Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Эволюция биосферы

Академик В. Вернадский

Выдающийся естествоиспытатель Владимир Иванович Вернадский (1863— 1945 гг.) обладал поразительной способностью охватывать своей острой и всегда гениальной мыслью почти все области современного естествознания. Он стоял у истоков многих наук о Земле — генетической минералогии, геохимии, биогеохимии, радиогеологии и создал учение о биосфере Земли, ставшее вершиной его научного творчества.

Научные искания Вернадского постоянно были связаны с огромной организаторской работой. Он был инициатором создания Комиссии по изучению естественных производительных сил Россия (КЕПС), одним из организаторов Украинской Академии наук и ее первым президентом. По инициативе В. И. Вернадского в системе Академии наук СССР были созданы Институт географии, Институт минералогии и геохимии имени М. В. Ломоносова, Радиевый, Керамический и Оптический институты, Биогеохимическая лаборатория, ставшая теперь Институтом геохимии и аналитической химии имени В. И. Вернадского, Комиссия по изучению вечной мерзлоты, преобразованная затем в Институт мерзлотоведения имени академика В. А. Обручева, Комиссия по истории знаний, ныне Институт истории естествознания и техники, Комитет по метеоритам, Комиссии по изотопам, урану и многие другие. Наконец, ему принадлежит идея создания Международной комиссии по определению геологического возраста Земли. Сложным и долгим путем подходил В. И. Вернадский к учению о биосфере и ее эволюции. Еще в 90-х годах прошлого столетия он писал: «Вдумываясь в окружающую, будничную жизнь, мы можем наблюдать в ней проявления основных идей и верований текущего и прошлых поколений, можем видеть постоянное стремление человеческой мысли покорить и поработить себе факты совершенно стихийного на вид характера...» Летом 1916 года он непосредственно подходит к созданию учения о биосфере. В 1926 году в Ленинграде, а в 1929 году в Париже и несколько позже в Берлине под общим названием «Биосфера» выходят его ставшие теперь классическими очерки «Биосфера в космосе» и «Область жизни». На эти очерки теперь постоянно ссылаются авторы многочисленных работ о биосфере и охране природы.

Однако сам Вернадский весьма критически относился к очеркам «Биосфера». Содержащиеся в них определения биосферы как «сферы жизни», «лика Земли» или «тонкой пленки жизни» расплывчаты, неопределенны и связаны с уходящими в XIX век представлениями о живой природе, как бы населяющей Землю.

«Лик Земли»,— писал В. И. Вернадский в своей последней работе,— не является результатом «случайных явлений», а отвечает определенной резко ограниченной геологической земной оболочке—биосфере — одной из многих других, имеющих определенную структуру, характерную для земных планет. Эту структуру удобно называть организованностью по характеру идущих в ней геологических процессов».

Последние годы своей жизни ученый посвятил анализу организованности биосферы. Итогом этих исследований должна была стать его книга «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения». Но В. И. Вернадский не успел завершить этот труд. Книга была опубликована уже после смерти автора, в 1965 году. Вместо ненаписанной последней главы в книгу включена небольшая работа В. И. Вернадского «Несколько слов о ноосфере», впервые опубликованная в 1944 году и в сжатой форме излагающая его основные мысли об эволюции биосферы.

Предлагаем вниманию читателей отрывки из II главы неопубликованной рукописи В. И. Вернадского «Научная мысль, как планетное явление» и заключительную часть малоизвестной статьи «Несколько слов о ноосфере».

***

Одновременно с полным охватом человечком поверхности биосферы планеты — полным им ее заселением, тесно связанном с успехами научной мысли, то есть с ее ходом во времени, в геологии создалось научное обобщение, которое научно по-новому вскрывает характер переживаемого человечеством момента его истории. По-новому вылилась в понимании геологов геологическая роль человечества. Правда, сознание геологического значения его социальной жизни в менее ясной форме высказывалось в истории научной мысли давно, много раньше. В начале нашего столетия независимо К. Шухерт в Нью-Хейвене и А. П. Павлов в Москве учли геологически, по-новому, давно известное изменение, какое появление цивилизации человека вносит в окружающую природу, в Лик Земли. Они сочли возможным принять такое проявление Homo Sapiens за основу для выделения новой геологической эры, наравне с тектоническими и орогенетическими данными, которыми обычно такие деления определяются.

Из обобщений Шухерта и Павлова ясно, что основное влияние мысли человека как геологического фактора выявляется в научном ее проявлении, оно главным образом строит и направляет техническую работу человечества, переделывающую биосферу.

Оба указанных геолога могли сделать свое обобщение прежде всего потому, что человек в их время смог заселить всю планету. Кроме него, не один организм, кроме микроскопических видов организмов и, может быть, некоторых травянистых растений, не охватил в заселении планеты таких площадей. Но человек сделал это другим путем. Он научно мыслил и трудом изменил биосферу, приспособил ее к себе и сам создал условия проявления свойственной ему биогеохимической энергии размножения. Такое заселение всей планеты стало ясным к началу XX века. Можно считать, что оно около первой его четверти стало фактом...

Геологи, углубляясь в историю нашей планеты, в постплиоценовое время, в ледниковую эпоху, собрали огромное количество научных фактов, выявляющих отражение жизни человеческих обществ — в конце концов цивилизованного человечества— на геологические процессы нашей планеты, в сущности, биосферы. Без их оценки с точки зрения добра и зла, не касаясь этической или философской стороны, научная работа, научная мысль констатирует новый, первостепенного геологического значения, факт в истории планеты. Этот факт заключается в выявлении создаваемой историческим процессом новой психозойской, или антропогенной, геологической эры.

В сущности, она палеонтологически определяется появлением человека.

Подходя к анализу этого научного обобщения, заметим, что длительность этого процесса может быть оценена в миллионы лет, причем исторический процесс человеческих обществ охватывает в нем несколько сотен тысяч лет.

Необходимо прежде всего подчеркнуть несколько предпосылок, которые этим обобщением определяются.

Первой является единство и равенство, по существу, в принципе всех людей, всех рас. Биологически это выражается в выявлении в геологическом процессе всех людей, как единого целого, по отношению к остальному живому населению планеты.

И это несмотря на то, что возможно и даже вероятно различное происхождение человеческих рас из разных видов рода Homo. Едва ли это различие идет глубже в отношении более отдаленных предков рода Homo. Однако отрицать этого пока нельзя. Такое единство по отношению ко всему другому живому, в общем, выдерживается во всей всемирной истории, хотя временами и местами, в отдельных частных случаях оно отсутствовало или почти отсутствовало. Мы встречаемся с его проявлениями еще теперь, но от этого общий стихийный процесс не меняется.

Геологическое значение человечества впервые проявилось в этом явлении. По-видимому, уже стотысячелетия назад, когда человек овладел огнем и стал делать первые орудия, он положил начало своему преимуществу перед высшими животными, борьба с которыми заняла огромное место в его истории и окончательно, теоретически, кончилась несколько столетий назад с открытием огнестрельного оружия. В XX столетии человек должен уже употреблять специальные старания, чтобы не допустить истребления всех животных — больших млекопитающих и пресмыкающихся, которых он, по тем или иным соображениям, хочет сохранить. Но уже многие тысячелетия раньше, близко к своему появлению, он явился той силой, новой на нашей планете, которая заняла важное место наряду с другими, раньше бывшими, приводящими к истреблению видов крупных животных.

Гораздо важнее с геологической точки зрения был другой сдвиг, длительно совершавшийся десятки тысяч лет тому назад, — приручение стадных животных и выработка культурных растений. Человек этим путем стал менять окружающий его живой мир и создавать для себя новую, не бывшую никогда на планете живую природу. Огромное значение этого проявилось еще и в другом — в том, что он избавился от голода новым путем, лишь в слабой мере известным животным, — сознательным творческим обеспечением от голода — и, следовательно, нашел возможность неограниченного проявления своего размножения.

К этому времени, вероятно, за пределами десятка — двух тысяч лет назад, создалась впервые благодаря этому возможность образования больших поселений (городов и сел), а следовательно, возможность образования государственных структур, резко отличающихся и по существу от тех специальных форм, которые вызываются кровной связью. Идея единства человечества реально, хотя, очевидно, бессознательно, получила здесь еще больше возможности своего развития.

Благодаря открытию огня человек смог пережить ледниковый период — те огромные изменения и колебания климата и состояний биосферы, которые теперь перед нами научно открываются в чередовании так называемых межледниковых периодов — по крайней мере трех — в северном полушарии. Он пережил их, хотя при этом ряд других крупных млекопитающих исчез с лица Земли. Возможно, что он способствовал их исчезновению.

Возможно, прав А. П. Павлов, который допускал, что ледниковый период — первое оледенение северного полушария началось в конце плиоцена, и в это время в условиях, приближающихся к суровым ледниковым, в биосфере выявился новый организм, обладавший исключительной центральной нервной системой, которая привела в конце концов к созданию разума, и сейчас проявляется в переходе биосферы в ноосферу.

По-видимому, все морфологически разные типы человека, разные роды и виды уже между собой общались, являлись сызначала отличными от основной массы живого вещества, обладали творчеством резко иного характера, чем окружающая жизнь, и могли между собой кровно смешиваться. Стихийно, этим путем создавалось единство человечества. По-видимому, прав Осборн, что человек на границе плиоцена и постплиоцена, не имея еще постоянных поселений, обладал большой подвижностью, переходил с места на место, сознавал и проявлял свою резкую обособленность — стремился к независимости от окружающей его живой природы.

Реально это единство человека, его отличие от всего живого, новая форма власти живого организма над биосферой, большая его независимость, чем всех других организмов от ее условий, является основным, фактором, который в конце концов выявился в геологическом эволюционном процессе создания ноосферы.

В течение долгих поколений единство человеческих обществ, их обобщение и их власть — стремление к проявлению власти над окружающей природой — проявлялись стихийно, прежде чем они выявились и были осознаны идеологически.

Выясняется картина многотысячелетней истории материального взаимодействия цивилизаций, отдельных исторических центров, через Евразию, частью Африку, от Атлантического океана до Тихого и Индийского, времени — с многосотлетними остановками, — распространяющегося через океаны. Чрезвычайно характерно, что центры культуры были расположены в немногих местах. Древнейшими являются: Халдейское междуречье, установленное Брэстедом, долина Нила, Египет и Северная Индия, доарийская. Они все находились в многотысячелетнем контакте.

Идея единства всего человечества, людей как братьев, вышла за пределы отдельных личностей, к ней подходивших в своих интуициях или вдохновениях, стала двигателем жизни и быта народных масс и задачей государственных образований. Она не сошла с тех пор с исторического поля человечества, но до сих пор далека от своего осуществления. Медленно, с многосотлетними остановками, создаются условия, дающие возможность ее осуществления, реального проведения в жизнь.

Важно и характерно, что эти идеи вошли в рамки тех бытовых реальных явлений, которые создались в быту бессознательно, вне воли человека. В них проявилось влияние личности, влияние, благодаря которому она может, организуя массы, сказываться в окружающей биосфере и стихийно в ней проявляться.

Биосфера XX столетия превращается в ноосферу, создаваемую прежде всего ростом науки, научного понимания и основанного на ней социального труда человечества. Необходимо подчеркнуть неразрывную связь ее создания с ростом научной мысли, являющейся первой необходимой предпосылкой этого создания. Ноосфера может создаваться только при этом условии.

В наше время, с начала XX века, наблюдается исключительное явление в ходе научной мысли. Темп его становится совершенно необычным, небывалым в ходе многих столетий. В 1926—1927 годах (11 лет назад) я приравнял его к взрыву — взрыву научного творчества. И сейчас я могу это только еще более резко и определенно утверждать.

Взрыв научного творчества происходит и частью, в определенной мере создает переход биосферы в ноосферу. Но, помимо этого, сам человек и в его индивидуальном и в его социальном проявлении, теснейшим образом закономерно, материально-энергетически, связан с биосферой; эта связь никогда не прерывается, пока человек существует, и ничем существенным не отличается от других биосферных явлений.

Сведем эти научно-эмпирические обобщения:

1. Человек, как он наблюдается в природе — как и все живые организмы, как всякое живое вещество,— есть определенная функция биосферы, в определенном ее пространстве — времени.

2. Человек во всех его проявлениях составляет определенную закономерную часть строения биосферы.

3. «Взрыв» научной мысли в XX столетии подготовлен всем прошлым биосферы и имеет глубочайшие корни в ее строении — он не может остановиться и пойти назад. Он может только замедлиться в своем темпе. Ноосфера — биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотни миллионов, может быть, миллиарды лет процессом, создавшим Homo Sapiens Faber,— не есть кратковременное и преходящее геологическое явление.

Процессы, подготовлявшиеся многие миллиарды лет, не могут быть преходящими, не могут остановиться. Отсюда следует, что биосфера неизбежно перейдет, так или иначе, рано или поздно, в ноосферу, то есть что в истории народов, ее населяющих, произойдут события, нужные для этого, а не этому процессу противоречащие.

Из рукописи «Научная мысль как планетное явление», 1938 г. (Архив АН СССР, ф. 518, оп. 1, ед. хр. 150).

***

Ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые, человек становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизни, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше. Перед ним открываются все более и более широкие творческие возможности.

Лик Планеты — биосфера — химически резко меняется человеком сознательно и главным образом бессознательно. Меняется человеком физически и химически воздушная оболочка суши, все ее природные воды.

В результате роста человеческой культуры в XX веке все более резко стали меняться (химически и биологически) прибрежные моря и части океана.

Человек должен теперь принимать все большие и большие меры к тому, чтобы сохранить для будущих поколений никому не принадлежащие морские богатства.

Сверх того человеком создаются новые виды и расы животных и растений.

В будущем нам рисуются как возможные сказочные мечтания: человек стремится выйти за пределы своей планеты в космическое пространство. И, вероятно, выйдет.

В настоящее время мы не можем не считаться с тем, что в переживаемой нами великой исторической трагедии (имеется в виду 2-я мировая война) мы пошли по правильному пути, который отвечает ноосфере.

Ноосфера — последнее из многих состояний эволюции биосферы и геологической истории — состояние наших дней. Ход этого процесса только начинает нам выясняться из изучения ее геологического прошлого в некоторых своих аспектах

Приведу несколько примеров. Пятьсот миллионов лет тому назад, в кембрийской геологической эре, впервые в биосфере появились богатые кальцием скелетные образования животных, а растений — больше двух миллиардов лет тому назад. Это кальциевая функция живого вещества, ныне мощно развитая,— была одной из важнейших эволюционных стадий геологического изменения биосферы

Не менее важное изменение биосферы произошло 70—110 миллионов лет тому назад, во время меловой системы и особенно третичной. В эту эпоху впервые создались в биосфере наши зеленые леса, всем нам родные и близкие. Это другая большая эволюционная стадия, аналогичная ноосфере. Вероятно, в этих лесах эволюционным путем появился человек около 15—20 миллионов лет тому назад.

Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу. Мы вступаем в нее — в новый стихийный геологический процесс — в грозное время...

Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере.

Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим.

Из статьи «Несколько слов о ноосфере», 1944 г.

Публикацию подготовили к печати научные сотрудники Архива АН СССР В. С. Неаполитанская и Н. В. Филиппова и старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники АН СССР Н. Ф. Овчинников.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Классики естествознания»