Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМЕНИ: БЕЛА ШЕФЛЕР

А. ДЖАПАКОВ, главный специалист Управления архивами Свердловской области

ОЧЕРК ВТОРОЙ

Года два назад в Екатеринбурге, в кабинете заместителя директора музея истории Уралмашзавода Нины Георгиевны Обуховой раздался телефонный звонок. Из Берлина звонила искусствовед Астрид Фольйерт.

- В 30-х годах, - сказала она, - к вам на завод был направлен выпускник знаменитого учебного заведения Германии "Баухауз" - Бела Шефлер. Талантливый архитектор и дизайнер. На этом его следы теряются. Может быть, вам что-нибудь известно о его дальнейшей судьбе?

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Нина Георгиевна хорошо знала этот период в истории завода, по архивным документам была "знакома" со многими немецкими специалистами, работавшими тогда здесь. Однако имени Шефлера припомнить не смогла. Хотя и представляла, что значил для европейской, да и мировой истории архитектуры "Баухауз" (в дословном переводе - "строительство зданий"). Но чтобы выпускник прославленной школы работал на Уралмаше!..

- Будем искать, - ответила Нина Георгиевна, подчиняясь скорее исследовательскому инстинкту, чем внутреннему убеждению.

Поиск увенчался открытием. Об этом - и рассказ.

Нынешний читатель, если он неискушен в истории архитектуры, вряд ли что может сказать о "Баухаузе". Между тем об этом учебном заведении пишут практически все энциклопедии. Вот что, к примеру, сообщает Большой энциклопедический словарь, вышедший в свет в 2000 году: "Баухауз", высшая школа строительства и художественного конструирования, основана в Веймаре (Германия) в 1919 г., в 1925 г. переведена в Дессау, в 1933 г. упразднена фашистами. Руководители (В. Гропиус, Г. Мейер, Л. Мис ван дер Роэ) разрабатывали эстетику функционализма, принципы современного формообразования в архитектуре и дизайне, формирования материально-бытовой среды средствами пластического искусства".

Иными словами, создатели школы исповедовали принципы конструктивизма. Они считали: красота есть естественное свойство функционально организованного изделия, и она должна быть доступна всем и каждому. Благодаря своему природному демократизму конструктивизм стал одним из самых заметных художественных течений 20-х годов XX века в Европе, только что пережившей революционные бури. Он широко распространился не только в литературе и искусстве, но и в бытовой культуре. Самыми модными стали считаться выполненные в конструктивистском духе жилые интерьеры, мебель, посуда, одежда.

Как же возник в Германии "Баухауз" - эта колыбель европейского архитектурного конструктивизма? В 1915 году в Веймаре появилась Художественная ремесленная школа. С приходом туда Вальтера Гропиуса, ставшего потом "звездой" мировой архитектуры (его имя по масштабу дарования сопоставимо с именем знаменитого Корбюзье), школа стала называться "Государственный Баухауз". Ее преподавателей Гропиус называет "мастерами" и принимает в этом качестве среди других ярких личностей нашего соотечественника, выдающегося художника-авангардиста Василия Кандинского. Принимает студентов для обучения живописи и цветоведению. Кроме того, в "Баухаузе" обучали основам скульптуры и сценического искусства, гончарному делу и металлообработке... Столь широкий диапазон дисциплин отражает демократическую идеологию школы, пытавшейся совместить в учебном процессе постижение основ искусства и методики художественного эксперимента с познаниями азов ремесленного мастерства. Предполага лось, что такой синтез знаний и умений позволит выпускникам школы делать многофункциональ ные, дешевые и одновременно высокоэстетичные вещи.

В 1925 году "Баухауз" обосновывается в Дессау, где на деньги городского магистрата строится специальное здание школы (автор проекта - Вальтер Гропиус). Здание создается как зримое воплощение принципов конструктивизма. Но работать в аудиториях нового учебного корпуса Гропиусу не пришлось: в Германии постепенно меняется политическая атмосфера, в которой все меньше и меньше остается свободы. И основатель школы со своими либеральными идеями вынужден эмигрировать. Похожая судьба постигла и его преемника - Ганнеса Мейера. Победа национал-социалистов на выборах в органы городского управления Дессау вынудила "Баухауз" переехать в Берлин. Однако дни школы сочтены. В 1933 году третий директор, архитектор с мировым именем Мис ван дер Роэ объявляет о роспуске "Баухауза": фашистский режим не мог терпеть существования в тоталитарном государстве такого очага свободомыслия. Мастера и студенты эмигрируют почти в 20 стран мира. В СССР приехала самая большая группа баухазовцев - 23 человека: преподаватели и студенты. Многие, правда, вскоре уехали из нашей страны, но некоторые остались. Здания, построенные архитекторами "Баухауза" в Западной Европе, Америке, Азии, вошли в учебники по градостроительству, о питомцах школы написаны статьи и монографии. Лишь о тех, кто работал в нашей стране, не было известно почти ничего.

Но после звонка в Екатеринбург Астрид Фольйерт поиск начался. Настойчивость Н. Г. Обуховой и ее коллег по музейной работе была вознаграждена: кое-какие следы баухаузцев обнаружились довольно скоро. Выяснилось, что в Магнитогорске строил жилые кварталы для рабочих Магнитки Клаус Мойманн, в Орске работали Конрад Пюшель, Тибор Вайнер и Филипп Тольцинер. А директор "Баухауза" Ганнес Мейер, оказывается, проектировал в Перми... Наконец, из небытия вынырнуло имя Белы Шефлера.

Биографию Шефлера до 1930 года хорошо знают в Германии. Он родился в 1902 году в Минске, в семье инженера, специалиста лесного хозяйства. Спустя два года семья переехала в Гамбург, где в 1917 году Бела закончил шесть классов гимназии. Потом учился в Государственной заочной школе декоративно-прикладных искусств и работал столяром. В 1922-м вступил в ряды германской коммунистической молодежи, спустя год сражался на баррикадах Гамбурга под началом Эрнста Тельмана, почти шесть месяцев провел в тюрьме, затем амнистирован. Он поступает на строительное отделение "Баухауза". Одно из непременных условий приема в школу - владение каким-либо ремеслом. Шефлер был отличным столяром, к тому же проявил незаурядные дизайнерские способности - о том свидетельствует документ об успешном окончании школы декоративно-прикладных искусств.

В "Баухаузе" Шефлер попал в близкую ему среду, здесь учились выходцы из 29 стран Европы, Америки, Азии. Почти у всех за плечами крепкий жизненный опыт, все увлекались революционными идеями. В 1928 году Бела Шефлер становится членом Коммунистической партии Германии. 1930-й - переломный в судьбе Шефлера. Он завершает обучение и под руководством директора школы Ганнеса Мейера трудится над реализацией крупного проекта - жилого комплекса "Лаубенганг" (в переводе - "крытая галерея"), совершенно нового слова в жилищном строительстве того времени. Было создано комфортабельное и одновременно доступное по ценам жилье для рабочих семей.

За короткий срок в Дессау возведено пять таких четырехэтажных зданий-блоков, в каждом 18 квартир, рассчитанных на семьи из четырех человек. В строительстве использовались самые современные для того времени технологии и материалы. Просторные, с большими окнами комнаты располагались на южной стороне домов. В каждом блоке предусмотрены прачечная, подвальное хранилище, детская площадка. Создание интерьеров во всех помещениях "Лаубенганга" принадлежит Беле Шефлеру, который впервые здесь во всей полноте, как считают исследователи, сумел выразить свои новаторские решения.

Но парадокс судьбы! 1 августа 1930 года, когда в "Лаубенганге" люди праздновали новоселье, от обязанностей директора "Бayxayзa" отстраняют Гaннeca Мейера - автора идеи строительства первого в Германии жилого комплекса для трудящихся. А через некоторое время и деятельность Шефлера объявляют "подрывной". Правительство земли Анхальт высылает его и еще четырех бывших студентов "Баухауза" за пределы своей территории.

Изгнанники нашли приют в Москве, куда их пригласил Главпромкадр ВСНХ: страна начинала индустриализацию и очень нуждалась в специалистах. Группу Мейера назвали "Красной бригадой Баухауза". В СССР тогда знали эту школу, по достоинству оценивали ее идеи, демократическую направленность творчества ее выпускников. И вот что удалось установить. Шефлер, владеющий русским языком (безусловно, заслуга родителей), определяется переводчиком. Вместе с другими он готовит переезд в Москву еще одной группы питомцев "Баухауза". Их восторженно встречают митингами пролетарской солидарности, в Москве и Харькове организуют выставки работ баухаузовцев. Мейер становится профессором Всесоюзного архитектурно-строительного института (ВАСИ), Шефлер - доцентом. Поначалу "Красная бригада" работает над проектами Гипровтуза, а затем расходится по разным коллективам. Немецкие архитекторы полны энтузиазма. Они отказываются от всех привилегий, положенных иностранным специалистам, живут в тех же условиях, получают ту же зарплату, трудятся в том же режиме, что и их советские товарищи. Шефлер приехал с просроченным германским паспортом. Ему предлагают принять советское гражданство. Он без раздумий соглашается. В 1931 году вступает в ВКП(б), затем - в профсоюз. Кроме ВАСИ он преподает в Коммунальной академии, участвует в разработке проектов.

Тем временем в Германии конструктивизм объявляют "дегенеративным искусством". Советская печать не остается в стороне и все чаще и чаще клеймит его последователей как оторвавшихся от народа формалист ов. Шефлер не мог этого не замечать. Он видит и другое: в cтpaнe, которую хотел считать своей родиной, нагнетается атмосфера страха, подозрительности, насаждается единомыслие. И вот весной 1932 года появляется любопытный документ, oбнaруженный Н. Г. Обуховой в архивах Уралмашзавода: "ВСНХ СССР. Всесоюзное объединение "Востоксоюзстрой". Путевка. Управление кадров "Востоксоюзстроя" командирует тов. Шефлера Б. М. в распоряжение треста городского строительства г. Свердловска для работы в качестве прораба с зачислением на работу с 20 апреля 1932 г. ..."

Что же случилось? Почему доцент кафедры промышленного строительства ВАСИ - крупного столичного вуза, немецкий архитектор, выпускник школы, известной во всей Европе, еще недавно так горячо встреченный в Москве, внезапно отправляется на Урал, в скромный строительный трест, да еще рядовым прорабом? Об этом можно только догадываться... Вскоре и остальные члены "Красной бригады", в том числе и профессор Мейер, оказываются в разных уральских городах. К сожалению, кроме мест назначения, куда прибыли немецкие архитекторы и дизайнеры, ничего об их дальнейшей судьбе узнать пока не удалось. Шефлер - единственный, о чьей жизни на Урале мы сегодня хоть что-то знаем.

Сотрудники Музея истории Уралмашзавода буквально по крупицам собирали документы, связанные с работой и жизнью Шефлера в Свердловске. Так, в записках, оставленных еще первым директором музея С. Первушиным, они нашли фразу: "...Архитектор Шеглер (так в оригинале. - Авт.) помогал в проектировании гостиницы для иноспецов, с Безруковым (архитектор) они обсуждали внутреннюю отделку здания". Первушин ссылается здесь на свой разговор с П. В. Оранским, начальником проектного отдела Уралмашстроя, ставшим затем главным архитектором уралмашевского соцгородка.

Петр Васильевич Оранский - человек весьма известный. Одаренный архитектор, много сделавший для создания запоминающегося, с ярко выраженной индивидуальностью облика современного Свердловска - Екатеринбурга. Его и по сей день помнят. Конечно, Оранский не мог допустить, чтобы выпускник "Баухауза" работал на строительстве завода, куда его, видимо, и направил трест горстроя рядовым прорабом. Он немедля забирает Шефлера к себе в проектный отдел. Здесь Шефлер работает вместе с инженером Виктором Анфиловым. В своих неопубликованных воспоминаниях Анфилов пишет о Беле Шефлере: "Удивительный был человек! Открытый, общительный, внимательный, вдумчивый".

Из обнаруженных документов также выяснилось, что в 1933-1934 годах Шефлер учился в городском университете марксизма-ленинизма, но курс не закончил. Встретилось упоминание о том, что он был женат на Евгении Карловне Черницкой, у них родился ребенок. Что сталось с ними?

В газете "За уральский блюминг" от 10 мая 1934 года архитекторов, среди них и Шефлера, критикуют за то, что они "слишком долго работают над проектами", оправдываясь тем, что "хотят строить хорошо". В том же издании, но полугодием раньше, Шефлера называют в числе коммунистов, систематически не посещающих именно те партсобрания, в повестке дня которых стоит вопрос о чистке партийных рядов.

Все эти штрихи, конечно, характеризуют в определенной степени Шефлера как личность независимую. Но куда важнее сведения об его непосредственной работе. Они тоже неясны и отрывочны. И тем не менее можно считать установленным, что Шефлер принимал самое деятельное участие в разработке нескольких значимых проектов. Его авторство прослеживается в росписи интерьеров здания, которое и сегодня в Екатеринбурге зовут "Мадридом". Этот дом строился для испанских детей, их ждали из охваченной гражданской войной страны. Да так и не дождались. Потом здание отдали под общежитие для иностранных специалистов, а после (и по сей день) его стали занимать малосемейные заводчане.

Шефлер работал и над созданием нескольких павильонов на уралмашевском стадионе (его главным архитектором был П. В. Оранский). Есть сведения, что Шефлер проектировал архитектурное оформление фасада заводоуправления Уралмаша, где и поныне располагается администрация предприятия. Характерный стиль мастера заметен и во внутренней отделке школы № 22, и трех жилых домов по улице Культуры, главной магистрали уралмашевского района. И, наконец, здание, где сегодня расположен Музей истории Уралмашзавода. Искусствовед Астрид Фольйерт, побывавшая в Екатеринбур ге в 2001 году, считает, что это - зримый образец архитектурного конструктивизма 30-х годов, и оно вполне достойно звания памятника архитектуры. За шесть с лишком десятилетий кто только не обитал в этих стенах! Здесь размещались торговый комплекс и фабрика-кухня, клуб инженерно-технических работников и первый уралмашевский Дворец культуры. Сотрудники музея считают, что одним из авторов этого здания был именно Шефлер. По крайней мере его имя неоднократно встречается в документах, связанных со строительством. Правда, по своей специализации он - архитектор малых форм, дизайнер. Но ведь то были годы ученичества и становления. А в Свердловске работал уже зрелый мастер...

Из биографии Шефлера, написанной в Германии, понятно, что характер он имел независимый, всякое приспособленчество ему претило, а значит, и в Свердловске он совершал такие поступки и говорил такие слова, которые вряд ли пришлись ко двору. Что это были за слова и поступки, мы уже никогда не узнаем. Но известно, что в марте 1937 года его исключают из партии, как принятого "с нарушением Устава". В январе 1938 года Свердловский обком восстанавливает Шефлера в рядах ВКП(б). Однако уже 11 февраля того же года Шефлер арестован и в связи с этим уволен с работы. В мае следующего, 39-го, произошло то, что по тем временам можно считать чудом: Шефлера освобождают, поскольку в его действиях "не обнаружен состав преступления". Его восстанавливают на работе и даже по ходатайству руководства выплачивают в качестве компенсации "твердый оклад" за два месяца в сумме 679 рублей. 19 сентября П. В. Оранский пишет в отдел кадров положительную характеристику на Белу Шефлера. Из управления капитального строительства завода Шефлера переводят архитектором в только что созданный институт "Гипротяжмаш".

Но развязка неминуема. В 1941 году, когда фашистские войска приближаются к Москве, Шефлера арестовывают вновь. Процитирую выписку из постановления Свердловского обкома КПСС от 13 июня 1989 года: "...10 января 1942 г. Орджоникидзевским РК ВКП(б) и 2 февраля 1942 г. Свердловским горкомом ВКП(б) т. Шефлер Б. М. исключен из членов ВКП(б) как арестованный органами НКВД. 2 февраля 1942 г. бюро Свердловского обкома ВКП(б) утвердило постановление, исключив т. Шефлера Б. М. из ВКП(б) как обманным путем пробравшегося в партию... Особым Совещанием при НКВД СССР 3 октября 1942 г. т. Шефлер Б. М. квалифицирован агентом германской разведки и приговорен к высшей мере наказания. Документов, подтверждающих его преступление, в личном деле не имеется. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. т. Шефлер Б. М. реабилитирован. Бюро Свердловского обкома КПСС в партийном отношении реабилитировало т. Шефлера Б. М. (посмертно)".

О том, когда и где приговор был приведен в исполнение, ничего неизвестно. Растворилась во времени и судьба семьи репрессированного, состоявшая, как сказано в документах, "из трех человек".

На улице Калинина в Орджоникидзевском районе сегодняшнего Екатеринбурга доживает свой век ветхое бревенчатое двухэтажное строение, где в одной из комнат жил последние годы Бела Шефлер. В марте 2002 года в Музее истории Уралмашзавода была открыта выставка, посвященная 100-летнему юбилею архитектора. В оформлении выставки сотрудникам заводского музея большую помощь оказали профессора и доктора Веймарского и Рурского университетов, специалисты из институтов и музеев Берлина и Бонна.

Впервые за последние 60 лет имя Белы Шефлера прозвучало в нашей стране открыто. Отныне архитектор Шефлер, талантливый питомец "Баухауза", изгнанный за коммунистические убеждения из нацистской Германии и погибший в СССР, возвращен в нашу историю.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отечество. Страницы истории»