Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КАКОГО РОДА КИВИ?

Кандидат филологических наук И. ГОЛУБ.

Что такое киви, мы узнали, когда среди экзотических фруктов на рынках и в магазинах появился этот заморский плод. И хочется спросить: "А какое это киви - сладкое или кислое?". Мы согласовали прилагательные с незнакомым словечком по среднему роду и не ошиблись. О таких нерусских словах профессор Д. Э. Розенталь писал в "Практической стилистике русского языка": "Несклоняемые иноязычные слова, обозначающие неодушевленные предметы, относятся к среднему роду, например: железнодорожное депо, прямое шоссе, маршрутное такси, целебное алоэ". В том же учебнике можно прочитать и о несклоняемых иноязычных существительных, обозначающих одушевленные предметы. Автор отнес их к мужскому роду: серый кенгуру, ловкий шимпанзе, азиатский зебу, забавный пони, пестрый какаду. Правда, здесь уже потребовалась оговорка: если имеется в виду самка, то "соответствующие слова относятся к женскому роду": кенгуру несла в сумке детеныша, шимпанзе кормила малыша.

Однако при таком делении несклоняемых заимствований на существительные среднего и мужского рода очень много слов попадает в число исключений. К мужскому роду относятся, например, существительные, обозначающие неодушевленные предметы: шотландский виски, крепкий бренди, вкусный бри (сыр), свежий сулугуни (сыр), налетевший сирокко (ветер), некогда модный шимми (танец), умело забитый пенальти, звонкий бенгали (язык), литературный хинди (язык). Еще больше несклоняемых существительных женского рода, о которых в "Стилистике" не упоминается, но многие из них названы в "Справочнике по правописанию и литературной правке" Д. Э. Розенталя: иваси, салями, кольраби, авеню, бере (груша), бери-бери (болезнь), цеце (муха), колибри, кукебурре (птица) и другие.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В беседе с профессором Розенталем я как-то заметила, что получилось больше исключений, чем слов, подтверждающих правила. Дитмар Эльяшевич рассмеялся и развел руками: "Язык быстро пополняется заимствованиями, и нам приходится лишь уточнять употребление новых несклоняемых слов". И тогда я предложила уточнить само правило: при определении грамматического рода иноязычных существительных, которые еще не получили широкого распространения в языке, следует учитывать влияние синонимов, родовых наименований. Например: долгожданный хеппи-энд (счастливый конец), приятное кьянти (вино), грубый арго (жаргон), рискованный антраша (прыжок). При этом возможны варианты (рискованное антраша - неодуш. предмет). Все зависит от того, насколько освоены языком такие несклоняемые существительные. Ведь часто, прежде чем произнести то или иное новое слово, мы мысленно подставляем на его место свое, родное, близкое по значению: пятая авеню (улица), чудный манго (плод, сок), пьянящий крамбамбули (напиток), крошечная колибри (птичка).

Дитмар Эльяшевич признался мне, что внес изменения в формулировку правила, счел возможным согласование по женскому роду со словом колибри после того, как студенты на занятиях по стилистике никак не могли признать эту крошку "мужчиной" и неизменно говорили "маленькая". В ящике письменного стола профессора лежала открытка из Австралии, на которой была изображена яркая птица кукебурре . Дитмар Эльяшевич показал мне ее и прочитал, что русские в Австралии употребляют название этой птицы в форме женского рода - кукебурра, причем там оно склоняется. Об этом написал Розенталю его читатель, благодаривший автора за полезные книги о русском языке.

Однако вернемся к загадочному киви. Поскольку это плод, то не будет ошибки и в таком согласовании: какой вкусный этот киви! Так тоже можно. Но в "Словаре трудностей русского языка", написанном лет тридцать назад Д. Э. Розенталем в соавторстве с М. А. Теленковой, читаем: "Киви (киви-киви ) - несклоняемое существительное женского рода. Нелетающая птица". Словарь переиздан в 1998 году, и в нем киви опять птица. Не удивляйтесь! И в энциклопедии чаще пишут о бескрылой птице, чем об экзотическом фрукте. Словари не всегда успевают отразить все заимствования, обрушившиеся на русский язык в последние 10-20 лет. Тем важнее следовать разумному принципу: определять род несклоняемых иноязычных новых слов с учетом русских синонимов, родовых наименований.

Именно так мы всегда поступали и поступаем при согласовании определений и сказуемых с географическими наименованиями: солнечный Сочи (город), мелководная Сочи (река), далекий Капри (остров), полноводная Миссисипи (река), красивое Эри (озеро). Некоторые нерусские названия городов в последнее время изменили свою форму: не Батуми (несклоняемое существительное), а Батум. Впрочем, эта форма не нова, так говорили и раньше; вспомните в балладе Сергея Есенина - "Синеет весь Батум" (1924). Если эта форма получит официальное одобрение, то название города будет склоняться, что так естественно для русского языка.

На особом положении остаются иностранные названия органов печати. Мы не в праве их склонять и согласуем с ними определения и сказуемые по родовому наименованию: вчерашняя "Дейли уоркер" (газета) отметила, "Дженерал электрик " (компания) заключила контракт, новый "Фигаро литерер" (журнал) опубликовал и т. д.

Если несклоняемое иноязычное существительное соответствует русскому слову, употребляемому только во множественном числе, возможно и такое согласование: новые галифе, истоптанные сабо. Писатели именно так их и употребляли: "Штабной офицерик в широких, как крылья летучей мыши, галифе диктовал что-то хорошенькой блондиночке " (А. Н. Толстой); "Сабо на ногах искривились " (А. С. Новиков-Прибой). Впрочем, и тут не исключены варианты, например: "Заплатанное галифе тесно охватывало толстые ноги Пузыревского " (Вс. Иванов).


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы о языке»