Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КАК Я СНИМАЛ ДРИАДУ

С. МОЗГОВОЙ, биолог (г. Павловск Воронежской обл.).

Помню, еще в детстве у меня была книга о насекомых, где на одной из страниц художник изобразил европейских дневных бабочек. Большинство из них мне были знакомы: яркий, необычайно красивый дневной павлиний глаз, крапивница, адмирал, лимонница, махаон и другие. А в центре рисунка размещалась довольно-таки крупная темно-бурая бабочка с почти сложенными крыльями, на которых красовались небесно-голубые парные "глаза", - лесной сатир.

И я представил себе глухой старый лес с вывороченными корнями деревьев и где-то там, в тени, над небольшими цветками растений порхающую бабочку...

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Прошло много лет. И хотя мне приходилось часто бывать на природе, лесного сатира я не встречал.

Надо сказать, что фотографирование бабочек - занятие только для терпеливых: день считается удачным, если сделаешь пару снимков новых представителей этого отряда. Под объективом бабочки ведут себя по-разному. Некоторых снимать несложно: они обращают мало внимания на фотографа, другие - более пугливы. Есть такие, которые в покое никогда не разворачивают крылья, и их приходится фотографировать сбоку. Кое-какие разворачивают крылья, но не при ярком солнце, и приходится ждать тени от тучки. А с иными вовсе беда: когда они активны при кормежке на цветах, то вздрагивают при щелчке фотоаппарата, и попробуй тогда сделать приличный снимок!

Однажды в середине лета я выехал в нагорную дубраву для очередных съемок насекомых. Встречались бабочки углокрыльницы и некоторые голубянки, выныривали из лесной чащи большие лесные перламутровки.

Неожиданно погода испортилась: ветер, набежали темно-серые тучи. Что делать? Решено пополнить небольшую коллекцию чешуекрылых, и я взялся за сачок. Изловив несколько голубянок на опушке леса, я вдруг увидел тяжело поднимающуюся из густой травы бабочку и накрыл ее сачком...

Это оказался лесной сатир, или дриада (дриада, по древнегреческой мифологии, - нимфа, покровительница деревьев, она рождается и умирает вместе с деревом), крупный, с пробитым задним крылом, а какой синевы были "глаза", окаймленные жирными черными кругами!

Спустя год я вновь приехал на знакомое место с твердым желанием запечатлеть живую бабочку в природе. Облазил весь участок - безрезультатно. Картина, нарисованная в детстве, сыграла свою роль, и я углубился в лес.

На полянах меня встречали все те же углокрыльницы, маленькими орлами парили ленточники, лениво пролетали адмиралы, и на дорогах, заросших гигантскими лопухами, кормились большие лесные перламутровки. Побродив полдня и не найдя ни одной желанной бабочки, вернулся назад.

Темно-коричневая тень слетела с тропинки и затаилась где-то в кустах на опушке. На земле находились чьи-то погадки, скорее совиные. Я знал, что некоторые бабочки иногда слетаются на такое "добро" попировать. Мне доводилось наблюдать, как одни из самых крупных наших голубянок - серебристые, забыв про цветущее поле, покрывали сплошным живым ковром чьи-то отбросы: видимо, это им было нужнее.

Затаившись поблизости под кустом, я стал ждать. Минут через пятнадцать бабочка появилась вновь. Ну конечно же это была дриада! Совершив посадку за метр до погадок, небольшая особь как-то боком, крадучись стала пробираться к намеченной цели. Каких трудов ей стоило пролезть через травяные "джунгли"! И вот она у цели. Чуть ли не пинком прогнала пару мелких голубянок и принялась за трапезу. Тут я шевельнулся... И все. На этот раз она исчезла окончательно.

Жара стояла невыносимая, но я все-таки решил побродить по опушке леса, подняться на склон, заросший редким кустарником, дикой вишней и высокими степными злаками, по большей части уже сухими. И тут началось...

Из-под ног то и дело стали взлетать сатиры. Много. Я насчитал около трех десятков. Внезапно поднявшись, они пролетали сотню метров и опять садились в траву. Подойти к бабочкам ближе трех метров было невозможно. Прошло полдня, преследования результата не дали: ни одного снимка! И только ближе к вечеру мне удалось заметить кормящуюся в лопухах дриаду.

Затаив дыхание, подкрадываюсь, тихонько навожу объектив... А она сидит, пьет нектар и не спеша разворачивает крылья. Ну, еще, еще! Нажимаю плавно на спуск. Но что это? Бабочка вздрагивает при щелчке. Не веря этому, я вновь машинально нажимаю на спуск, и... опять то же самое.

Снимок лесного сатира сбоку я все же сделал, потратив на это весь следующий день. Целый день ради одного-единственного снимка!

Прошел год. И вот я опять на знакомой опушке в самый разгар лёта лесного сатира. Как раз выдалось прохладное утро, что в середине лета бывает нечасто. Значит, бабочки будут прогреваться - разворачивать крылья. Мои надежды оправдались, но история повторилась: ближе трех, в лучшем случае двух метров они не подпускали, а съемку нужно сделать с расстояния 20 сантиметров, да еще хотелось, чтобы была самочка - у нее «глаза» покрупней, да к тому же целая - половина бабочек уже «пообтрепалась».

Все попытки достичь цели ни к чему не привели: сатиры к себе не подпускали. Тогда я решил передохнуть, посидеть в траве. Вдруг прилетела дриада-самочка, села рядом и... развернула крылья, позволив полюбоваться собой несколько секунд. Несколько секунд, стоивших стольких усилий...


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»