Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Фритьоф Нансен (1861-1930)

С. В. Иванов

Две основных черты заслужили Нансену горячую признательность лучшей части человечества — это его необычайная любовь к людям и громадный кругозор.

Путь Нансена через Гренландию.
Нансен (справа) председательствует на Арктическом съезде в Ленинграде в 1928 г. Рядом с ним проф. Книпович.

Нансен был крупнейшим исследователем Арктики, крупнейшим деятелем науки, наметившим и указавшим пути, которыми нужно было идти к познаванию Арктики и к практическому ее освоению. Он установил новую методику изучения Арктики, методику революционную по существу, направленную к максимальной экономии отдельных, разрозненных героических усилий, к интенсивному использованию материальных Средств, к внедрению коллективности в дело освоения Арктики.

Нансен вел многогранную научную работу. Будучи биологом по образованию, он дал разносторонние замечательные работы по зоологии и геологии, геофизике и океанографии и т. д. Достаточно сказать, что в зоологии, в частности в неврогистологии, которой Нансен посвятил десяток лет ранней поры своей жизни, он сделал ряд замечательных открытий. Нансену принадлежит обнаружение микроскопических разветвлений нервных клеток у входа в спинной мозг, названных «нансеновскими разветвлениями». Степень доктора зоологии получил он за эту работу будучи 26 лет от роду.

Но больше всего Нансен увлекался океанографией и изучением Арктики. Этому он посвятил всю свою большую жизнь, огромный ум, энергию, мужество.

Прекрасная в суровости своей Арктика покорила Нансена с юношеского возраста и ей он остался верен до конца.

Гренландская экспедиция

Впервые познал Нансен мощную красоту Арктики в двадцатилетнем возрасте, когда он плыл к берегам Гренландии «а промысловом судне «Викинг» и в течение месяца знакомился с Арктикой на затертом во льдах судне. Геологические исследования, которые вел Нансен во время этого плавания, привели его к мысли пересечь всю Гренландию с востока на запад. Эта идея заставила его бросить научные занятия зоологией и начать готовиться к задуманной экспедиции.

Впервые показала тогда Нансену и свое истинное лицо «культура» капиталистического общества. Его идея была объявлена дикой, сам он был сочтен сумасшедшим, в государственной материальной помощи ему было отказано; норвежская пресса оправдывала отказ правительства, мотивируя его тем, что «норвежский народ найдет более целесообразное применение своим средствам, нежели предоставление возможности частному лицу совершить увеселительную прогулку».

|Но это не остановило юного Нансена. На средства, собранные частным путем, он смог осуществить свою идею. В чрезвычайно тяжелых условиях проходила экспедиция. «Ветер, усиливаясь, перешел в бурю; двигаться навстречу ему было, трудно и приходилось соблюдать осторожность, чтобы не замерзнуть. Сперва отмерз нос, но это я заметил своевременно и растиранием снегом спас его. Я считал себя уже вне опасности, как вдруг почувствовал странный холод под подбородком и заметил, что часть шеи отморожена до окостенения и ничего не чувствует. Растирая отмороженное место снегом и намотав вокруг шеи шерстяную рукавицу и другие части запасной одежды, я справился и с этой бедой. Но худшее еще было впереди. Ветер пробирался через платье в область желудка, и я почувствовал там мучительные боли; я положил туда, войлочную шапку и таким образом отстоял и эту часть тела».

Гренландская экспедиция Нансена (1888 г.) — героическая эпопея. Полтора месяца безостановочного перехода при жесточайших морозах, оледенелые консервы и вода, добываемая из снега, разогреваемого на груди в бутылочках, длительное плавание на льдине, влекомой ветрами.

Но результаты окупили тяжелейшие испытания. Нансен изучил ледниковый покров и свойства материкового льда, произвел важные метеорологические наблюдения, изучил быт эскимосов, с которыми он крепко подружился, и написал прекрасную книгу «Жизнь эскимосов», где гневно бросает капиталистическому миру тяжелейшее обвинение в политике, направленной к медленному, но верному вымиранию эскимосов.

Всемирную славу завоевал Нансен своим гренландским рейсом. Этот рейс поставил его в первые ряды полярных исследователей.

К Северному полюсу

Гренландская экспедиция дала Нансену и новую идею, открывающую новую эпоху в истории исследования Арктики.

Во время экспедиции в Гренландию Нансен пришел к мысли о существовании особого течения в Северном полярном море, приносящего плавник из сибирских рек к берегам Гренландии. В этом убедила его и находка остатков экспедиции де-Лонга на судне «Жаннетта», погибшем у Новосибирских островов. Нансен считал, что эти остатки не могли бы попасть к берегам Гренландии, если бы не существовало такого течения.

Нансен приступил к осуществлению своего плана — использовать дрейф для достижения полюса, несмотря на то, что почти все виднейшие полярные исследователи того времени считали этот план «чистым безумием». В 1893 г. Нансен на специально построенной шхуне «Фрам» («Вперед») отправился вдоль Сибири. «Фрам» вмерз в лед у островов Новой Сибири и дрейфовал, направляясь к северу.

«Со всех сторон слышен вой и гром, лед дрожит и шумит под нотами. В полутьме видно, как поднимаются огромные ледяные стены; глыбы в 3, 4 и 5 м толщиной ломаются и громоздятся друг на друга с легкостью перышка. Вот они так уже близко, что приходится со всех ног спасаться от них. Вы бежите, но лед вдруг раздвигается, и перед вами открывается черная пропасть, из которой потоком льется вода. Надо спасаться в другую сторону, но, несмотря на тьму, видно, что оттуда на нас надвигается новый вал ледяных глыб...»

За время трехлетнего плавания Нансен достиг на «Фраме» наивысшей точки, до которой доходили корабли, — 85°57' с. ш. Когда дрейф стал клониться к югу, Нансен покинул корабль и на лыжах отправился к полюсу с Иогансеном. Путь был необычайно труден. При жесточайших морозах, в пустыне, хаотически загроможденной льдами, Нансен и Иогансен упорно шли вперед до тех пор, пока окончательно не убедились в невозможности дойти до полюса. В своем дневнике Нансен записывал:

«Лед становится все хуже. Мы нисколько не продвигаемся вперед. Одна гряда следует за другой и впереди нет ничего, кроме ледяных глыб, через которые нам приходится переправляться, и трещин, которые грозят смертью. Сегодня утром мы двинулись в путь около двух часов и шли, пока было возможно, причем почти все время нам приходилось нести сани на руках. Наконец, это стало нетерпимым. Если между вами и Землей Франца Иосифа лежит такой же лед, то нам придется потратить немало времени. Поэтому я решил повернуть назад и идти в направлении к мысу Флигели».

Не дойдя 400 км до полюса (86°4' с. ш.), Нансен вынужден был пойти обратно. Обратный путь – сказочная эпопея борьбы со льдами. Настойчивость Нансена победила и эти трудности и зимовку в берлоги из камней и снега, и неоднократные купания в ледяной воде (полыньи), и недостаток продовольствия. Здесь со всей полнотой выявились удивительная жажда знания и многогранность Нансена. В самые труднейшие минуты он производил наблюдения, обобщал их и делал выводы. Зимовка на Земле Франца Иосифа – это непрестанная борьба за существование, когда, казалось бы, не время думать о научных исследованиях. Однако и в этих условиях Нансен не переставал делать ценнейшие наблюдения по метеорологии и геологии.

В 1896 году Нансен и Иогансен возвратились в Норвегию почти одновременно с «Фрамом».

Экспедиция на «Фраме» совершила подлинную революцию в деле овладения Арктикой. Был испытан совершенно новый метод исследования путем вмерзания в дрейфующий лед, подтверждено существование дрейфа с востока на запад, доказана глубоководность полярного бассейна вопреки существовавшим ранее гипотезам о полярном бассейне как мелком море, открыто наличие слоя более теплой воды под холодной водой поверхности. В области океанографии, метеорологии и земного магнетизма экспедиция Нансена дала замечательные открытия, используемые и по настоящее время.

Научные результаты экспедиции на «Фраме» имели колоссальное значение и для советских исследователей Арктики.

Путешествие в Сибирь

Вся дальнейшая жизнь и работа Нансена были посвящены Арктике. Его океанографические наблюдения в Северном Атлантическом океане, проведенные совместно с Хьортом и Гелланд-Гансеном, дали ряд замечательных результатов. Во время путешествия на Шпицберген в 1912 г. на небольшой яхте «Веслемойя» было выполнено не только геологическое и геоморфологическое изучение Шпицбергена, описанное в книге Нансена «Шпицберген», но и произведено замечательное исследование Норвежского моря.

В 1913 г. Нансен принял участие в экспедиции, организованной норвежцем Лидом для обследования так называемого «Северного великого русского пути». 5 августа экспедиция тронулась в путь из Норвегии на «Корректе», а уже 25 августа судно вошло в воды Енисейской губы. Этой экспедицией воспользовался для того, чтобы совершить путешествие по Сибири, которая всегда привлекала его своим бесконечным пространством, могучими реками, громадными богатствами недр и поверхности.

Путешествие по Сибири длилось три месяца. Поднявшись вверх по реке до Енисейска, Нансен проделал путь через Красноярск, Читу до Владивостока. Везультатом его наблюдений явилась книга «В страну будущего», в которой не только дано описание края, но и предсказано колоссальное значение правильного использования имеющихся в Сибири богатств.

Аэроарктика

Нансен был не только великим исследователем Арктики. В результате своих героических экспедиций он пришел к выводу, изменившему всю методику арктических исследований. Нансен понял, что разрозненные, единичные, пусть даже и героические усилия нескоро разрешат задачу успешной борьбы с суровой арктической природой. Много жизней и огромное количество средств пропадает при этом бесцельно.

Мысли Нансена в этом отношении ярко характеризует запись, сделанная им в 1913 г. после посещения в Тромзе Шредер-Штранца, совершившего неудачную полярную экспедицию, в результате которой погибло более половины состава экспедиции, а самому Шредер-Штранцу ампутировали ногу. Нансен писал в книге «В страну будущего»:

«Сколько лишних драм и трагедий происходит из-за этого злосчастного стремления неопытных людей в Ледовитый океан и к полярному кругу. Имей участники экспедиции Шредера-Штранца хоть некоторый опыт по части льдов и снегов, им не пришлось бы испытать всех этих лишений. Подобные экспедиции, право, достаточно опасны сами по себе, чтобы еще пускаться в них без необходимого снаряжения и хоть небольшого опыта. Сколько раз приходилось мне твердить это нетерпеливым юнцам, которые так и рвутся сразу отправиться в путь. Но разве их переубедишь? И разве такие скороспелые экспедиции достигали когда-нибудь каких-нибудь результатов?»

Нансен считал, что необходимо коренным образом изменить дело освоения Арктики, поставить его на новый путь тесного международного сотрудничества работников науки и техники стран, соприкасающихся с Арктикой, на путь использования всех новейших достижений техники, в этом отношении он следовал идеям Карла Вейпрехта, по мысли которого был проведен первый Международный полярный год (1882—1883).

Нансен практически приступил к осуществлению своего плана путем создания в 1926 г. совместно с советскими и германскими работниками науки «Международного общества исследования Арктики» с помощью воздушного корабля «Аэроарктика». Нансен был избран пожизненным президентом общества. Естественно, что СССР с его огромными возможностями и грандиозным территориальным арктическим пространством занял первенствующее место в этой организации.

Сам Нансен при организации «Аэроарктики» указал место, которое займет Советский союз в грандиозном деле изучения арктических стран. В 1928 г. Нансен писал, что использовать широчайшие возможности, открывающиеся в области изучения Арктики, путем планомерных научных работ можно «только при условии создания международного объединения представителей всех народов. И в этом интернациональном научном единении великие народы Советского союза займут по праву, по сложившейся у них вековой традиции в изучении полярных стран и по значительности их жизненных интересов в этих областях одно из первых мест».

Семь лет тому назад ушел в могилу величайший, мужественный боец за покорение Арктики.

Эти семь лет были годами величайших достижений СССР в деле освоения Арктики. С невиданным размахом взялась Страна советов за Арктику.

Громадная помощь партии и правительства, личные указания товарища Сталина о скорейшем освоении Арктики создали благоприятнейшую обстановку для успешного выполнения этой грандиозной задачи. Поход «Сибирякова» в 1932 г., экспедиции «Челюскина» и «Литке», Карские экспедиции, работа наших летчиков, громадная научная работа, сотни метеорологических пунктов и радиостанций, — таков наш громадный актив в историческом деле покорения Арктики, деле, которому Нансен отдал 50 лет своей жизни.

Нансен как общественный деятель

Одна научная деятельность никогда не удовлетворяла Нансена. Любовь к людям всегда тянула его к общественной деятельности. Протест Нансена против мировой войны 1914 г., проникнутый горячей ненавистью к виновникам войны, прогремел на весь мир. Нансен организовал широчайшую помощь военнопленным, чтобы спасти людей от цинги и тифа в концентрационных лагерях, охранить их человеческое достоинство. После войны он спасал от голода и истребления то, что оставалось от разоренной турецкой Армении, Во время голода в Поволжье в 1921 г. он организовал помощь голодающим. И Советский союз никогда не забудет Ф. Нансена, одного из тех, кто с неутомимой энергией и бескорыстностью принялся за дело помощи голодающим, никогда не забудет его речь в Верховном совете Антанты в 1921 г.

«Я не верю, чтобы, народы Европы могли сидеть много месяцев со скрещенными руками и ждать голодной смерти миллионов русского народа. В этом году в Канаде урожай так хорош, что Канада может вывезти в 3 раза больше хлеба, чем нужно для борьбы с голодом в России, в Соединенных штатах Америки пшеница портится в амбарах фермеров, которые не могут найти покупателей. В Аргентине столько кукурузы, что она не может продать ее и употребляет в качестве топлива для паровозов. Надо смотреть фактам прямо в глаза. Правительства не могут дать 5 миллионов фунтов стерлингов! Правительства не могут собрать этой суммы, которая равна только половине расходов, нужных для постройки одного военного корабля. В Америке же лежит достаточно хлеба и никто его не дает... Я убежден, что народные массы Европы принудят правительства изменить свои решения. Я возьмусь за дело и подниму на ноги все страны Европы, чтобы устранить бедствие, неслыханное в истории. И я верю, что, что бы это собрание ни решило, я найду средства помощи».

Эта прекрасная мужественная речь ярко характеризует второго Нансена — Нансена — общественного деятеля.

Нансен с горячей симпатией принял Октябрьскую революцию. Он писал тогда, что не только верит в великое будущее Советской страны, но и знает, что она повлияет на материальное благополучие и «моральное освежение» Европы. Нансен тщательно и глубоко изучал строительство новой жизни на одной шестой части мира и в результате этого изучения публиковал в западноевропейских газетах и журналах статьи под общим заголовком «Россия и мир», дававшие правильное освещение советской действительности.

Нансен трижды посещал нашу страну. Впервые в 1913 г., когда он совершил путешествие по Сибири и на обратном пути проехал всю Россию от Владивостока до Петербурга. Вторично — в 1921 г. Этот приезд был связан с посещением голодающих районов, с организацией помощи голодающим. С горячей речью выступил тогда Нансен на заседании Московского совета перед московскими пролетариями, единодушно поднесшими ему звание почетного члена Московского совета. В последний раз Нансен был в СССР за 2 года до смерти, в 1928 г. Он председательствовал тогда на всемирном аэроарктическом конгрессе в Ленинграде.

Нансен пользовался и пользуется громадной любовью всех советских людей. И когда Советский союз полностью освоит Арктику, когда на самом Северном полюсе будет организована грандиозная метеорадиостанция, советские народы соорудят на этой станции колоссальный памятник человеку, так много сделавшему для изучения Арктики..

***

В 1937 г. издательством Главсевморпути выпускается собрание сочинений Ф. Нансена под редакцией проф. В. Ю. Визе.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Люди науки»