Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Поправки к летописи

Александр Поповский

Портрет Андрея Боголюбского

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Прежде чем скелет разместили на длинном столе, каждую кость исследовали на ощупь и на глаз, тщательно изучили под лучами рентгена и подробно описали. Черепу было уделено особое внимание. Вдоль и поперек измерили турецкое седло — ложе гипофиза, железы, именуемой «дирижером эндокринного оркестра». Природа позаботилась, чтобы этот крошечный орган, весом б три четверти грамма и тем не менее выделяющий двадцать пять жизненно важных секретов, был тщательно огражден от всяких случайностей. Ни одни орган человеческого тела так не защищен и столь искусно не упрятан, как крошечный гипофиз.

Рентгенолог окинул взглядом скелет и пригласил своего гостя, известного историка и археолога, выслушать рентгенологическое и судебномедицинское заключение.

— Наша экспертиза,— начал он,— основывается исключительно на данных, полученных при изучении костной системы. По состоянию скелета — а другими сведениями мы не располагаем — следует признать, что он принадлежал человеку темпераментному, легко возбудимому, с живой фантазией, склонному быстро впадать в расстройство и бурно откликаться на самое незначительное раздражение. Несколько покатый лоб сообщал лицу выражение жестокости, а в минуты гнева сверкающие белки создавали впечатление свирепости. Этому человеку было за шестьдесят, но выглядел он моложе своих лет. Окружающие считали его заносчивым и спесивым. Он не избегал драк и в пылу схваток обнаруживал недюжинную силу и храбрость. Нравственный облик этого человека не был омрачен распутством. Надо полагать, что он щадил честь женщины и хранил верность супруге.

Его предательски убили. Только один удар был нанесен противником спереди, остальные наносились сбоку и сзади по лежачему телу различным оружием: рубящим — саблей или мечом, колющим — вероятно, копьем. Роковой удар последовал сзади. Рубила опытная рука: она срезала часть лопатки, головку и большой бугор левой плечевой кости. Обильное кровотечение лишило жертву сил сопротивляться, но нападавшим этого, видимо, было недостаточно: целью нападения было не ранить, а во что бы то ни стало убить. На беззащитную жертву сыпались ошеломляющие удары сзади. Человека, лежащего на левом боку, рубили мечом и саблей... Ни в единоборстве, ни в сражении подобное, конечно, невозможно. Историк выслушал заключение и сказал:

— Обстоятельно я даже весьма. Покойный нам известен, и многое из того, что вы нашли, верно. Мне понятно ваше искусство читать по костям. Вы отличаете ранения, завершившиеся выздоровлением, от тех, после которых быстро или сразу наступила смерть, по тому, успел ли организм закрыть рану или он не пережил травмы. Но как вы на костях разглядели отвагу и храбрость?

Рентгенолог Дмитрий Герасимович Рохлин, в свою очередь, улыбнулся: так ли уж сложно ответить на этот вопрос?

— На правом предплечье и на кистях рук видны следы старых, давно заживших pyбцов. Они могли достаться только в бою, в схватке с противником. О недюжинной силе человека говорит окостенение в местах прикрепления сухожилий. Это наблюдается обычно у людей, тренирующих свое тело, у тех, кто в детские и юношеские годы готовится к военной карьере, упражняясь различными видами оружия.

Историк был недоволен ответом, его занимало другое: как можно с помощью рентгена разглядеть отвагу и храбрость?

— Я отвечу вам позже, — заверил его рентгенолог, — у вас, вероятно, и других вопросов немало.

— Да, Вы сказали, что окружающие считали его заносчивым и спесивым, где вы па скелете это прочли?

— На шейных позвонках,— последовал уверенный ответ.— Они рано срослись (существует такая аномалия развития), и человек лишен был возможности сгибать шею. Представьте себе человека с высоко поднятой головой, озирающего людей как бы свысока. Если к тому же в его властолюбивом взгляде сквозит непреклонная воля,— кому такое обличье не покажется высокомерным?

Историк склонился над шейными позвонками, убедился, что они действительно срослись и окостенели, и многозначительно покачал головой,

— Вы сказали, что человек этот выглядел моложе своих лет. Какие у вас основания для такого утверждения?

— Я следую в этом случае свидетельству фактов,— заметил рентгенолог.— В скелете конечностей много тонких костей со структурой, свойственной юношескому возрасту. В зрелых годах это — доказательство пониженной деятельности половых желез и повышенной активности щитовидной железы. Люди подобной конституции обычно высоковозбудимы и неуемно горячи. Задиристые и драчливые, они легко утрачивают контроль над собой и вместе с тем поражают своей отвагой и храбростью.

— Благодарю вас,— сказал историк,— ваше заключение интересно и верно. Таким и был князь Андрей Боголюбский. Музей города Владимира решил проверить, не ошибся ли летописец, и не подменили ли тело в гробнице. Уж очень бояре не любили его. Отсюда и разнобой в летописном наследстве. Северные летописцы возносят князя, а южнорусские поносят. Оно отчасти и понятно: он разгромил Киев и Печерскую лавру, одарив всем этим достоянием церковь Богородицы во Владимире-на-Клязьме. Верно также, что Боголюбский отличался храбростью: битву начинал впереди полков, врезался на своем коне в середину вражьего войска, пьянел в бурной схватке. Никто из летописцев не упрекал его в безнравственности, но единодушно утверждали, что «Андрей исполнился высокоумия»... «Умен был князь Андрей во всех делах, но погубил смысл свой невоздержанием»… «Распалившись гневом, говорил дерзкие слова». Нелегкое дело — становиться самодержцем в раздробленной стране! Враждовать и с боярами и с младшими княжьими линиями и их подчиненными, нести ответ за разгром непокорного Киева и святыни Руси — Печерской лавры...

Поводом для расправы с князем послужила казнь Кучковича — близкого родственника жены Боголюбского. «Нынче казнил он Кучковича — говорили промеж себя бояре, — завтра казнит и нас, так помыслим об этом князе». 29 июня 1174 года Андрей был убит, а восставшее население разгромило княжью администрацию в городах и селах.

Не могу не отметить две неточности в вашем заключении,— добавил историк.— Не сразу, как вы полагаете, князь Андрей был убит. Летописец приводит следующие подробности. Заговорщиков было двадцать человек; среди них Петр Курков — так называемый «начальник убийц», ключник Анбал Ясин, Яким Кучкович, Ефрем Мойзович и другие. Они ночью перебили дворцовую стражу и постучались в дверь княжеской опочивальни. «Кто ты еси?» — спросил Боголюбский. Заговорщик назвался именем ключника Прокопия. Князь догадался об измене и бросился искать свой меч, но Прокопий заблаговременно унес его... Боголюбскому удалось расправиться с двумя злоумышленниками, но и сам он был тяжело ранен. Убийцы, полагая, что покончили с ним, ушли. Тем временем раненый князь, истекая кровью, пополз по винтовой лестнице к сеням. Чуть позже заговорщики нашли его по кровавым следам и добили... Такова первая неточность,— заметил историк.— Вы также не указали, что у князя была отрублена правая рука и копьем пробито ребро.

Рентгенолог некоторое время подумал и сказал;

— Придется внести поправку в летопись: пострадала не правая, а левая рука. Вот они, следы рубки: и в костях плечевого сустава, и в среднем отделе плечевой кости, и вобласти пястных костей... Не правой, а левой руки.

Взаимопомощь наук

Повесть о том, как врач-рентгенолог Дмитрий Герасимович Рохлин, расширяя границы медицины, вступил в антропологию и глубоко внедрился в область истории, весьма поучительна.

Изучая состояние внутренних органов, костей и суставов здоровых и больных, просматривая ежедневно десятки рентгенограмм, ученый убедился, что скелет не менее полно, чем любая иная система, отображает состояние организма, фазы его развития и их своевременность. Не нарушая целостности покровов, рентгенологу дано проследить течение детства и молодости человека, старения и влияния условий труда и бытовой обстановки, взаимоотношения между скелетом и организмом в целом.


Случайная статья