Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПУШИСТЫЙ ВОРИШКА

Б. Карцев (Москва).

- Мама! Ма! Иди сюда скорее! Смотри, кого принес папа!

Дочь Татьяна была в восторге, увидев у меня в руках маленькую клеточку, а в ней бельчонка.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

- Папа! Дай подержать это чудо. Ой, какой он славненький!

- Танюша, осторожней! Он маленький, но зубки у него острые. Он может больно укусить.

- Па! А почему у него такой реденький хвостик, похожий на "ершик", которым моют бутылки?

И еще было много "почему", на которые я не успевал отвечать. Таня для бельчонка соорудила домик наподобие скворечника, на дно положила тряпичные лоскутки. У бельчонка появилось имя - Пум.

Прошло немного времени. Пум перестал дичиться и стал совсем ручным. Но не любил и сердился, когда пытались взять его в руки. И мог укусить. Любимым занятием Пума было висеть вниз головой на настенном ковре, держась на нем задними лапками, или бегать по нему, как по ровному полу.

Аппетит у Пума был отменный. Больше всего он любил орехи: фундук и кедровые. Можно было долго стоять и восхищаться его умением расправляться с кедровой шишкой. Держа ее передними лапками, как крохотными ручками, он вертел шишку с удивительной лoвкocтью, словно жонглep в цирке.

Бельчонок был также неравнодушен к молоку. Конечно, он не отказывался и от фруктов и овощей. Особенно ему нравилась морковка, причем предпочитал неочищенную. Днем Пум был полным хозяином в квартире. Ему разрешалось все. На ночь зверек забирался в свой домик, но перед тем, как лечь спать, несколько раз выглядывал из него, как бы желая убедиться в своей безопасности.

Мы знали, что у белок не только зубы растут быстро, но так же быстро отрастают когти на лапках. В естественных условиях, в лесу, эта проблема у них не возникает, а вот в квартире надо было подумать, что сделать, чтобы не допустить их чрезмерного роста. Выход был найден, и подсказала его Таня. Она принесла небольшую березку. Мы водрузили ее в углу комнаты, а наверху закрепили домик Пума. Теперь, чтобы попасть в него, Пуму необходимо было взбираться по стволу, работая коготками.

Бельчонок рос быстро и вскоре превратился во взрослую красивую белку. На ушах появились кисточки, а хвост стал пушистым, вызывая восхищение у всех, кто его видел. Пум очень гордился своим хвостиком, уделял ему много внимания. Часто можно было наблюдать, как он, обхватив хвостик "ручками", тщательно перебирал на нем волосок за волоском. Пум оказался общительным зверьком. Он тяжело переносил одиночество, скучал, забирался в свой домик и спал. Только в нашем присутствии он оживал, становился активным. Поднималось его игривое настроение. А как он играл! По березке "взлетал" и опускался, обегая ствол. Иногда замирал за стволом, и спустя мгновение появлялась его мордочка, с лукавым взглядом черных бусинок-глаз, и тут же снова скрывалась. Так могло повторяться много раз.

Пуму, видимо, было интересно и самому наблюдать нашу реакцию на его игру. Если зверек спал, то достаточно было его окликнуть, как он тут же высовывался из домика, как бы спрашивая: "Зачем звали?"

Приключения начались довольно рано, как только Пум привык к новым условиям жизни. И эти приключения следовали одно за другим. На службу я уходил рано. Завтрак готовил сам: бутерброд и чашка кофе. Лишь изредка завтрак готовила жена. И вот однажды я собирался приступить к трапезе, как вдруг услышал ее голос:

- Сегодня я приготовила тебе жареную картошку!

Но увидев на столе пустую тарелку, я был в недоумении. Неожиданно на столе появился Пум. Издавая звуки, похожие на похрюкивание, он направился к тарелке, на которой должна была находиться картошка. Схватив последний ломтик, Пум тут же взобрался на стену и старательно стал заталкивать свой "трофей" за обои, отставшие от стены. И, о ужас! - я увидел стену кухни, разукрашенную ломтиками моего любимого блюда. Более того, весь низ стены был пропитан маслом, стекающим с картошки. Успешно справившись с заготовкой на "черный день", Пум уселся на столе и, держа ломтик картофеля в лапках, с явным наслаждением принялся есть, аппетитно похрустывая.

Рядом с кухней находилась небольшая комнатушка, сырая, холодная. В ней хранились дрова для печи (у нас было печное отопление) и всякая рухлядь - которая не нужна, а выбросить жалко. Пум - зверек любопытный. При каждом удобном случае он проникал в эту комнату. Возможно, березовые дрова напоминали ему родной лес. Как-то я застал бельчонка в этой комнате за необычным занятием. Забравшись в стеклянную банку так, что снаружи оставался только хвост, он старательно что-то из нее извлекал. На меня он не обращал внимания и продолжал свое занятие. Вот так неожиданно мы узнали, что ко всему, что обычно входило в меню Пума, теперь добавилась... сметана. Потом за этим занятием я заставал Пума не один раз, до тех пор, пока банка не оказалась совсем пустой. Проказам его не было конца...



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О братьях наших меньших. Зооуголок на дому»