Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЗАЧЕМ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ НУЖЕН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКТОР?

Доктор экономических наук И. ОСАДЧАЯ.

Разброс мнений о том, куда двигаться России, среди граждан страны огромен. На одном полюсе голоса тех, кто полагает, что надо возвращаться назад, к социализму - с его полным огосударствлением - или хотя бы к госкапитализму с преобладающим участием государства в хозяйственной жизни страны. На другом - сталкиваемся с мнением тех, кто, напротив, призывает идти дальше, к преобладанию рыночных отношений при максимальном сокращении государственного вмешательства в экономику, к уменьшению его перераспределительной деятельности и социальных обязательств. Примирить непримиримое, казалось бы, невозможно. И все же поиск "третьего пути", которым особенно увлекались социал-демократы стран Европы, позволил каждой из них нащупать этот путь. Отклоняясь под влиянием различных обстоятельств либо в ту, либо в иную сторону, им удалось создать тип смешанной экономики с социальной ориентацией, где наряду с частным сектором существует довольно обширный государственный (или общественный). Сегодня под влиянием процессов глобализации и интеграции, господства либеральной идеологии (особенно фразеологии) говорить и писать о "третьем пути" стало немодно. И тем не менее экономику развитых капиталистических стран (при всех переменах и реформах, которые в них идут) в серьезной литературе принято называть смешанными экономическими системами. И неслучайно.

СООТНОШЕНИЕ ЧАСТНОГО И ГОСУДАРСТВЕННОГО

Частный сектор - основа экономики любой развитой страны. Это огромное множество и разнообразие крупных и мелких предприятий, производящих подавляющую часть товаров, необходимых для людей. Но есть сферы, где рынок заведомо не может справиться с удовлетворением потребностей общества и более того - наносит прямой вред, обостряет социальные проблемы. Это так называемые провалы рынка - market failures. В таких случаях участие государства в процессе производства становится неизбежным, хотя принимать оно может разные формы - от полного огосударствления до государственного контроля или партнерства с частным предпринимательством. Перечислим такие сферы.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

- Производство общественных благ, главная особенность которых - совместное потребление: оборона, охрана порядка, образование, строительство общественных сооружений, водоснабжение, уборка мусора и т.п.

- Защита общества от "внешних эффектов" рыночной деятельности - прежде всего, защита природы, воздушной и водной среды (пример такой "деятельности" и показывает фото внизу, слева).

- Регулирование производства в отраслях, где возникают условия для "естественной монополии" (производство и распределение электроэнергии, телекоммуникации, транспорт, связь, водоснабжение и т.п.).

- Корректировка неблагоприятных социальных последствий рыночной экономики, рождающих (или закрепляющих) социальное неравенство, безработицу, бедность.

Государство, дополняя и облагораживая рынок, сглаживая отдельные его "провалы", работает с ним в одной упряжке. Именно этот симбиоз вытащил капитализм из глубочайшего кризиса 1929-1933 годов, порожденного усилением монополизации экономики, с одной стороны, и падением спроса - с другой. Такой симбиоз обеспечил дальнейшее развитие капитализма, подкрепляемое научно-техническим прогрессом и растущим потреблением населения.

Однако имеются свои пороки и у государства, которые вызывают издержки государственного вмешательства (по аналогии с "провалами рынка" их называют "провалы государственного вмешательства" - government failures). За чрезмерным государственным вмешательством неизбежно следует усиление налогового бремени, отрицательно сказывающееся на производственных и трудовых стимулах. Увеличение государственных расходов подталкивает борьбу заинтересованных групп за собственные выгоды ("политическую ренту"), вызывая тем самым рост бюджетных дефицитов. И наконец, расширение государственного сектора (нередко убыточного или малоэффективного) снижает общую конкурентоспособность страны. Гипертрофия государственного аппарата делает его косным, малоподвижным, работающим скорее на себя, чем на экономику.

Выправляет эти пороки в конечном счете рыночная система регулирования и соответствующая ей политическая структура: меняются приоритеты экономической политики, проводятся необходимые реформы, а те, в свою очередь, налаживают, рационализируют отношение между рынком и государством.

Противопоставлять рынок и государство бессмысленно. И прежде всего потому, что государство - это источник законов, определяющих важнейшие институты рыночной экономики. Вся система рыночного обмена, оформляемая в виде добровольных сделок (трансакций), на самом деле базируется на системе тщательно разработанных законодательных установлений, не только упорядочивающих рыночные отношения, но и предусматривающих определенные меры принуждения к их исполнению. Обеспечение прав собственности - важнейшая прерогатива государства. Государство - это прежде всего закон и его исполнение.

Обоснованием участия государства в рыночной экономике занимались в разное время многие школы и направления экономической мысли. Ныне они включены в обширный самостоятельный раздел современной экономической науки, названный теорией государственного, или общественного, сектора экономики - Public economics. (Долгое время данный термин переводился как "государственный сектор", но в последнее время чаще стал использоваться термин "общественный", или "публичный сектор".) Учение о функциях государства в рыночной экономике решает проблему оптимального сочетания рыночного механизма и государственного управления смешанной экономикой в демократическом обществе. Другими словами, определяет, что должно делать государство, каковы его полномочия в смешанной экономике, где его пределы вовлечения в экономическую жизнь.

Крупнейший специалист в развитии этой теории Р. Масгрейв писал: "Один рыночный механизм не может выполнять всех экономических функций. Государственная политика необходима для управления, корректировки и дополнения определенных его аспектов. Этот факт важно понять, поскольку он означает, что соответствующий размер государственного сектора в значительной мере есть вопрос технического, а не идеологического порядка".

Это замечание особенно важно, поскольку наличие государственного сектора не зависит от преобладания в правительстве тех или иных партий, от господства реформистской или консервативной идеологии. Как показала историческая практика, речь может идти только о масштабах этого сектора, о формах и методах государственного регулирования. К этому можно добавить утверждение автора одного из самых популярных учебных пособий по экономике государственного сектора (переведенного на русский язык) лауреата Нобелевской премии Дж. Стиглица: "Я писал его (учебное пособие. - Прим. авт.), будучи убежденным, что понимание затрагиваемых в нем вопросов является центральным для любого демократического общества. Среди наиболее важных из этих проблем - вопросы разумного соотношения между государственным и частным секторами, а также то, как правительства могут более эффективно достигать своих целей".

ГДЕ И В КАКИХ МАСШТАБАХ ГОСУДАРСТВО НЕПОСРЕДСТВЕННО УЧАСТВУЕТ В ПРОИЗВОДСТВЕ ТОВАРОВ И УСЛУГ?

Прежде всего - в производстве "общественных благ". Государственный сектор сегодня, как непосредственный поставщик товаров и услуг, представлен такими отраслями инфраструктуры, как образование, здравоохранение, культура, транспорт и связь, энергетика, коммунальное хозяйство, включая водо-, электро- и газоснабжение, уборку мусора и переработку отходов, облагораживание среды обитания, и некоторыми другими.

Однако так было не всегда. Сразу после окончания Второй мировой войны, в 50-70-х годах ХХ века, во всех развитых капиталистических странах сложился более или менее значительный сектор, в котором государство осуществляло прямой контроль, либо владея собственностью (государственные и смешанные предприятия), либо регламентируя стратегические параметры цен, тарифов, условий доступа в отрасль и т.п. Как правило, государственные предприятия создавались в отраслях с высокой капиталоемкостью и с большим периодом окупаемости - в энергетике, транспорте, связи, в сфере коммунального обслуживания. Кроме того, после войны в европейских странах были национализированы многие убыточные отрасли (добывающая промышленность, металлургия, судостроение). Нередко государство выступало инициатором создания предприятий, открывающих новые страницы в развитии научно-технического прогресса, например атомной энергетики.

Огосударствление происходило под давлением чрезвычайных обстоятельств. То был способ быстрого решения экономических и социально-политических проблем за счет государственного бюджета. В некоторых европейских странах до начала широкой приватизации 80-х годов прошлого века государству принадлежали многие предприятия обрабатывающей промышленности: сталелитейной - в Австрии, Италии, во Франции, в Швеции, автомобильной - в Великобритании и во Франции, судостроительной - в Великобритании, Италии, Испании, Швеции. В этих странах существенная часть государственных расходов шла на поддержание, субсидирование и развитие национализированных отраслей. Доля прямых государственных капиталовложений доходила до 10-20% всех инвестиций.

На первых порах государственные предприятия обладали необходимыми преимуществами. Мотив прибыли для таких предприятий не всегда являлся главным. Поэтому правительство могло в каких-то пределах маневрировать отпускными ценами, поставляя частным предприятиям сравнительно более дешевое сырье, электроэнергию, транспорт и предоставляя им бесплатно (или по низким ценам) результаты научных исследований (которые велись за государственный счет) и т.п.

Но шло время, и государственное предпринимательство стало обнаруживать ряд отрицательных свойств, которые первоначально выступали как его преимущества. Монопольное положение государственных предприятий и прямая их связь с бюджетом порождали иждивенческие настроения, снижали стимулы к инновациям. Бюрократические формы управления - преимущественно отраслевая организация государственных предприятий - препятствовали диверсификации производства и созданию крупных межотраслевых объединений. Государственные предприятия оказались в стороне от новых рынков капитала и новых форм финансирования (в том числе международных). С наступлением глобализации, с усилением интеграционных процессов и созданием единого рыночного пространства в самой Европе они уже не могли быть конкурентоспособными.

Именно эти причины, с одной стороны, и потребности правительства пополнить бюджетные доходы - с другой, привели в 80-х годах прошлого века к широкой приватизации государственных предприятий почти во всех индустриально развитых странах (да и во многих развивающихся государствах). Так государственный сектор значительно сократился, особенно в сфере промышленного производства.

Однако дело не ограничилось лишь приватизацией. Было снижено государственное вмешательство в процессы производства и ценообразования. Наиболее наглядно эти изменения проявились в США, где такие отрасли, как авиатранспорт, автогрузовой транспорт, сфера телекоммуникаций, традиционно были частными, но находились под государственным регулированием. Во Франции государственный контроль над ценами практиковался наиболее широко (это был один из важных элементов "дирижизма"), но с конца 1978 года все формы ценового контроля стали постепенно свертываться.

Новым стимулом к дальнейшей приватизации в Европе послужили Маастрихтский договор, подписанный в 1992 году, и создание Европейского союза. Условия этого договора потребовали расширить поле свободной конкуренции, исключающей поддержку государством "своих предприятий". В конце ХХ века во всех странах ЕС государство практически ушло из предприятий обрабатывающей промышленности. Если в начале 1980-х годов доля работников, занятых на государственных предприятиях, в общем количестве рабочей силы (исключая сельское хозяйство) составляла 13%, то сегодня она не превышает 1,7%. Снизилась занятость и в ранее государственном финансовом секторе, к концу 90-х годов она составила 9% общей численности работающих.

Сегодня величина государственного сектора в разных странах смешанной экономики различна. Об этом можно судить по доле занятости в нем от общего количества рабочей силы: в конце 90-х годов эта доля в Швеции составляла 31%, во Франции - 25%, в Великобритании - 14%, в США - 13% и в Японии - лишь 6%.

Отрасли инфраструктуры (они были перечислены в начале этой главы) по-прежнему остаются под контролем государства. Но и в них происходят очень важные реформы. Эти отрасли, являясь "естественными монополиями", грешат многими пороками монополистического господства. Государственный же контроль за ними не всегда способен добиться целей, отвечающих подлинно общественным интересам. И тогда во многих странах началась основательная реконструкция этих монополистических структур. В них выделяется так называемый сетевой компонент, который, собственно, и образует монополию. Он остается под контролем государства, а все другие элементы - предприятия, фирмы, - непосредственно производящие и предоставляющие услуги и способные жить в конкурентной среде, передаются в частные руки. (К сетевым компонентам, например, в электроэнергетике относятся линии электропередачи, в железнодорожном транспорте - железнодорожные пути.)

Ориентация на конкуренцию предопределила более широкое распространение таких форм взаимодействия государства с частным сектором, которые означают своего рода приватизацию (или "квазиприватизацию") определенных хозяйственных функций государственной власти, особенно на региональном или муниципальном уровне, связанных с удовлетворением коллективных потребностей. Речь идет о широком внедрении (на контрактных основах) предприятий частного сектора в те сферы деятельности, которые прежде принадлежали преимущественно государству. Спектр таких новых взаимоотношений государства и частных фирм огромен. Особенно на уровне местных органов власти - это и поддержание дорожного хозяйства, и уборка мусора, и предоставление рекреационных услуг, и содержание дошкольных учреждений и т.п.

Расширяются партнерские отношения между государством, частным и некоммерческим секторами в проведении крупных совместных программ и проектов. В основе подобного партнерства - бюджетные ассигнования, предоставляемые правительством (субсидии, гранты), и различные преференции (предпочтения), в частности налоговые льготы. Особенно широко их используют на местном уровне, как правило, для перестройки проблемных городских районов, в муниципальном жилищном строительстве и при модернизации коммунальных структур.

В России в течение всего периода перестройки на рыночную основу шел сложный и трудный процесс: отход от полностью огосударствленной экономики, создание частного рыночного сектора и выделение собственно государственного (общественного). К нашим дням лицо страны кардинальным образом изменилось - во всяком случае, в отношении собственности. С 1996 по 2005 год доля всех предприятий, находящихся в государственной собственности, снизилась с 14,3 до 3,6%, а доля частных предприятий выросла с 63,4 до 79,2% (без учета таких форм собственности, как муниципальная, общественная, религиозных организаций, смешанные и иностранные). Государство ушло почти из всех основных отраслей промышленного производства, сохранив за собой позиции в области инфраструктуры.

И тем не менее сказанное не означает, что государство (на фоне трудностей переходного периода) должно было вовсе отказаться от использования остающихся у него рычагов экономического влияния на развитие экономики. Более того, позиции государства в настоящее время расширяются: усиливается его контроль путем скупки акций, приобретения контрольного пакета акций в ведущих корпорациях страны и внедрения в их советы директоров представите лей государства. Важным становится государственно-частное предпринимательство, особенно в крупных инфраструктурных проектах.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСЫ

Производство и поставка товаров и услуг на рынок - важная, но не основная форма участия общественного сектора в экономической жизни страны. Роль и масштабы государственного сектора лучше всего отражает удельный вес государственных доходов и расходов в национальном доходе (в валовом внутреннем либо в валовом национальном продукте - ВВП или ВНП). Другими словами - величина государственных финансов. Они включают в себя бюджеты центрального правительства, региональных и местных органов власти всех уровней, а в ряде стран - и некоторые внебюджетные фонды. Государственные финансы - важнейшая составная часть хозяйственного механизма любой страны и в то же время рычаг, с помощью которого правительство воздействует на весь процесс производства и распределения.

Рост государственных расходов в развитых странах исторически был, прежде всего, связан с расширением военных ассигнований - особый вклад здесь внесли Первая и Вторая мировые войны. Однако в дальнейшем все более весомую роль стали играть аспекты экономического и особенно социального характера. Именно последние вызвали колоссальный рост государственных расходов и значительно расширили масштаб перераспределения национального дохода в пользу государства во всех индустриально развитых странах. Это началось со второй половины ХХ столетия и продолжалось до его конца, о чем наглядно свидетельствует таблица (см. внизу).

Как видим, доля социальных расходов в ВВП непрерывно возрастала. Вместе с ними увеличивалась и доля государственных расходов, которая к началу XXI столетия достигла в европейских странах примерно 50%, а в США и Японии - от 33 до 35%. Если к приведенным выше показателям социальных расходов (трансфертов) добавить расходы на здравоохранение (а это 6-8% ВВП), то они превысят половину всех государственных расходов. Удельный вес военных расходов в настоящее время невелик: от 1% (Япония) до 4-6% ВВП (США и Франция).

В течение последних двух десятилетий в странах Запада идут серьезные реформы государственного сектора. Их цель - повысить его эффективность и сократить государственные расходы, которые в условиях рыночный экономики практически достигли своего потолка. Государство полностью или частично уходит из многих сфер деятельности. И в то же время растет концентрация ресурсов в тех областях, которые изначально выпадают из сферы рыночных отношений. Главным направлением воздействия государства на экономический рост сегодня стало повышение качества человеческого капитала. На первый план теперь выступают улучшение системы образования, подготовки и переподготовки кадров рабочей силы, совершенствование системы здравоохранения.

Значительной остается роль государства в финансировании и организации научно-исследовательских работ. Доля государственных расходов (прежде всего, на поддержку фундаментальных работ) в развитых странах Европы колеблется от 40 до 55% (в Японии - примерно 20%). В то же время все большее значение приобретают смешанные формы финансирования. Целевые программы по ключевым направлениям науки и техники предполагают объединение финансовых, материальных и человеческих ресурсов многих звеньев: государства, корпораций, университетов, многочисленных учреждений, специализирующихся на оказании всякого рода деловых услуг. Правительства развитых стран, стремясь максимально сконцентрировать фундаментальные научные исследования, поощряют создание особых "технологических полюсов", или "технологических парков", вокруг крупных университетов, институтов и исследовательских центров.

За годы перестройки структура государственных расходов в России изменилась, приблизившись к структуре бюджетных расходов стран с рыночной экономикой. В ней также (в результате снижения доли военных расходов и ассигнований на нужды народного хозяйства) значительное место заняли социальные расходы (см. таблицу слева внизу). К сожалению, эти показатели еще очень далеки от европейских.

Напомним, что консолидированный бюджет - это сумма центрального (федерального) бюджета и бюджетов регионов. В последние годы соотношение между ними менялось в пользу центра: если в 2000 году оно составляло 50:50, то к настоящему времени - примерно 60:40. Это говорит о развитии процессов централизации в Российской Федерации, усилении власти и возможностей центра распоряжаться ресурсами страны. Не будем здесь вдаваться в вопрос, в какой мере это соответствует интересам регионов, тем более, что интересы эти очень разные (одни - у регионов-доноров, другие - у дотационных регионов). Тема эта особая, дискуссионная, если к тому же учесть, что в стране начал претворяться в жизнь закон о местных органах власти, который предполагает передачу части средств региональных бюджетов на более низкий уровень - муниципалитетам и другим органам местной власти.

Здесь же хотелось бы сказать о той особой роли, которую играет федеральный бюджет. Полезно сопоставить структуру консолидированного бюджета и структуру бюджета федерального (см. таблицу внизу)..

Как видим, федеральный бюджет несет основную нагрузку по расходам на оборону страны и ее правоохранительные органы и по обслуживанию государственной задолженности. А треть его расходов перераспределяется в пользу регионов.

Основной источник, наполняющий государственный бюджет, - это налоги. Налог на физических лиц в развитых странах дает от четверти до 40% всех налоговых поступлений. У нас - всего 17%. И неслучайно: подавляющая часть населения настолько еще бедна, а преуспеваю щее меньшинство лишь начинает привыкать платить налоги "добровольно" (и то в основном под нажимом налоговых органов), что рассчитывать на быстрое расширение базы личного подоходного налога не приходится.

Изменить налоговую структуру и сделать ее более адекватной рыночной экономике, ориентированной на рост, можно, но для этого требуется (всего-навсего!) повысить благосостояние широких слоев населения. И в то же время глубокая дифференциация уровня доходов в России вряд ли и дальше будет оправдывать существующую систему индивидуального налогообложения, когда все уровни доходов облагаются по единой шкале - в 13%.

ПРОБЛЕМА СТАБИЛИЗАЦИОННОГО ФОНДА

Говоря о государственных финансах России - этой важнейшей составной части государственного сектора, - нельзя обойти молчанием так называемый стабилизационный фонд, вокруг которого сегодня идут острые дискуссии.

Правительства многих нефтедобывающих стран создали такие фонды в качестве буфера, который может позволить маневрировать в случае, если мировая и внутренняя ситуация изменится. После долгих дискуссий закон о создании стабилизационного фонда, призванного обезопасить экономику страны от колебаний нефтяных цен, был в 2003 году принят и в России. Помимо этой главной задачи фонд призван служить надежным инструментом стерилизации излишних денег, притекающих в страну в виде потока нефтедолларов, и тем избавить ее от появления дополнительного инфляционного натиска.

В 2004 году фонд должен был составить 25% федерального бюджета, формируясь из сверхдоходов от экспорта нефти, поступающих при повышении цены на нефть сверх порогового значения. Первоначально это пороговое значение - "цена отсечения" - было установлено в 20 долларов за баррель. Предполагалось: после того как в фонде накопится базовая сумма в 500 млрд рублей, Минфин начнет тратить излишки, покрывая дефицит Пенсионного фонда России и погашая внешнюю задолженность. Что он успешно и делал. Однако цены на нефть росли столь высокими темпами, что стабилизационный фонд стал разбухать гораздо быстрее, нежели прогнозировалось первоначально. К концу 2005 года фонд составил 1 трлн 315 млрд рублей. В течение 2006 года он подрастет еще на 62% и достигнет астрономической цифры - 2 трлн 132 млрд рублей (это 42% доходной части федерального бюджета).

Как разумно распорядиться избытком, учитывая множество прорех в нашей экономике, не говоря уже о стимулировании ее роста? Это и вызвало бурные дискуссии. В Минфине по-прежнему считают, что трогать его не следует (до худших времен), ни в коей мере не использовать для решения текущих экономических и социальных проблем, а хранить в надежных ценных бумагах в иностранных банках. "Совмещение функций "кошелька для трудных лет" и "кошелька для экономики" в одном фонде может привести к тому, что обе функции будут выполняться плохо" - утверждала в свое время редакционная статья газеты "Ведомости" (16.12.2003). (Кстати сказать, по сообщению главы Счетной палаты С. Степашина, оказалось, что и в ценные бумаги средства фонда до последнего времени не были помещены, что еще более подлило масла в огонь.)

По нашему мнению, внимания заслуживает позиция тех, кто предлагает разделить стабилизационный фонд на две части: одну оставить в виде собственно стабилизационного фонда для будущих поколений, другую использовать в качестве инвестиций долгосрочного характера, прежде всего - в инфраструктурные проекты: строительство дорог, систем связи, морских торговых терминалов, аэропортов, линий электропередач, трубопроводов, школ, больниц и пр. А также, бесспорно, вложить в высокотехнологичные отрасли, способные вывести страну на мировые конкурентные рынки.

Что касается позиций тех, кто призывает использовать часть стабилизационного фонда для решения социальных проблем уже сегодня (увеличив пенсии, расходы на образование, здравоохранение и другие социальные выплаты), то, несмотря на всю привлекательность подобных предложений, такие действия действительно опасны - они способны разогнать инфляцию. Тем более, что средства этого фонда уже используются для погашения дефицита Пенсионного фонда. Текущие социальные расходы должны покрываться за счет бюджетных расходов и расти вместе с увеличением бюджетных поступлений благодаря экономическому росту страны.

С начала 2006 года "цена отсечения" (то есть базовая ставка цены на нефть) должна повыситься до 27 долларов. Это означает, что бюджет станет получать от продажи нефти больше поступлений, чем стабилизационный фонд. Однако правительство ищет и новые источники его наполнения. Предполагается, что ими станет часть средств от экспорта газа и нефтепродуктов, а также часть налога на добычу полезных ископаемых. Так что есть надежда, что кубышка не оскудеет!


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Человек и общество»

Детальное описание иллюстрации

Изменение в структуре расходов консолидированного бюджета России (% к ВВП). *Промышленность, энергетика и строительство, сельское хозяйство и рыболовство, транспорт, связь, информатика и дорожное хозяйство. ** Образование, здравоохранение, социальная политика, культура, искусство и пр.