Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЛЮДИ СВОЕЙ ЗВЕЗДЫ. О ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА В КОСМОСЕ

Член-корреспондент РАН В. ЛЕБЕДЕВ, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза.

Не оборачивается тот,
кто устремлен к звезде.

Леонардо да Винчи

Природа, преуспев в развитии разума, обогатила и украсила жизнь на Земле. Человек развил ее творение до созидательных дел, которые позволили ему не только оторваться от Земли, но и преодолеть ее притяжение. Возможности проникновения человека в космос вошли во все поры жизни, связав всех нас воедино, трансформируя земные представления в планетарное осознание себя одним народом.

Уходя все дальше и дальше в космос, человек когда-то останется там, и как тогда сложатся его отношения с Землей? Претерпит ли изменения наше природное начало, или мы сохраним его, несмотря на то что появятся новые формы жизни? Создаст ли это проблемы для Земли или пойдет ей во благо? Чем дальше человек будет уходить в космос, тем сильнее он будет изменяться. Это как эхо, оно зависит от звука и от окружающей среды, и мы будем вынуждены полагаться в своих ожиданиях на тех, кто вернется. При этом важно понять, что посланцы понесут от нас - благородство помыслов? Или поведет их сгусток проблем и противоречий, накопленных на Земле, навстречу стихии событий, предвидеть и предугадать которые не представляется возможным? Чтобы разобраться в этом, надо уже сегодня спрогнозировать характер распространения и заселения космоса, опираясь на опыт обживания Земли.

Когда европейцы входили на американский и австралийский континенты, они вторгались туда как варвары, пользуясь правом силы, вызывая в ответ ожесточенное сопротивление коренного населения. Пришельцы, действуя с позиций превосходства своего развития, нарушили естественный ход жизни и принесли много зла. Поэтому сегодня, стремясь уже в дaли космического пространства, на другие планеты, мы обязаны с высот исторической ответственности перед будущим осмыслить свой опыт освоения космоса, понять, как он повлиял на нас, чего мы не смогли предусмотреть и что упустили, что приобрели в знаниях и чего не смогли бы узнать без участия человека. Космонавты, удовлетворив многовековое любопытство людей, ответили на вопросы, как выглядит Земля извне, каковы ощущения космоса и как оттуда смотрится бездна Вселенной. На этом живой диалог человека с космосом закончился, и мы сосредоточились на развитии возможностей техники, а о своем предназначении как разумных существ так и не задумались. В результате человек оказался приложением к технике, сведя свою роль к демонстрации ее возможностей, исключив себя из непосредственного познания.

Поэтому если подумать, на что повлияла деятельность человека в космосе, то можно говорить о совершенствовании техники, о широком взгляде на Землю, о способности адаптации организма к условиям космоса, о международном сотрудничестве, и, пожалуй, все. Голос человека в космосе оказался не востребован, так как мы до сих пор не определились, ради чего туда идем и что нас там ждет. Основоположники космонавтики, движимые стремлением открыть дорогу в космос, доказали саму возможность осуществления пилотируемых полетов, но так и не разобрались с тем, кто по ней пойдет. О каких межпланетных полетах можно говорить, не поняв этого? Сегодня, определяя глобальную цель, связанную с необходимостью человека в дальних полетах, которая требует иной концентрации усилий, технологических, научных, финансовых, пора ответить на вопрос: что мы ждем от них и кому доверить наши надежды? Для этого требуются объединенные усилия заинтересованных стран.

При решении этой проблемы необходим иной взгляд на человека. Способен ли он проникнуться заботами цивилизации, открыт ли новым знаниям, чтобы, впитав все лучшее, через познание себя и своих возможностей понять наше место как разумных существ в мире Природы? Такие люди вырываются из своего времени, намного его опережая. Соединяя в себе подвижничество, талант и конкретные достижения, опираясь на увлеченность, характер и осознанную цель, они готовы идти "вопреки" на преодоление невозможного. У них есть вера в свое предназначение - убежденность, которой под силу увидеть свечение новых знаний, новых представлений. Это те, у кого есть своя путеводная звезда. Никита Холоп при Иване Грозном, сделав крылья, сиганул с колокольни Александровской слободы и улетел за речку. И даже царю, казнившему его за дерзость пойти против Божьей воли, не дано было заглушить тягу души воплотить мысль о покорении неба. Такие есть и сейчас, но они заслонены суетой своего поколения, а потому вынуждены бежать от повседневности в мир стихий, опасности, лишений, чтобы утвердить себя, а значит, и нас с вами. Они в одиночку покоряют океан, совершают полет вокруг Земли, пробиваются к полюсу. А кто-то, чтобы разобраться в своем времени, обращается к прошлому, решаясь обойти земной шар, пересечь Атлантику на лодке или самолете прошлого века. Каждый, кто совершает такой путь, богат стремлением к познанию самого себя, а потому его ощущения, осмысление необходимости поставленной цели интересны всем на планете.

Этот посыл должен быть присущ и тем, кто отправится в глубины космоса. Но их надо искать смолоду, ориентируясь на сочетание таких свойств личности, как аналитический ум, богатый духовный мир, коммуникабельность, воля, понимание своего назначения на Земле, которые позволяют утвердиться на жизненном пути. Это люди, у которых творческий настрой сочетается с умением жить и работать в команде, добиваясь цели. Тогда можно быть уверенным, что при наложении на эту основу профессиональных знаний, навыков будет достигнут необходимый для такой миссии сплав свойств. Но сегодня в науке нет даже подходов к решению этой проблемы, все свелось к подбору людей на соответствие определенным профессиональным требованиям, а личностные качества выпадают из поля зрения, так как судить о них не способны те, кто не способен судить себя сам. Здесь многое зависит от подбора команды специалистов, от их способности к объективным оценкам, исключающим предвзятость типа "нравится - не нравится". Процесс должен быть обоюдным, с правом самого испытуемого на доверие к тем, кто его изучает. В экспериментах, которые имитируют полет на Марс, можно понять психофизи ологические особенности испытателей, но перенести результаты исследований непосредственно на конкретных кандидатов в полет нельзя, так как есть множество индивидуальных особенностей, которые в таких экспериментах выявить невозможно. Эту задачу тестами не решить, она предполагает изучение всего жизненного пути: насколько человек был самостоятелен в выборе профессии, как строит свои отношения с окружающими, степень открытости, готов ли отстаивать свою точку зрения ради дела, склонен ли признавать свои ошибки и недостатки, насколько податлив к воздействию общепринятого мнения. Иначе результат даже столь масштабных экспериментов в реальном полете может обернуться отрицательным опытом и наоборот.

Инерция сложившейся системы подготовки препятствует пересмотру ее содержания в свете новых задач, которые придется решать космонавтам в дальнем полете, чтобы он обрел смысл и общечеловеческое значение. К тому же отбирать кандидатов придется из тех, кто приобрел опыт околоземных полетов в разных экипажах, включая соотечественников и зарубежных партнеров, исходя из того, насколько они были инициативны, как реагировали на нештатные ситуации и выходили из них, насколько были последовательны, гибки и способны на компромисс ради общего успеха. Сегодня уже есть возможность сформировать набор критериев, позволяющих спрогнозировать поведенческие моменты в дальнем полете, отталкиваясь от того материала, которым мы располагаем, посмотреть, как люди взаимодействуют в разных обстоятельствах на Земле при выработке технических решений, подготовке экспериментов, выявить наклонности каждого - организационные, интеллектуальные, склонность к анализу, проявлению смекалки, умение работать руками и т.д. В разных сочетаниях состава экипажа, меняя роли, в одном человек - лидер, в другом - ведомый, можно понять, в каком качестве их лучше использовать. А затем в ближних полетах уточнить, насколько достоверны эти оценки.

При этом человек должен быть притягателен отражением общечеловеческих симпатий. Располагая такой группой, можно подобрать тех, кто наиболее подходит для межпланетных полетов.

Но отвечать всем необходимым профессиональным и человеческим требованиям - еще не значит быть личностью, так как она раскрывается только во взаимоотношениях с обществом. Чтобы отстаивать убеждения, человек должен находиться в согласии со своим внутренним "я". Это качество глубинно, и его не всегда легко разглядеть. Если профессиональный уровень и состояние здоровья доступны объективной оценке, то внутреннее согласие, когда поступки соответствуют убеждениям, оценкам не поддается, что нередко формирует ложный образ. Способность человека к сохранению внутреннего согласия позволяет, преодолевая препятствия, не изменять себе. Это опора психической и нравственной устойчивости, балансир, удерживающий равновесие. Человек, находящийся в гармонии внутреннего согласия, меньше подвержен негативным воздействиям; проходя через них, он как бы со стороны оценивает и корректирует свое поведение. Тогда на него начинают полагаться в коллективе, где каждый зависит от другого.

хику, а чисто исполнительская напрягает. Дальний полет - это творческая задача, и здесь необходима постоянная подпитка энергией достижения результатов, приносящих удовлетворение. Те, кто знает больше в силу своего образования или увлеченности, будут заполнять пробелы других. Кто слабее, будет испытывать благодарность за узнавание нового в среде доброжелательности при отсутствии претензий на исключительность. Главное - разнообразие объединяющих связей.

В такой обстановке легко для жизни и для мысли. Когда каждый ближе и теплее, уходит враг - тревога, что ты наедине со своим "я", и не мучает ощущение одиночества.

Однако есть люди, которые прячут свое незнание, маскируют недостатки. С ними трудно, и если попытки идти им навстречу не находят ответа, то пропадает желание общаться. Отгораживаясь барьером замкнутости, такие люди концентрируют на себе негативное. Когда человеком начинают управлять недостатки, слабости, у него нарастает агрессия с оправдани ем себя в неприятии других, и он выпадает из круга. Теперь уже не желая того, те, кто рядом, будут от него изолироваться, если он не найдет в себе силы преодолеть свое отчуждение. В таком случае начнет разрушаться климат доверия и легкости общения. В этой обстановке, тем более под воздействием длительного полета, усталости друг от друга, в замкнутом пространстве, жизнь в экипаже начнет деформироваться, появятся взаимные претензии. Тогда по ядру пойдут трещины. На расстоянии, с Земли, отрегулировать отношения, когда потерян защитный иммунитет ответственности за общее дело, может оказаться невозможным. Здесь многое будет зависеть от того, как организована поддержка экипажа на Земле. Ведь ощущение опасности вблизи берега и на удалении от него разное. При этом многое будет за Создать прочную оболочку, связав команду воедино, может только общее пространство интересов и поиска решений. Для этого требуется интеллектуальная свобода, не зажатая множеством ограничений, и устойчивая психика. Людей с непробиваемой логикой и психикой любая серьезная ситуация может загнать в ступор из-за ограниченности располагаемо го поля поиска решений! Чем больше человек загружен готовыми рецептами, тем yже простор для собственных идей, мыслей, так как будет преобладать поиск путем перебора. В то же время в особо опасных ситуациях люди, несомненно, должны быть вооружены вариантами решений. Сформировать экипаж так, что каждый в отдельности будет почти безупречен, еще не значит, что члены экипажа смогут найти друг в друге то, что их сближает. Важно, чтобы мир каждого был привлекателен для других, чтобы "выходные линии связи" каждого дополняли друг друга, способствуя успеху. Тогда при длительном взаимодействии они обеспечат комфорт в общении, разгружая накапливающуюся усталость, снимая претензии и раздражение как при спокойном течении событий, так и в аварийных ситуациях. Здесь многое зависит от того, насколько каждый свободен в поиске и отстаивании своего варианта, подобно знатокам в телепередаче "Что? Где? Когда?", умея слушать, думать, говорить, высказывая свое мнение, признавать выбор старшего. Это доступно только единомышленникам. В такой среде всегда есть повод для общения, каждый несет свое, индивидуальное, и тем он привлекателен. Интересная творческая работа, хоть и с большим напряжением, компенсирует слабости и недостатки, разгружает псивисеть от тех, кто поддерживает связь с экипажем.

В длительных полетах конфликтные ситуации неизбежны. Весь вопрос в том, как они будут пробиваться наружу при расходовании жизненных сил, когда по мере удаления будет уменьшаться влияние Земли. Это как капля, растекающаяся по поверхности, неровности которой при утончении слоя будут пробивать его целостность. Напряжение, недостаток выдержки, усталость, нездоровье могут вызвать "замыкание", но оно не будет разрушительным в среде единомышленников, доверяющих и поддерживающих друг друга, способных подняться над ситуацией. У каждого должен быть свой запас прочности. Представить это можно как кольцо держащихся за руки. Если кто-то разомкнет его в силу каких-то мотивов, все будет зависеть от того, как сработает реакция связки. Экипаж, способный сохранять целостность кольца, воздействуя на того, кто его разрушает, устойчив. Но может оказаться, что возобладают противоречия, взаимные претензии, которые приведут к разделению. И тут неизвестно, что возьмет верх - силы связки или стихия выяснения отношений, когда могут сплотиться даже против авторитета командира, если он окажется неспособен восстановить устойчивость экипажа, не располагая достаточной поддержкой и силой воли.

Возможны два варианта устойчивого экипажа. Один - где деятельность ограничена функциями обеспечения полета и поддержания жизнедеятельности, когда обязанности каждого строго формализованы рамками полетной документации. Другой - когда востребована творческая сторона человека. В первом варианте деятельность каждого ограничена кругом функциональных задач, и в этом отношении все равны. Этот вариант хорошо изучен, но его можно роботизировать. Во втором варианте при тех же обязанностях каждый несет нагрузку своей творческой индивидуальностью, поэтому все разные. Этот вариант - нераспаханное поле.

Чем разностороннее люди, тем легче они адаптируются к изменчивым условиям и тем легче им оценить складывающуюся ситуацию. Увлечения скрашивают жизнь, они своего рода вклад каждого в общую копилку общения. При этом очень важно наличие в команде тех, кто способен снимать напряжение легкостью характера или удерживать от разногласий своей нейтральной позицией и приверженностью порядку, утвержденному на Земле. В полете, несмотря на то что людям свойственно подвергать сомнению действия лидера и его решения, уставные отношения, авторитет командира должны быть незыблемы, как каркас устойчивой системы. Когда такие отношения выстроены, можно идти в дальний полет, цель которого не только в том, чтобы долететь и вернуться, а, ежедневно сохраняя среду творческого настроя на работу, поддерживать интерес каждого к познанию происходящего ради общих всходов. Это тот капитал, которым придется отчитываться перед обществом, а не только техническими достижениями, так как потребуется ответ, зачем все это надо было. Кто согласится оплачивать впечатления даже мужественных созерцателей полета на Марс протяженностью в полтора года?

Обсуждая необходимость межпланетных пилотируемых полетов и их сложность, мы должны понять, что какой бы объем информации ни собрали даже с помощью искусственного интеллекта, раскрыть и понять смысл ее доступно только разуму, освещенному душой. Любой набор параметров, которые зарегистрируют автоматы, все равно ограничен, к тому же не известно, при каких условиях они получены. Только человеку под силу подводить итог, оценив достигнутое, - увидеть перспективу. Приборы, фиксируя ход какого-то процесса, явления, не могут передать всю картину происходящего в богатстве красок, впечатлений и ощущений. Это доступно только человеку, погруженному в природную среду ежедневно, ежечасно, чувствующему ее изменения, когда мозг, наполненный знаниями, подкрепленными опытом, реагирует на ситуацию через осмысление, избирательно, обобщая.

Межпланетный полет - это готовность людей к встречам с неожиданным, несущим новые знания, способность их увидеть и принять, тогда ожидания человечества будут не напрасны. История всех экспедиций на Земле свидетельствует, что у первопроходцев всегда была надежда на открытия, которые впоследствии либо подтверждались, либо опровергались, но всегда приоткрывали окно в мир нового, давая толчок движению мысли. Так, открытие противотечения Гольфстриму в корне сломало выстроенные модели, устоявшиеся взгляды на формирование климата. Поэтому те, кому будет доверено выполнять межпланетные полеты, должны брать на себя обязательства перед народами Земли принести свой взгляд, впечатления о внешней и внутренней стороне полета. Тогда люди будут завороженно следить за ходом полета в диалоге с теми, кого они делегировали, и узнают, есть ли смысл туда стремиться или же лучше, оставаясь на Земле, признать ее как единственное место обитания, сосредоточив усилия в исследовании вселенского пространства с помощью технических средств, наделенных искусственным интеллектом, защитив космос и Землю от наших противоречий на грани противостояния, последствия которых могут быть катастрофичными.

Есть и другая опасность: со временем посланцев Земли, руководствующихся интересами планеты, могут подменить те, кто располагает огромными средствами, подобно тому, как попали туристы на научную космическую станцию, нарушив ее международный статус исследовательской лаборатории. Не выработав канонов дальних полетов, можно породить элиту, чьи интересы сведутся к созданию собственного мира.

За проникновение в дали космоса мы все в ответе. Нельзя допустить, чтобы с высоты технологических возможностей у одних стран могло возникнуть искушение "диктовать" и управлять другими. Чтобы этого не произошло, национальные космические программы необходимо обсуждать с мировым сообществом, и затем, пользуясь их плодами, ограничить создаваемые угрозы.

В космос надо идти вместе, осознав себя людьми планеты, тогда все познают состояние сопричастности и поверят, что это принесет народам Земли благополучие и спокойствие. Для этого необходим Международный центр пилотируемых полетов под флагом ООН, куда страны могли бы посылать на подготовку своих представителей. Его задача - интеграция мировых научно-технических достижений и познание целей земной цивилизации в космосе. Слушатели из разных стран мира, имея возможность погрузиться в среду, насыщенную передовыми идеями в области науки, технологий, космической политики и права, изучая историю космонавтики, развития техники, историю Земли как планеты и цивилизации, могли бы формировать свое мировоззрение, опираясь на общечеловеческие ценности. Тогда философия проникновения в космос, его заселения, обживания будет вырабатываться консолидированными усилиями всех стран, с теми, кому предстоит стать непосредственными участника ми этих проектов. Международный центр пилотируемых полетов, связанный соглашениями со всеми национальными центрами исследования космоса, координируя их программы, располагая квотой как в людях, так и в размещении приборов, сможет формировать собственные программы, обеспечивая заказ техники, средств выведения, исследовательской аппаратуры и подготовку космонавтов, объединив страны кодексом духовной ответственности перед планетой.

Тогда космонавты смогут стать центрами кристаллизации формирования планетарного общества. В них человечество увидит эталон посланцев в будущее, которые помогут узреть новые рубежи, сколь фантастическими бы они ни казались, понять, как, проникая в просторы космоса, мы будем его обживать, подобно переходу жизни из воды на сушу. Но вначале мы должны ответить, готовы ли выйти за околицу нашей планеты, не навредив, а гармонизируя взаимодействие с незнакомой средой, чтобы ход событий развивался в прогнозируемом русле цивилизации новых возможностей.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Трибуна ученого»