Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Археология «ранней вестернизации» в России

Материал подготовила Ольга Брилева

Колоколенная яма середины XVII века (до 1666 года) на территории Воскресенского монастыря. Вид с юго-востока на формовочную часть. Фото: Новоиерусалимская экспедиция РАН.

Институт археологии РАН ежегодно организует десятки экспедиций, работающих по всей Европейской России, кое-где в азиатской её части, в ряде сопредельных стран, а также на архипелаге Шпицберген и Святой земле. В 2013 году важнейшие результаты дали раскопки в подмосковном городе Истра. Это часть проекта восстановления Воскресенского Новоиерусалимского монастыря и его собора 1650—1660-х годов, единственной тогда полномасштабной копии храма Гроба Господня в Иерусалиме.

Каждый год раскопок приносит новые открытия из истории культуры эпохи ранних Романовых. Монастырь предстал «лабораторией» европейских, новационных для XVII века технологических и художественных методов. Неслучайно начальник экспедиции доктор исторических наук Леонид Беляев (Институт археологии РАН) называет объект «Сколково XVII века».

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

За прошедшие четыре года исследовано не менее 20% площади монастыря, в 2013 году — более 2000 м2. Впервые обнаружены деревянные крепления склонов монастырского холма: высокие срубы, к которым снаружи прислонена стена из почти вертикально стоящих длинных брёвен. На краю самого холма открыто основание первой монастырской ограды — песчаная насыпь, выложенная валунами (в 1680—1690-х годах её сменила каменная стена работы Якова Бухвостова, — она стоит до сих пор).

Внутри стен монастыря до больших пожаров XVIII века почти не было свободного места. Одно за другим открываются неизвестные здания и части сооружений, полы и печи келейных корпусов, огромные подвалы дворцов и мастерские. Места между ними заполняют кладбища с кирпичными и резными белокаменными надгробиями. В исследованном погребении патриарха Никона, ранее опустошённого, несомненный интерес представляет его саркофаг. Он выполнен из природного гипса, доставленного либо с Русского Севера, либо со Средней Волги, либо (менее вероятно) с Сицилии.

Новый Иерусалим не скупится на подарки археологам. На первом месте — изразцы. В 1650—1660-х годах Воскресенский собор украсили изразцовые наличники, порталы, огромные надписи и архитектурные карнизы, рамы иконостасов, печи и даже иконы. Из фрагментов удалось собрать иконы Христа Пантократора (Вседержителя) и сцены Распятия. Иконография указывает на высокий художественный уровень мастеров, пришедших из Речи Посполитой (люди из Галиции, Волыни, Литвы, Белоруссии работали у Никона и до начала проекта «Новый Иерусалим»).

Раскопки «вскрыли» производство технологически сложных изразцов с цветными эмалями на основе соединений свинца («ценинное дело»). В керамических горнах в северной части монастыря делали изразцы, бытовую и специальную посуду (например, для варки глазури). Среди производственных комплексов есть литейный, где плавили металл, формовали и отливали из бронзы колокола Воскресенского собора. В России колоколенная яма обнаружена впервые; нечасты такие находки и за рубежом.

Неожиданное открытие принесла Отходная пустынь (благоустроенный каменный «столп», скит, куда патриарх Никон удалялся на время поста). В сводчатой клоаке скита найдена керамическая фляжка в форме книги. В углах её «переплёта» под глазурью видны четыре крупные буквы. Их можно прочесть как «Воскресения Монастырь Новый Иерусалим» или «Воскресения Монастырь. НИкон». Видимо, это указание на изготовление фляжки в Новом Иерусалиме для патриарха или даже им самим.

Мы не знаем, чем наполняли фляжку. Но это не просто трогательная иллюстрация ушедшего быта. Шуточный предмет, стоявший в шкафу или на столе патриарха среди настоящих книг, — свидетельство меняющегося отношения к освящённым традицией вещам, от него идёт прямая дорога к «всешутейшим соборам» Петра Великого. Недаром Леонид Беляев видит в Новом Иерусалиме шаг к «церковной вестернизации» и даже прототип Санкт-Петербурга.

Системное изучение Нового Иерусалима показало, что археология не просто способна глубоко проникать в события прошлого. Но и ставит перед историей новые вопросы.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Вести из институтов, лабораторий, экспедиций»