Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Свидетель из сумасшедшего дома. Английский судебный казус времён королевы Виктории

Кандидат юридических наук Сергей Шишков

Думаю, нет особой нужды объяснять, почему душевнобольной, испытывающий слуховые и зрительные галлюцинации, не может давать в суде свидетельские показания. Конечно, в судах инквизиции по делам о ведовстве бывало всякое. Однако я имею в виду цивилизованное европейское правосудие двух последних веков, где свидетель обязан изложить следствию и суду всё известное ему по делу, ничего не утаивая и не искажая. Посильна ли такая задача для человека с серьёзными нарушениями психики?

Само по себе наличие таких нарушений ещё не означает, что всё сообщаемое больным не соответствует действительности. Расстроенное мышление, патологические фантазии, бредовые переживания и галлюцинации, которые испытывает безумец, подчас каким-то удивительным образом соседствуют в его голове со способностью к правильному восприятию отдельных фактов, запоминанию воспринятой информации, способностью правильно её воспроизвести. Поэтому, как полагают одни правоведы и психиатры, допрашивать некоторых душевнобольных свидетелей вполне допустимо. Нужно лишь постараться ту полученную от них информацию, которая остаётся сохранной, «незамутнённой» психическим расстройством, отделить от высказываний, являющихся плодом больного воображения. Надёжную информацию можно использовать в качестве доказательства, ненадёжную нужно отбросить. Разумеется, встречаются субъекты, у которых в голове такой сумбур, что практически все их показания ненадёжны. Их привлекать в качестве свидетелей конечно же нельзя. Эта точка зрения представляется на первый взгляд обоснованной и здравой. Однако при более внимательном рассмотрении проблема оказывается сложнее...

Купить PDF
Журнал добавлен в корзину.
Оформить заказ


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Природа человека»