа, вылезая из машины.

- А можно я с тобой? - попросил Митя и, схватив Мефодия, вприпрыжку припустил следом.

Но в магазине не было ничего интересного. На полках, стеллажах и в стеклянных витринах лежали всевозможные замки, ключи и штуковины, которые начинают сигналить, если забираются воры. Возле стены в ожидании, когда их купят и навесят, притулились двери на любой вкус.

Пока папа выбирал замок, Митя прошелся мимо дверного строя, придумывая, какая в каком доме станет жить. Так он дошел до двери, которая в отличие от своих подружек не стояла, прислоненная к стене, а была, как и полагается, вделана в дверной проем. На ней красовалась старинного вида медная ручка в виде льва с кольцом во рту, а наверху был приклеен ценник. Кто-то оторвал цену, и теперь на бумаге осталась лишь надпись "Замок фигурный". Митя просто из любопытства посмотрел в замочную скважину.

- Чего жаглядываешь? Ешли пришел - жаходи, - услышал он вдруг.

Митя отпрянул от двери и оглянулся. Продавец разговаривал с папой в другом конце торгового зала, да и посетителей поблизости не было. Митя пригляделся к Мефодию, ведь были времена, когда плюшевый львенок разговаривал ничуть не хуже людей. Но на этот раз Мефодий молчал. Митя посмотрел на дверцу и не нашел в ней ничего примечательного, потрогал медную морду. И тут лев недовольно проворчал:

- Я приглашал тебя жаходить, а не хватать меня жа нос, невошпитанный мальчишка, - говорить ему было трудно из-за кольца во рту.

Митя был так ошарашен, что даже не нашелся, что ответить. Вместо этого он молча толкнул дверцу, но она оказалась заперта.

- Я бы зашел, но тут закрыто, - сказал он.

- Понятное дело, жакрыто. Не жадаром же тебя пушкать. Плати жа вход.

Митя, спохватившись, вытащил из кармана три копейки. - Этого хватит?

- Ш лихвой, - согласился медный лев.

- А как платить? - поинтересовался Митя, подозревая, что вряд ли ему придется нести монету в кассу.

- Опушти монету в жамочную шкважину, - приказал лев, - и потяни жа кольцо.

Митя услышал, как монета звякнула по ту сторону двери, и осторожно потянул за кольцо. Дверца приоткрылась ровно настолько, чтобы он мог проскользнуть за нее.

ЗАМОК

К своему удивлению, Митя обнаружил, что очутился на улице. Вернее, даже не на улице, а на площадке, рядом с которой находился ров, наполненный водой. Дождь и непогода остались по ту сторону двери. Здесь же ярко светило солнце, и в лазурном небе не было ни облачка. По ту сторону рва возвышался... У Мити захватило дух от удивления и восторга. И не мудрено. Он протер глаза, чтобы убедиться, что все это ему не грезится, и в самом деле увидел, что по ту сторону рва стоял настоящий замок с фигурными башенками и зарешеченными окошками. Его окружали толстенные зубчатые стены с узкими бойницами.

- Ну и ну! Настоящий замок! - воскликнул Митя.

- А что же, по-твоему, еще должно быть?- вдруг отчетливо проговорил Мефодий.

- Вот здорово! Ты опять заговорил, - обрадовался Митя.

- Что значит "опять заговорил"? Может быть, это ты опять меня услышал, - уточнил Мефодий.

- Какая разница. Главное, мы снова попали в Фант-Азию. Интересно, а откуда здесь взялся з?мок? - задумался Митя.

- Ты ведь сам прочитал на магазине "З?мки всех видов и моделей", - сказал Мефодий.

- А папа сказал, что там продаются только замки.

- Это потому, что каждый получает от жизни то, что хочет, - глубокомысленно заметил Мефодий.

- Ничего, сейчас я папе докажу, что был прав, - обрадовался Митя, повернулся, чтобы привести сюда отца, и застыл на месте. Где была дверь, торчал покосившийся столб, на котором была прибита дощечка с надписью "Добро пожаловать сюда".

И тут Мите в голову пришла совсем неприятная мысль: с минуты на минуту папа спохватится, что он исчез. Мите стало не по себе.

- Ой-ой-ой, где же дверь? - озадаченно проговорил он.

- Какая дверь? - поинтересовался Мефодий.

- Та, куда я бросил монету.

- Наверное, перекочевала в другое место.

- Как же так! Что теперь делать? - испугался Митя.

- Не знаю. Я всегда говорил, что если бросаться деньгами, то ничего хорошего из этого не выйдет, - назидательно заявил Мефодий.

- А как же еще, по-твоему, попасть в Фант-Азию? Можно подумать, ты совсем не рад, что мы здесь оказались, - обиделся Митя.

- Если ты так рад, что сюда попал, то зачем сразу возвращаться? - буркнул Мефодий.

Прав был Мефодий или нет, Митя не мог сразу сказать. Для начала он решил отыскать волшебную монетку, без которой домой все равно не попасть. Митя опустился на колени и стал тщательно обшаривать траву.

В это время Мефодий решал важную проблему: занимаются ли настоящие львы, к которым он себя относил, поисками или это делают только собаки? Он еще не успел найти решение трудной задачи, когда Митя обнаружил двухкопеечную монету. В первый момент он подумал, что это не его денежка, но вовремя вспомнил, что с каждым путешествием монета уменьшается: это была плата за проезд, - после чего он решился подобрать блестящий кружочек и почувствовал себя намного увереннее. А уж когда он вспомнил, что время в Шутландии, а значит, и в Игрландии течет совсем иначе, вовсе повеселел.

- А теперь надо выяснить, куда мы попали. Жалко, не у кого спросить, - сказал Митя бодрым голосом путешественника, готового к приключениям.

- А чего тут спрррашивать, на столбе прредельно ясно написано "Добррро пожаловать сюда", - услышали они.

Митя поднял глаза и увидел на дощечке с надписью Сороку.

- А где именно находится это "сюда"?

- Здесь, - коротко пояснила Сорока. Такое объяснение мало что проясняло, поэтому Митя спросил:

- А как это "здесь" называется?

- Все зависит от того, зачем вы сюда прритащились.

Это был очень трудный вопрос. Митя задумался, а потом сказал:

- Мама говорит, что папа видит все в мрачном свете, поэтому у него рукопись не может заиграть, и он ужасно расстраивается, - ответил Митя. - И мне захотелось помочь ему.

- Это потому, что взрослые перестают играть, - вставил Мефодий.

- Значит, ты попал куда надо, - кивнула Сорока и указала клювом на другую сторону таблички.

Митя обошел столб и прочитал: "Добро пожаловать в Игрландию".

- Зд?рово! Я как раз сюда и хотел! - обрадовался Митя. - А ты, случайно, не знаешь, как заставить рукопись заиграть?

- Насчет ррукописи не скажу. Но что бывает игрра слов - это я точно где-то слышала. Походи, может, где и найдешь эту игру, - посоветовала Сорока.

- Спасибо, - поблагодарил ее Митя.

- "Спасибом" сыт не будешь. Попррошу оплатить спрравку, - строго сказала белобокая советчица.

- У меня нет ничего, кроме двух копеек.

- Вот и отдай одну мне, - попросила Сорока.

- Не могу. Тогда мне не попасть домой, - растерялся Митя.

- Чтобы веррнуться, тебе хватит и одной копейки, - заявила Сорока.

- Ничего не получится. Монета ведь одна, - объяснил Митя.

- Не врри, сам только что сказал, что у тебя две копейки.

- Копейки две, а монета одна.

В доказательство Митя доверчиво открыл ладонь с денежкой.

Стоило Сороке увидеть блестящий кружочек, как она без лишних раздумий схватила его клювом и полетела прочь. Митя с Мефодием кинулись за воровкой, но та, сделав крутой вираж, взмыла надо рвом. Львенок едва успел затормозить всеми четырьмя плюшевыми лапками, чтобы не свалиться в воду.

- Все. Теперь точно нет выхода, - обреченно сказал Митя.

- Ничего, зато есть вход, а это уже немало, - философски заметил Мефодий, указывая на ворота в замок.

В этом было зерно истины. Во всяком случае, сидеть без дела и горевать - значило попусту тратить драгоценное время. Львенок первым шагнул на подъемный мост, перекинутый через ров к воротам замка.

Легкий ветер развевал яркие стяги, реявшие на шпилях башен, и в солнечных лучах замок казался необычайно красочным. Он выглядел именно так, как Митя хотел нарисовать картинки к будущей книге папы. Вот почему он, больше не мешкая, тоже ступил на мост.

ДОРОГА ЖЕЛАНИЙ

Судя по всему, в замке не ждали гостей: мост был поднят. Митя попробовал докричаться до обитателей замка, но напрасно. Друзья огляделись в надежде найти кнопку звонка, и тут их внимание привлекли две дорожки, очень похожие на садовые. На одной стрелке, стоявшей рядом, было выведено: ТУДА. На другой значилось: ОТТУДА, а посередине высился указатель с заманчивой надписью: ДОРОГА ЖЕЛАНИЙ.

Дорожки были усыпаны разноцветным гравием, похожим на мелкие леденцы с красивым названием "монпансье". Митя нагнулся, чтобы рассмотреть их поближе, попробовал один камешек на вкус и убедился, что так оно и было на самом деле: под ногами шуршали карамельки.

- Ну и ну! Леденцовая дорога! - воскликнул Митя.

Не теряя времени даром, он сунул в карман пригоршню конфет и собирался набрать еще, но передумал. Какой смысл набивать карманы, если леденцов сколько угодно валяется под ногами! Мефодий для важности обнюхал карамельки, но, как и подобает настоящим львам, к ним не притронулся.

- Ну и что мы теперь будем делать? - спросил он.

- Пойдем туда и обратно по дороге желаний. Может, к тому времени, когда мы вернемся, ворота откроют.

- Туда и обратно пройти каждый может. А интересно, если сразу пойти обратно, то можно ли попасть туда? - задумчиво произнес львенок и пытливо уставился на Митю.

Из всех знакомых Мефодия Митя, несомненно, был самым ученым, потому что мог ответить почти на все вопросы на свете, кроме тех, на которые мог ответить только его папа. Однако задачка оказалась непростой даже для такого умного человека, и Митя решил для начала все проверить на опыте.

Путешественники ступили на тропку с указателем ОБРАТНО, но из этого ничего не получилось. Стрелки незаметно поменялись местами, и друзья вновь оказались на дороге ТУДА. Они снова попробовали поменять дорогу - с тем же результатом.

- Ничего не поделаешь. Чтобы вернуться, надо сначала уйти, - решил Митя.

Они с Мефодием зашагали прочь от замка, но не тут-то было. Дорожка заскользила под ногами в обратную сторону, так что идущие, как ни старались, все равно оставались на месте. Митя прибавил ходу. Дорожка тоже двинулась быстрее. Тогда Митя побежал. Мефодий изо всех сил перебирал коротенькими лапками, стараясь поспеть за Митей, но дорожка понеслась с такой скоростью, что он отстал и едва не соскользнул прямо в ров с водой. Хорошо еще, что Митя вовремя подхватил его за шкирку. Обескураженные путники остановились, и в тот же миг упрямая дорожка застыла на месте.

- По-моему, это самая вредная дорога на свете, - проворчал Мефодий.

- Да уж. Эта Игрландия мне совсем не нравится, - кивнул Митя. - Понастроили замков, в которые не пускают, и дорожек, по которым никуда нельзя пройти. Жалко, что с нами нет Авоси, он наверняка подсказал бы, как укротить эту противную тропку. Вот бы увидеть его хотя бы одним глазком.

Стоило ему это произнести, как они услышали знакомый голос:

- Стой, кто идет! Вы кто такие?

Митя огляделся, но Авоси не увидел. К тому же его задел столь холодный прием, и он ответил сердито:

- Это же мы! Выйди и посмотри.

- Вот именно, - серьезно поддакнул львенок. - Что толку с тобой в прятки играть? Как говорится: легче один раз обидеть, чем сто раз услышать.

- Закройте один глаз, - скомандовал магистр чароделия, а это был именно он.

Митя не знал, что у Авоси на уме, но на всякий случай решил не перечить и зажмурил один глаз. Мефодий мучительно размышлял, нужно ли ему последовать Митиному примеру, или тогда получится, будто они закрыли два глаза. Он еще не успел додумать эту мысль до конца, как вдруг, откуда ни возьмись, появился Авося и, придирчиво оглядев друзей с ног до головы, кивнул:

- Так и есть. Это вы.

- Можно подумать, ты совсем не рад нас видеть, - с укором произнес Митя.

- Нельзя! Так думать нельзя ни в коем случае! Я всегда говорил, что, если слишком много думать, от этого получается сплошная путаница, - возразил Авося.

И тут Митя заметил очень странную вещь, которая его совсем не обрадовала: он не мог открыть второй глаз.

- Ой! - крикнул Митя. - Ой-ой-ой! У меня глаз не открывается.

- Ты ведь сам хотел видеть меня "хоть одним глазком", - напомнил Авося.

- Ну я же не так хотел, а совсем по-другому.

- Тогда и желать надо было по-другому.

- Я хочу смотреть в оба, - поспешно исправился Митя.

Его желание незамедлительно исполнилось.

- Ну, теперь, когда вы наконец-то изволили явиться, можно отправляться в путь, - скомандовал Авося.

- Мы пробовали, но из этого ничего не получается. У этой дороги ужасный характер. Она то и дело убегает назад, и сколько не идешь, все равно остаешься на месте.

- Никто и не говорил, что пройти по дороге желаний легко, - заметил Авося. - Она начинает действовать только после того, как произнесешь первое желание.

- А потом?

- Потом доставляет куда хочешь.

На словах все звучало так заманчиво, что лучше не бывает.

- Вот это да! - обрадовался Митя. - Значит, тут можно пожелать что угодно?

- Конечно.

- Даже игрушечную железную дорогу с настоящими паровозиками и станциями? - засомневался Митя.

- Этого я тебе точно не скажу, - пожал плечами Авося. - Но я знаю, что дорожка выполняет только стоящие желания.

- Но железная дорога очень даже стоящая, - заверил Митя. - Она такая стоящая, что мне ее все равно никогда не купят, и просить бесполезно.

Беседуя, друзья потопали по леденцовой дорожке. На этот раз она чинно лежала под ногами, позволяя себе разве что изредка петлять, чтобы не было скучно. Скоро дорожка нырнула в березовую рощу. Деревья стояли группками и тихонько шелестели, обсуждая прохожих на своем лиственном языке. "Интересно, - подумал Митя, - березы, дубы и клены говорят на одном языке или у каждого из них свой. Если так, то для берез кленовый язык должен быть иностранным?"

Он не успел довести эти научные размышления до конца, потому что его внимание привлек шум в кустах. Митя остановился, с любопытством раздвинул ветки и застыл в изумлении. Тропинка сворачивала на поляну, по которой тянулись крошечные рельсы. Они поблескивали на солнце, и от этого казалось, будто кулижка заткана серебристой паутиной.

- Железная дорога! - изумился Митя. Мефодия появление новой игрушки вовсе не обрадовало. Хоть он и чувствовал себя настоящим, в нем заговорила ревность. И не без основания. Он знал, что Митя давно мечтал о железной дороге.

- Подумаешь, дорога. Это вовсе не интересно, - поморщился львенок.

Но Митя не разделял его мнения.

- Я обязательно должен на нее посмотреть, - загорелся он.

- Конечно, это ведь твоя дорога. Можешь вообще забрать ее с собой, - сказал Авося так, как будто получить железную дорогу было самым обычным делом.

Львенок, насупившись, отошел в сторону. А Митя был так рад подарку, что даже не заметил этого.

Авося пошел, было, за ним, но, увидев, что Мефодий понурил голову, вернулся и бодро сказал:

- Что будем делать, пока Митя занят со своей дорогой?

- А разве ты не пойдешь смотреть на эту груду железа? - мрачно спросил Мефодий.

- Вот еще! Чего я там не видел. Лучше я останусь с тобой.

- Спасибо. Ты настоящий друг, не то, что некоторые, которым ни до кого нет дела, - вздохнул Мефодий.

Такую большую железную дорогу Митя видел лишь один раз в жизни, когда они с папой ходили на выставку. Но здешняя дорога выглядела даже интереснее. Вдоль нее располагались пластмассовые деревья, стояли елочки высотой с ладонь. Здания и вокзалы были выстроены из крошечных кирпичиков, а крыши покрыты красной черепицей размером не больше рыбьих чешуек. Через ручей (который рядом с игрушечной дорогой казался полноводной рекой) перекинулся мост. Митя присел на корточки, чтобы все получше рассмотреть.

Неожиданно раздался пронзительный свисток. Митя обернулся и увидел, что прямо на него, отчаянно сигналя, по рельсам мчится состав. К счастью, машинист успел вовремя затормозить, и паровоз, отдуваясь, как после быстрого бега, остановился.

Из кабины тотчас выскочил машинист, а из вагонов высыпали пассажиры. Все шумели, галдели и кричали. Публика собралась довольно странная. Машинистом оказался красивый жук по имени Бронзовка. В фуражке с медной бляхой он выглядел весьма внушительно. Его форма отливала на солнце то синим, то зеленым перламутром. Пассажиры представляли собой очень пеструю толпу. Кого тут только не было: бабочки, жуки, тараканы и букашки. Разряженные в пух и прах, они тащили в лапках кто сумку, кто саквояж, а кто и рюкзак. Митя застыл на месте, чтобы ненароком никого не раздавить.

- Интересно, откуда тут взялась эта гора? - озадаченно почесал затылок машинист.

- Понятия не имею. Когда мы здесь проезжали в прошлый раз, ничего такого не наблюдалось, - сказал его помощник Таракан и, сдвинув кепку на затылок, задрал голову, чтобы получше разглядеть неожиданное препятствие.

- Безобразие! Я буду жаловаться! Если у нас просто так, за здорово живешь, станут возникать горы, то ни о каком порядке не может быть и речи, - возмутился солидный жук по фамилии Майский.

Судя по цилиндру и дипломату, который он сжимал в лапке, жук был очень важным господином. Он достал из жилетного кармана часы и недовольно поглядел на циферблат, чтобы показать, что у него каждая минута на счету и он не намерен напрасно тратить время.

- А я обож-ж-жаю перемены. Без них было бы уж-ж-асно скучно, - возразила Оса в облегающем платье, которое подчеркивало ее тонкую талию, и кокетливо подхватила жука под руку.

- По-моему, наука должна изучить это явление, - заунывным голосом предложил местный ученый Книжный Червь.

Он не успел приступить к изучению, потому что у Мити затекла нога, и, чтобы размяться, он пошевелился.

- Кошмар! - завопила бабочка со зловещим именем Мертвая Голова. - Так я и знала, что хорошим это не кончится! Спасайся кто может! Горотрясение!

Все, как по команде, ринулись прочь: кто летел, кто полз, кто бежал. Машинист проворно спрятался в кабине паровоза. Майский жук, забыв про солидность, тяжело поднялся в воздух и, отлетев на безопасное расстояние, приземлился на лист мать-и-мачехи.

- Будьте муж-ж-жественным, - укоризненно прожужжала Оса, едва поспевая за своим спутником, но жук предпочел мужеству осторожность.

Увидев, какой поднялся переполох, Митя пожалел, что напугал насекомый народец, и старался больше не шевелиться, однако это оказалось не так-то легко. Обнаружилось, что среди пассажиров нашлись смельчаки. Здоровенный слепень подлетел к Мите и стал выбирать место для посадки на нос. Мите не оставалось ничего другого, как отмахнуться. Слепень отлетел и, усевшись на крыше вагона, громко крикнул:

- Эй вы все! Не бойтесь! Это вовсе не горотрясение!

Публика недоверчиво повылезала из укрытий и стала потихоньку стекаться назад.

- А что же это такое? Что происходит? - на разные лады спрашивали друг у друга жучки, паучки и бабочки.

- Ужас, вот что это такое, - мрачно изрекла Мертвая Голова, кутаясь в плащ с вышитым на спине черепом.

Ее никто не слушал. Все внимание обратилось к храбрецу Слепню.

- Это не может быть горотрясением, потому что перед нами не гора, - произнес он в звенящей тишине и, выдержав паузу, повторил: - Это не гора, а туша.

- Вовсе я не туша. Я очень даже худенький, - не выдержал Митя, да и кто бы на его месте не обиделся, если бы его так обозвали.

- Ой! Она еще и разговаривает! - забеспокоились в толпе.

- Страсть-то какая! - прошептала Мертвая Голова.

- Не беспокойтесь, мамаша, сейчас мы с этой тушей разберемся. Я ей быстро шкуру продырявлю. Как говорится, комар носу не подточит, - пропищал Комар гусарского вида и молодцевато выхватил из ножен шпагу.

- Это невежливо. Я ведь вам ничего плохого не сделал, - возмутился Митя.

Машинист Бронзовка, подталкиваемый пассажирами, выступил вперед, откашлялся и произнес:

- Если ты не злодей, то что здесь делаешь? И зачем явился нам досаждать?

- Я и не думал, что вас встречу. Просто я шел по дороге желаний и захотел железную дорогу. Вот она и появилась. Так что выходит, что она моя, - пояснил Митя.

Его слова привели всех в замешательство. Первым в себя пришел Майский жук.

- Позволь поинтересоваться, что ты намереваешься с ней делать? - спросил он.

- Возьму домой. Конечно, если ее можно упаковать.

Машинист Бронзовка, раскинув лапки, загородил собой паровоз, словно собирался защитить его собственной грудью, и расстроенно проговорил:

- Как же так?! Ведь это и наша железная дорога.

- Вот именно! - хором подхватили остальные.

- Надо посмотреть, что по этому поводу написано в законе, - назидательно произнес Книжный Червь.

- Что там смотреть законы! А то вы не знаете, что для людей наши законы не писаны, - сердито воскликнул Слепень.

- По-моему, надо посовещаться, - предложил Майский жук.

- Это еще зачем? Мы же не совы, чтобы СОВЕщаться, - задиристо пискнул Комар.

- Может, обменяемся мнениями? - скромно вставила Моль.

- Вот еще! - презрительно фыркнула красотка Оса. - Глянь на себя со стороны. Неужели я буду меняться с тобой своим мнением.

- И все-таки, для нашего же блага, нам надо прийти к какому-нибудь решению, - сказал Бронзовка.

Вся братия сбилась в кучу и начала с жаром спорить. Митя растерялся. Отказываться от железной дороги было жалко, ведь другого такого случая не представится. Но и забрать ее, оставив насекомых без транспорта, было нехорошо, потому что, по справедливости, дорога принадлежала не только ему. Пока он решал, как поступить, совещание закончилось. Споры утихли, и Майский жук, откашлявшись, зычным голосом произнес:

- В процессе обсуждения у нас возникло несколько вопросов. Где ты собираешься разместить железную дорогу?

- В квартире.

Митя приободрился: судя по началу разговора, местные жители не возражали, чтобы он забрал игрушку с собой.

- А кухня у вас хорошая? - выкрикнули из толпы тараканы в коричневых комбинезонах мастеровых.

- Нормальная, - ответил Митя, недоумевая, при чем здесь кухня.

- А гардероб? - едва слышным голосом поинтересовалась скромница Моль.

- Гардероб как гардероб. Что в нем может быть хорошего? - пожал плечами Митя.

- Как что? Шерстяных вещей много? - допытывалась Моль.

- Хватает. Мама вообще синтетику не любит.

- А как насчет мягкой мебели? Диванов, кресел и тому подобного? - нестройным хором пропищали клопы.

- Диваны и кресла у нас мягкие, - кивнул Митя и добавил: - Только прыгать на них не разрешается.

- А со сладостями как? Варит ли твоя мама дж-ж-жемы и варенье? - спросила Оса.

- Еще бы! Очень вкусные. Она вообще хорошо готовит, - похвалился Митя.

- Нам это подходит! - хором закричали тараканы, мухи, Моль, Оса и вся прочая мелюзга, а, когда они стихли, машинист Бронзовка подвел итог:

- Что ж, в таком случае мы согласны переехать к тебе.

- Как?! Все?! - удивился Митя, с сомнением оглядев публику.

- Ну конечно. Можешь радоваться, - зычно крикнули тараканы, по-военному встав в строй.

Митя был в замешательстве. Он очень сомневался, что мама обрадуется, если он притащит в дом тараканов, не говоря уже о клопах и прочей живности. Но с другой стороны, отнять у насекомых железную дорогу, когда они так любезно согласились делить ее, нечестно. Пока Митя размышлял, на поляну через заросли кустов продрался Авося.

- Что ты так долго возишься? Разве ты еще не упаковал свою дорогу? - удивился он.

- Я вообще не знаю, стоит ли забирать ее с собой? - вздохнул Митя.

- Почему? Разве она тебе не нравится?

- Нравится, но вряд ли родители обрадуются, если я притащу ее вместе со всеми пассажирами, - признался Митя.

Из зарослей высунулась мордочка Мефодия.

- Значит, ты не променяешь меня на эти железки? - осторожно поинтересовался он.

- Конечно, нет! Как ты мог такое подумать!

- Я и не думал. Конечно, настоящий лев куда лучше. Никакого сравнения, - сказал Мефодий и лизнул Митю в щеку фетровым язычком.

(Продолжение следует.)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Рассказы, повести, очерки»