№02 февраль 2023

Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Родная сестра труда

Олег Писаржевский

Москва. Большой Кремлевский дворец. Здесь с 12 по 14 июня с. г. проходило Всесоюзное совещание научных работников. Это был высокий форум советских ученых. Выдающиеся представители науки и техники, всех отраслей народного хозяйства страны на основе широкого делового обсуждения назревших вопросов наметили конкретные пути и методы быстрейшего претворения в жизнь больших задач, поставленных Коммунистической партией перед наукой.
На снимке: академик М. В. Келдыш.
На снимке: академики А. В. Палладин (справа) и К. И. Скрябин ведут беседу о своих новых работах.
На снимке: вице-президент Академии наук СССР, председатель президиума Сибирского отделения Академии наук академик М. А. Лаврентьев (справа) и заместитель председателя президиума Сибирского отделения академик А. А. Трофимук
На снимке: академики Н. М. Сисакян, К. И. Скрябин и А. Л. Минц.
Наш фотокорреспондент запечатлел момент беседы президента Академии наук Грузинской ССР академика Н. И. Мусхелишвили, академика Л. И. Седова и прорек* тора Московского университета профессора Г. Д. Вовченко.
На снимке: участники Всесоюзного совещания научных работников академики Е. Н. Павловский (слева) и Т. Д. Лысенко беседуют в перерыве между заседаниями.
Н.С. Хрущев провозгласил тост за светлое будущее человечества, за людей науки, которые должны своим трудом и знаниями способствовать нашему успешному движению к коммунизму

ВЕЛИКИЙ ИСКАТЕЛЬ большой человеческой правды, нашедший ее вместе с самыми сильными и честными умами нового века в идеях и творчестве побеждающего коммунизма, Алексей Максимович Горький, как проникновенный художник, всегда восторгался светоносной мощью человеческого разума. Он пел ей славу в своей бунтарской "Песне о Соколе". Много позже с этой песней перекликнулись его великолепные поэтические аккорды ленинского портрета. Задумывая журнал "Наши достижения" и приглашая участвовать в нем А. Е. Ферсмана и других выдающихся ученых, Горький видел одну из важнейших задач нового рода очерка и публицистики в том, чтобы показать растущее могущество познания. Познания, которое впервые безраздельно устремлено на достижение подлинного человеческого счастья.

     Это Горький зажег замечательного писателя М. Ильина идеей создания книги о Человеке-Великане, силой своего разума, свободной и целеустремленной волей сдвигающего горы, поворачивающего вспять реки, разумно преобразующего весь лик нашей планеты.

     Рассказывая о своих встречах с А. М. Горьким, М. Ильин вспоминал один разговор, который произошел в Горках.

     Дело было вечером,- писал он. - Света еще не зажигали. Мы сидели в полутемной комнате у остывающих стаканов с чаем. Над лугами проступали первые звезды. Алексей Максимович заговорил о бесконечности пространства, в котором рассеяна материя. Вот она собирается в звезды, от звезд отделяются планеты, возникает жизнь, возникает мыслящая материя, в которой природа осознала себя.

     Достоевский когда-то сказал устами одного из своих героев "Широк человек, я бы сузил". А вот Горький требовал, наоборот, рассказывать шире о Человеке - преобразователе мира, о высотах, которые человек уже завоевал, мог завоевать и завоюет еще. И Ильин великолепно справился с первой частью этого обширного и почетного задания. Он проследил истоки современного торжества познающей мысли, борющейся с незнанием. Это грандиозная драма, в которой действующими лицами выступают бесчисленные поколения людей, а сценой, на которой она раскрывается, служат сменяющие друг друга общественные формации.

     Эта драма преисполнена светлым оптимизмом, хотя временами она переходит в трагедию. Вот человек как будто уже пробирается к власти над природой; ему казалось, что он приближается к истине, но на пути к ней встречает стену суеверий и предрассудков. Он гордится своим богатством, но оно приходит к нему рука об руку с нищетой. Он научился добывать железо, но сделал из этого железа не только плуг, а и меч. Он насадил на земле сады, виноградники, масличные деревья, а затем принялся вырубать их и жечь. Он покорил морские волны и заставил ветер гонять корабли, но никогда ветер и волны не топили столько кораблей, сколько потопил он сам, став владыкой моря. Много было у человека врагов на него нападали дикие звери, когда он был гол и безоружен; горы обрушивали на него свои лавины; земля разверзалась под его ногами. Но не было у него врага больше, чем он сам. И вся его жизнь - это история борьбы человека не только с природой, но и с самим человеком.

     "Настанет время,- заключает М. Ильин,- когда не будет больше этого разлада, когда Человек-Великан всю свою мощь обратит против еще бунтующих сил природы".

     Небольшому, но быстро растущему отряду советских литераторов, вдохновленному темой науки, и нашим ученым - пропагандистам и популяризаторам знаний - надо избрать своим девизом тот же вдохновенный горьковский наказ воодушевленно рассказывать о советском человеке - созидателе нового мира, о наступившем уже времени избавления от вековечного разделения науки и труда, о великих завоеваниях человеческого гения и о тех, кто должен был бы, но не мог ими пока еще воспользоваться.

     Во всем мире осознана сейчас решающая роль науки в развитии производительных сил общества. Но именно здесь с особой силой проявляются разительные контрасты между светлым миром коммунистического созидания и доживающим свой век миром апоплексически тучнеющих монополий, хаоса производственных отношений, морального распада и одичания.

     Он еще силен, этот мир, нам не нужны успокоительные иллюзии. Он оттачивает клыки военных авантюр, и тем с большей охотой, что это дает не безвыгодные занятия шайке высокопоставленных бизнесменов, стремящихся к безудержной наживе.

     В своей речи на Всесоюзном совещании научных работников первый заместитель Председателя Совета Министров СССР тов. А. Ы. Косыгин, подчеркивая, что мы опередили весь мир в решении ряда труднейших и важнейших технических проблем, предостерегал от забвения того обстоятельства, что при всех противоречиях, которые раздирают капиталистический мир, наука и техника развиваются в передовых капиталистических странах довольно быстрыми темпами. Монополистический капитал выделяет средства на расширение исследований, стремясь использовать достижения науки и техники для укрепления своих позиций. Монополии содержат дорогостоящие научные штабы конкурентной борьбы.

     Но даже такие законченные "социал-соглашатели", как правые английские лейбористы, вынуждены с огорчением порицать скряжничество предпринимательских корпораций, отказывающихся финансировать перспективные научные исследования большого масштаба,' не обещающие немедленного барыша. Таким образом, капитализм препятствует полноценному использованию даже того научного потенциала, которым он располагает.

     Неизбежный в условиях капитализма разрыв между прогрессом науки и потребностями общества все более углубляется. Научные достижения, воплощенные в технических усовершенствованиях производства, не только не приносят счастья, но больно бьют по людям труда. Они усиливают гнет безработицы, облегчают грабительское наступление монополий на жизненный уровень трудящихся, служат иссушающей экономику и чреватой бесконечными бедствиями гонке вооружений.

     Все это не может не поселять трагического разлада в душах многих ученых буржуазных стран. Одни из них устремляются к наивным и опасным иллюзиям технократии, рассчитывая на возможность утверждения разумного научного начала в мире, где единственным императивом его владык остается стремление к наивысшей прибыли. Другие погружаются в бездну отчаяния, доводящего до кощунственных проклятий собственному труду. Иные примиряются с незавидным уделом наемников, золотой цепью прикованных к колеснице предпринимательского преуспеяния. Для самооправдания и самоутешения они лепечут жалкие слова о "свободе" духа, о "независимости" познания.

     Наука принадлежит к такому роду человеческой деятельности, где социальные контрасты проявляются не сразу и не так явно, как в сфере непосредственного производства материальных ценностей. И действительно, законы взаимодействия массы и материи и силы тяготения проявляются одинаково на всех широтах и континентах. Но для судеб науки далеко не безразлично и умонастроение самих творцов науки и направление той могучей силы, которую они вызывают, познавая законы природы. Область научного творчества - это не экстерриториальное царство чистого разума, а трепещущая, живая, вздымаемая волнами общественного подъема или, наоборот, приглушаемая социальными противоречиями могучая сила коммунистического завтра всего человечества.

     Коммунизм и наука неразделимы, ибо прежде всего сама идея коммунистического общества является величайшим научным завоеванием. Открытые марксизмом законы развития человеческого общества к коммунизму объективны и непреложны. Вытекающая из них программа строительства коммунизма является высшим торжеством подлинно человечнейшего здравого смысла. И наука, помогающая ставить силы общества и природы на службу этому высокому общественному идеалу, приобретает особое значение.

     И как же полно эта коммунистическая идейная окрыленность науки ощущалась на Всесоюзном форуме советских ученых, происходившем в июне этого года в Большом Кремлевском дворце. Она проявилась не только в искренних и теплых словах Обращения ведущих деятелей советской науки к'Центральному Комитету Коммунистической партии Советского Союза и Совету Министров СССР. Проникнутое прекрасным ощущением неограниченных возможностей, предоставленных Советским государством для творческой деятельности ученых, и огромной заботы, которой они окружены в нашей стране, Обращение выражает стремление ученых приложить все силы к тому, чтобы отечественная наука добилась еще более выдающихся побед во всех решающих областях человеческого знания. Эта воодушевленность проявилась и в сугубо деловом, конкретном обсуждении насущных проблем научного развития.

     Достижению еще более тесной связи науки с жизнью - а именно к этому призывал, в свою очередь, Центральный Комитет КПСС наших ученых - должны способствовать и новые формы организации поистине грандиозного научного хозяйства страны.

     Новые грандиозные задачи коммунистического строительства, которые будут определены программой КПСС и решениями предстоящего XXII партийного съезда, потребуют еще большей целеустремленности, продуманности, четкости построения всего фронта научных исследований, более оперативного и многостороннего использования достижений науки во всех отраслях народного хозяйства, еще более смелого и более точного направления научного поиска в новых областях знания, укрепления "дружбы наук".

     . Речь идет о том, чтобы для быстрейшего достижения этих целей наиболее полно использовать неоценимые преимущества социалистического строя.

     Одним из решающих преимуществ социализма наряду с развитием мощной индустриальной базы и расширением поля отбора талантов и свободного притока их в науку является плановый характер развития производительных сил нашего общества, к числу которых мы с полным основанием можем отнести науку.

     Эта счастливая особенность нашей социалистической системы хозяйствования благотворно сказалась на развитии науки с первых лет революции. Она проявилась и в способности социалистического государства широко и щедро поддерживать теоретические исследования, прокладывающие пути в неведомое, и в возможности сосредоточивать главные силы и средства на решающе важных приложениях, уже обозначившихся научных достижений.

     Стоит оглянуться назад, чтобы проследить, какие замечательные результаты на первых же порах принесло это организованное включение науки в творение новой жизни.

     Первый ленинский "Набросок плана научно-технических работ", относящийся к апрелю 1918 года, был подлинным откровением для многих старых специалистов, сформировавшихся в дореволюционной России. А между тем этот первый документ, определивший участие науки в социалистическом строительстве, непосредственно восходил к бессмертным строкам "Манифеста Коммунистической партии", провозгласившего владыкой мира будет труд. Наука - родная сестра труда. Прежде насильственно оторванная от людей труда, она пришла при социализме к счастливому воссоединению со своим собратом.

     Прогрессивные ученые уловили в этих первых ленинских напутствиях зарождающемуся союзу науки и труда воплощение лучших чаяний передовых деятелей отечественного естествознания. По инициативе ученых еще до революции при Российской Академии наук была создана Комиссия по изучению производительных сил, в состав которой входили такие корифеи научной мысли, как Вернадский и Павлов, Ферсман и Курнаков. И вот в условиях тяжелейшей послевоенной разрухи, в безмерно обнищавшей, голодной и холодной России эти добрые пожелания, до тех пор встречавшие на пути своего осуществления лишь одни препоны, приобретали почти фантастическую действенность. Познавать страну, изучать ее природные богатства, продумать рациональное, научно обоснованное размещение будущей промышленности, приблизив ее к источникам сырья, оперев его на скальную основу развитой энергетики, выдвинуть вперед бастионы тяжелой индустрии - все эти принципы ведения народного хозяйства, как будущий проросток в живом зерне, содержались в ленинском "Наброске" академического плана.

     Да, скептики имели вдоволь оснований для своих сомнений в его реальности. Собирателю научной "химической дружины", славному революционеру-большевику Л. Я. Карпову, имя которого носит сейчас один из крупнейших физико-химических институтов страны, приходилось в то время начинать создание советской химической промышленности с реквизиции нескольких кустарных заводиков, жалко оснащенных, наполовину вышедших из строя. Когда старый большевик Г. М. Кржижановский собирал специалистов для разработки легендарного плана ГОЭЛРО, проектировщикам будущих энергетических систем, собравшимся в прокоченевшем здании на Мясницкой, приходилось дуть на озябшие пальцы, чтобы их согреть. А для того, чтобы осветить электрическими огнями Большой театр, где была выставлена карта новостроек созданного ими плана, понадобилось отключить несколько районов Москвы. Первые полупроизводственные опыты полимеризации дивинила - исходного сырья для синтетического каучука - будущий академик С. В. Лебедев со своими соратниками осуществлял в граненых бутылочках из-под лимонада, которые рвались при каждом опыте.

     Доброжелательный, но недалекий Уэллс увидел эту горестно нищую "Россию во мгле", но не разглядел за этой мглой первые зарницы социалистического расцвета.

     А сила народного революционного воодушевления (передовые отряды советской науки всей душой его разделяли) была настолько велика, что план ГОЭЛРО к конечному сроку - к 1935 году - оказался значительно перевыполненным. Еще раньше вошли в строй первенцы мировой индустрии синтетического каучука. Узнав об этом, старик Эдисон заявил, что это "немыслимо". Однако несбываемое сбылось. И в то время, как буржуазный мир с недоверием, а порой и с издевкой встречал вести об очередных успехах Советской страны, во вновь созданных научных физических институтах уже зрели молодые научные силы, которым суждено было впоследствии обуздать энергию атома. Геологи "переоткрывали" Россию. А в национальных республиках с почти поголовно безграмотным населением один за другим закладывались университеты. Наука шагала по новостройкам, мужала с созданием новых отраслей индустрии, открывала секреты производства, тщательно охраняемые в фирменных сейфах за кордоном "патентной блокады", которой была окружена страна.

     В конечном счете социализм доказал свое превосходство и в этом - пожалуй, труднейшем - состязании с капиталистическим миром. Всемирно известны завоевания нашей науки и техники, воплощенные в атомных электростанциях, выразившиеся в нашем первенстве в исследованиях космоса. Они основаны не на использовании случайных, временных преимуществ, которые могут дать отдельные научные открытия. Они уходят своими корнями в непреходящие преимущества самого социалистического общественного строя, который обеспечил науке небывалый простор и для свободных исканий и для инженерного воплощения их плодотворных итогов.

     Сейчас настала пора для того, чтобы на всю науку распространить успешный опыт планомерной концентрации и разумной координации научных усилий, которые столь плодотворно проявились в работе по использованию атомной энергии и в блистательных успехах советской науки и техники в завоевании космоса.

     Нам хотелось бы подчеркнуть значение единодушно одобренного Всесоюзным совещанием научных работников постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по улучшению координации научно-исследовательских работ в стране и деятельности Академии наук СССР" несколькими примерами, иллюстрирующими широту научного фронта в нашей стране.

     Не случайно эти примеры связаны с недавними встречами главы Советского правительства товарища Никиты Сергеевича Хрущева с научными деятелями нескольких национальных республик. В этих встречах естественно и закономерно проявилась чудесная ленинская традиция теплого внимания к работе ученых, та же самая глубокая и деловая, чисто человеческая заинтересованность в результатах их многообразной деятельности, будь то дальнейшее раскрытие "картины мира" или создание "второй природы", вызванной к жизни новыми потребностями человеческого общества.

     Как не напомнить тут еще раз искреннее, душевное волнение, с которым Владимир Ильич отмечал первые ростки науки, поднимавшиеся на "поднятой целине" новых производственных отношений! "С загоревшимися глазами", как об этом пишет Н. А. Семашко, Ленин слушает доклад академика П. П. Лазарева о ходе изысканий в области Курской магнитной аномалии. Он буквально засыпает точно поставленными, метко нацеленными вопросами члена коллегии Народного комиссариата почт и телеграфа А.  М. Николаева, рассказывавшего ему об опытах Нижегородской радиолаборатории. Вот Владимир Ильич идет рядом с первым электроплугом и, по воспоминаниям В. 3. Есина, "как зачарованный" смотрит на ровно выкладываемые им пласты земли.

     Мы знаем, что по инициативе Ленина было начато изучение крупнейшего месторождения глауберовой соли (важного сырья для содовой промышленности) в заливе Кара-Богаз-Гол Каспийского моря. Сохранилось письмо Владимира Ильича в редакции "Правды" и "Известий", в котором говорилось "В газетах "Известия" и "Правда" была на днях заметка относительно неиспользованных богатств Карабугаза. Если можно, я бы просил передать автору или сообщить ему через газету, что мне очень важно иметь подробные сведения, как о том, насколько технически подготовлен к этому вопросу автор, так и то, как долго он изучал вопрос на месте". Эта записка относилась не только к химии, но и к собиранию людей "с загадом" - делу, в которое Владимир Ильич вкладывал всю страсть, все нетерпение своего беспокойного духа.

     "Большую заботливость проявлял Владимир Ильич по отношению к изобретателям, предлагавшим существенные улучшения в военном деле или в улучшении того или иного производства",- читаем мы в воспоминаниях старого большевика, много сил затратившего на развитие массового изобретательства в Советской стране, Ф. В. Ленгника. Как одному из немногих партийных инженеров в ВСНХ, пишет он, мне часто приходилось бывать посредником между ним и различными изобретателями. Настойчивость Владимира Ильича бывала при этом поистине трогательна. Будучи чрезвычайно загружен бесчисленными делами в самых различных областях партийной и советской жизни, Владимир Ильич часто при встрече обращался ко мне по поводу того или другого интересовавшего его изобретения и часто настаивал на принятии экстренных мер для ускорения отзыва или для возможно скорого осуществления изобретения или постановки фабрично-заводской проверки.

     В. И. Ленин беззаветно верил в невиданный размах народного творчества, порожденного великой революцией; "...мы не можем в точности даже представить себе в настоящее время,- писал он в 1918 году,- какие богатые силы таятся в массе трудящихся,... в интеллигентских силах, которые до сих пор работали, как мертвые безгласные исполнители предначертаний капиталистов, какие силы таятся и могут развернуться при социалистическом устройстве общества".

     И вот они развернулись!

     Отвлечемся от всем известных, вошедших в историю человечества эпохальных свершений научного и технического гения Советской страны, пославшего во льды корабль с горячим атомным сердцем и позволившего впервые в межпланетных просторах услышать бестрепетный стук сердца живого человека. Обратимся к корням, к первоисточникам этих побед, к истории самой Советской страны.

     Недавние празднования сорокалетия трех национальных республик, столь разных по своему национальному и географическому колориту и столь схожих по социалистическому происхождению своих достижений, помогли нам оценить масштабы пройденного ими пути. Эти обновленные и возрожденные к новой жизни края, населяющие их многонациональные народы достигли невиданных в истории успехов в одном из самых сложных, "вершинных" видов человеческой деятельности - в науке.

     И здесь в самых ярких красках выступает та же чудесная ленинская традиция глубокой заботы о расцвете науки и чуткого внимания к успехам ее творцов. Она находит свое последовательное воплощение в практике работы ленинского Центрального Комитета нашей партии. На исторических Пленумах ЦК КПСС всесторонне обсуждены и выработаны основные направления технического прогресса, меры дальнейшего быстрого подъема сельского хозяйства, определены проблемы науки, направления ее развития, ее связи с жизнью, с созидательным творчеством народа.

     А разве не примечательно, не характерно, что во время зональных совещаний передовиков сельского хозяйства после январского Пленума ЦК КПСС Первый секретарь Центрального Комитета и глава Советского правительства Никита Сергеевич Хрущев и другие партийные и государственные деятели изрядную долю своего времени и внимания особо уделяли научной работе, развивающейся в краях и областях Советского Союза. Так было и в Новосибирске, где на специальной выставке молодое Сибирское отделение Академии наук СССР демонстрировало свои первые достижения и рассказывало о своих планах. Так было и в Алма-Ате, где посещение Академии наук Казахской ССР, живой обмен мнениями по многим насущным проблемам научной работы в республике, равно как и критика отдельных ее недостатков, помогли уточнить ее направление.

     И сейчас, когда пишутся эти строки, Никита Сергеевич Хрущев находится в Казахстане, республике, которую по праву мы называем большой строительной площадкой, республикой поднятой целины, республикой развивающейся науки и культуры. Великий Ленин еще в первые годы Советской власти, мысленно вглядываясь в будущее этого края, видел его неисчерпаемые возможности и перспективы и уверенно говорил, что мы "будем поднимать и поднимем" его. Эти пророческие слова Владимира Ильича сбылись. Как тут не напомнить, что Казахская республика по своему промышленному развитию оставила далеко позади такие капиталистические государства, как Турция и Пакистан, а по выработке электроэнергии на душу населения сравнялась с Японией и обогнала Италию! В республике имеется 10 тысяч школ, 28 учебных заведений; на 10 тысяч населения приходится сейчас 75 студентов, а во Франции - 40, в Италии - 34, в Западной Германии - 31, в Турции-только 12, в Пакистане - 8, а в Иране - всего лишь 4.

     В Ереване в недавние майские дни Никита Сергеевич имел две большие встречи с коллективом рабочих одного из крупнейших в стране заводов синтетического каучука имени С. М. Кирова и с коллективом армянских ученых в мировом научном центре исследования далеких галактик-в Бюраканской астрофизической обсерватории. Эти встречи связаны между собой отнюдь не формальным только единством "времени, места и действия". Завод имени С. М. Кирова со своей мощной лабораторией и конструкторским бюро, тесно координирующий свою работу с научными институтами республики и других городов Родины, со своей прогрессивной технологией, позволяющей ему производить самый дешевый в Советском Союзе каучук "наирит", со своим ищущим, непрестанно растущим коллективом - это надежный проводник передовой науки на производство.

     Армянская Академия наук, в свою очередь, продемонстрировала своим дорогим гостям многообразные и тесные связи с тем же производством, разумеется, в самом широком, обобщенном смысле этого слова. Наглядным образцом этой связи является крупнейший в стране и второй по величине в мире телескоп системы Шмидта, который только что установлен в одной из башен Бюраканской обсерватории. Перерезая ленту, глава Советского правительства первым поднялся на наблюдательную площадку уникального сооружения, созданного коллективом работников Ленинградского оптико-механического завода. Подобный телескоп с его могучей разрешающей силой и совершенной автоматизацией всех элементов управления-тонкое орудие передовой науки и одновременно одно из совершенных созданий техники.

     Со своими новейшими оптическими и радиотелескопами, электронными микроскопами, гигантскими ускорителями, океанографическими судами, аэродинамическими трубами, и т. д., и т. п. современная наука получает наблюдательное и экспериментальное вооружение от индустрии. И она сторицей отплачивает за эту дружескую помощь.

     Президент Армянской Академии наук В. А. Амбарцумян, демонстрируя драгоценные снимки звездного неба, сделанные в Бюракане, рассказывал о целях ведущихся в обсерватории исследований, состоящих в том, чтобы изучить физические процессы, происходящие во Вселенной. Ученый показал Никите Сергеевичу фотопленку со снимками одной из галактик, удаленных от нас на сотни миллионов световых лет; через увеличительное стекло на ней можно было различить огромные скопления звезд. Научные исследования, проводимые в Бюраканской обсерватории, столь значительны, что с ней считают необходимым поддерживать постоянные творческие контакты 336 обсерваторий зарубежных стран.

     Но исследования и этих, казалось бы, непомерно удаленных от нас объектов отнюдь не оторваны от сегодняшних, вполне земных задач науки. Пользуясь лабораторией космоса, мы знакомимся с процессами преобразования материи и энергии, лишь отдаленные подобия которых мы можем искусственно создавать в земных условиях. Рассказ об этом далеком, но важном поиске дополнили другие ученые.

     Член-корреспондент Академии наук Армянской ССР М. Г. Манвелян говорил о перспективах использования нефелиновых сиенитов - универсального сырья, своеобразный "ключ" к переработке которого подобрали армянские химики. Он тоже продемонстрировал маленькое техническое и одновременно научное чудо - сверкающие мотки разноцветных нитей, вытянутых, в буквальном смысле слова, из камня. Это искусственное каменное волокно получено из различных минеральных форм, характерных для армянских нагорий.

     Член-корреспондент Академии наук Армянской ССР М. Г. Мнджоян знакомил гостей с интересными исследованиями коллектива Научно-исследовательского института тонкой органической химии, создающего новые высокоэффективные лекарственные препараты. В последние годы во многих клиниках Советского Союза, а также ряда зарубежных стран при внутритрахиальном наркозе применялся дитилин - детище института тонкой органической химии. Другим препаратом, созданным в институте и получившим широкое клиническое применение, является ганглерон. Завершены клинические испытания и разрешен для массового применения противосудорожный препарат арпенал, а также юорконий, позволяющий восстанавливать приостановившееся по различным причинам дыхание. Все эти находки не случайны, а глубоко закономерны, ибо девизом института с первых дней его основания явилась тесная связь с клиникой, то есть непосредственной борьбой за сохранение человеческой жизни. Химик шел рука об руку с врачом, расширяя круг средств, которыми тот пользуется в своем благородном деле.

     Академик Академии наук республики А. Г. Иосифьян рассказал о перспективах развития электротехнической промышленности и порошковой металлургии. Член-корреспондент Академии наук СССР С. Н. Мергелян посвятил свое выступление проблеме создания и использования в народном хозяйстве быстродействующих электронных вычислительных машин, К слову сказать, о размахе работы Армянского вычислительного центра убедительно говорят даже сами названия вновь созданных в нем лабораторий технической кибернетики, эксплуатации электронных машин, подготовки задач и программирования, ставящей своей ближайшей задачей создание "самообучающихся" машин.

     Член-корреспондент Академии наук СССР, академик Академии наук республики А. И. Алиханян говорил об исследовательских работах в области изучения космических лучей, которые ведутся в руководимом им Институте физики Академии наук Армянской ССР. Попутно отметим, что в этом институте недавно построен большой уникальный кольцевой ускоритель, при помощи которого будет решаться проблема структуры нуклонов - сложных частиц, слагающих атомное ядро.

     Эти отдельные примеры, характеризующие научную жизнь республики с высоким теоретическим уровнем ее исследования и устремленностью навстречу запросам жизни, представляют собой наиболее яркие образцы работы 80 научно-исследовательских учреждений Армении, в которых трудится 4 300 научных работников. Это многокрасочное цветение народных талантов, пробужденных к жизни социализмом,- результат ленинской национальной политики Советского государства. Ведь вся эта свежая поросль поднялась на древней земле, богатой памятниками тысячелетней культуры, но прозябавшей до революции в насильственном оцепенении.

     Около ста девяноста институтов и других научных учреждений возникло за сорок лет в соседней с Арменией Грузинской ССР, где тоже не светился до революции ни один заметный научный очаг. За эти годы в Грузии выросли замечательные национальные кадры специалистов различных отраслей современной науки - около 9 тысяч научных работников. И здесь широкое развитие получили физико-математические и естественные науки. Выдающиеся заслуги грузинской математической школы, главнейшие труды которой посвящены теории упругости и другим отраслям математической физики, получили мировое признание.

     Много важных результатов достигнуто грузинскими учеными в области физиологии, геологии, сельскохозяйственных, медицинских и технических наук. В Грузии успешно начали развиваться такие новые отрасли современной науки, как вычислительная математика, электроника, автоматика и телемеханика, физика атомного ядра, физика космических лучей и полупроводников, биофизика, биохимия, кибернетика и другие.

     К ранее известным в стране станциям по изучению космических лучей в самое последнее время прибавилась высокогорная станция в Бакуриани и на перевале Цхорцикор. В Грузии интенсивно работает исследовательский атомный реактор, вступивший в строй почти два года назад. На базе этого реактора плодотворные совместные исследования по ряду отраслей науки ведут грузинские и армянские ученые. И все это происходит в стране, где 57 лет назад выдающийся писатель и общественный деятель Илья Чавчавадзе с грустью писал, как о чем-то почти недостижимом "Хорошо бы иметь в Грузии 20-30 инженеров и агрономов". А сейчас в республике десятки тысяч инженеров и агрономов! Здесь самый высокий уровень высшего образования в Советском Союзе 38 человек на каждую тысячу населения.

     Эту картину стремительного роста молодых научных сил страны являют все без исключения наши братские национальные республики. Это огромная, отлично отмобилизованная и воодушевленная действующая армия, которой пришла пора придать такую организацию, какая обеспечила бы ей наивысшую маневроспособность.

     Приведенные примеры иллюстрируют один из многих аргументов, подчеркивающих неотложность принятого по инициативе товарища Н. С. Хрущева постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по улучшению координации научно-исследовательских работ в стране и деятельности Академии наук СССР".

     Мы не касаемся здесь других обоснований его высокой значимости они нашли подробное отражение в материалах Всесоюзного совещания научных работников. Высокий форум советской науки единодушно одобрил это постановление, справедливо увидев в нем новое проявление заботы Коммунистической партии и Советского правительства о развитии науки, о совершенствовании организации научных исследований и укреплении связи науки с жизнью.

     Чего ждут ученые от вновь образованного Государственного комитета Совета Министров СССР по координации научно-исследовательских работ? Об этом исчерпывающе сказано в Обращении Всесоюзного совещания научных работников ко всем работникам науки Советского Союза сосредоточения деятельности научных учреждений на решающих участках науки, преодоления параллелизма, ведомственных и местнических тенденций в работе научных учреждений.

     Все это, несомненно, еще больше повысит уровень научных работ, создаст более благоприятные условия для быстрейшего использования результатов научных исследований в производстве.

     Всесоюзное совещание научных работников обратилось ко всем работникам науки и техники нашей великой страны с призывом еще теснее связать свою работу с практикой коммунистического строительства, обеспечить завоевание советской наукой первого места в мире во всех решающих областях человеческого знания.

И мы знаем так будет!

Читайте в любое время

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее