Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Прабабушка небоскрёбов

Борис Руденко.

Из фильмов и книг об очень далёких предках современного человека мы знаем, что древние люди жили в пещерах. Но каким бы немногочисленным ни был в те времена род человеческий, просторных, удобных пещер, в которых могло разместиться целое племя, на всех вряд ли хватало. Да и существовали они лишь в скалистой местности.

Жителям равнин приходилось искать и строить иные укрытия. Самое простое и самое древнее — шалаш: от холода спасал неважно да и под сильным ветром устоять не мог. Выход был один — зарываться в землю.

Археологи полагают, что первые землянки появились в эпоху неолита (III—I тысячелетия до н.э.) — по-следней стадии каменного века. Во всяком случае, самым древним из сохранившихся — около пяти тысяч лет. Строили землянки те, кто надолго оставался жить на одном месте, занимаясь охотой и рыболовством или осваивая земледелие. А кочевники-скотоводы предпочитали более простые жилища, которые к тому же можно было переносить, меняя место стоянки. Это палатки из шкур зверей: северные чумы, индейские типи (не путать с вигвамом, который сооружался из веток!) и войлочные азиатские юрты (см. «Наука и жизнь» № 8, 2012 г., статья «Свою вселенную вожу с собой»).

За многие тысячелетия та неолитическая землянка если и изменилась, то совсем незначительно. Но она стала первым настоящим сооружением в человеческой истории, первым руко-творным постоянным домом, с которого, возможно, и началась архитектурная мысль, породившая в конечном итоге дворцы, замки и суперсовременные небоскрёбы. Да и сейчас в землянках живут сохранившие первобытную культуру племена в Африке, Азии и Южной Америке.

Чтобы построить землянку, достаточно иметь всего два инструмента — лопату и топор. Вначале в земле отрывают круглый или прямоугольный котлован нужного размера, который затем перекрывают толстыми жердями или стволами деревьев и устилают плотным слоем хвои. Сверху присыпают водонепроницаемой глиной, затем — землёй из того же котлована и обкладывают дёрном для лучшего сохранения тепла. Вот и вся конструкция.

Дальше — уже детали. Чтобы земля не осыпалась, стены внутри следует обложить досками или хотя бы укрепить сплошным частоколом. Между обшивкой стен и грунтом тоже стоит натолкать плотный слой глины, не пропускающей внутрь влагу. В крыше надо устроить вентиляционные прóдухи, перед входом выкопать водоотводную канавку, сформировать и обшить деревом ступени, сложить внутри каменную печурку с трубой наружу. Можно заранее, ещё во время рытья котлована, наметить контуры будущих спальных мест — земляных нар (их тоже нужно обшить досками). Всё! Жильё готово для зимовки.

Если пол выше уровня грунтовых вод, а стены и потолок непроницаемы для влаги, жилище остаётся достаточно сухим в любой сезон и любую погоду. Поэтому землянки старались строить на высоких местах, а то и вовсе выкапывать в склонах холмов — наподобие пещеры. Но поскольку влага в грунте есть всегда, чтобы избавиться от сырости, протапливать печку приходилось постоянно, даже летом.

Тысячелетия землянки служили домом, но не исчезли и тогда, когда люди научились строить настоящие дома — деревянные и каменные. Собственно, первые деревянные дома представляли собой полуземлянки. Веками они словно выбирались из-под земли подобно грибам, пока окончательно не утвердились на поверхности.

Землянка — солдатский дом

«Бьётся в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза».

Песню «Землянка» композитора Константина Листова на слова Алексея Суркова, написанную в военном, 1942 году, каждый фронтовик знал наизусть. Потому что для солдата землянка долгие годы оставалась единственным домом.

Военные всех армий мира делали землянки. О том, как их строить, писались специальные наставления. Армейская землянка русской армии XIX века была рассчитана примерно на взвод (от 10 до 50 человек), а самые большие вмещали до 200 человек. В XX веке, когда военные действия
велись уже не в походах, а на фронтах, на линии противостояния землянки рыли одновременно с окопами. Конечно же не такие большие, как в лагерях второй линии обороны, чтобы уменьшить возможные потери в случае бомбёжки или артиллерийского обстрела. В землянках бойцы могли отдохнуть, обсохнуть и отогреться.

Вот рассказ одного из ветеранов Великой Отечественной войны о том, как строили землянки:

— Заняв новую позицию после наступления, сразу же начали строить землянки. Стояла поздняя осень, непрерывно лил холодный дождь. Мы копали землянку на четверых сапёрными лопатками, и хоть промокли насквозь, работа немного согрела. В котловане, конечно, сразу скопилась вода, но это не страшно, воду вычерпаем, главное поскорее соорудить укрытие, спрятаться от дождя и холода. Нарубили молодые сосенки и ели в руку толщиной, укрепили ими стены и закрыли яму в два слоя, сверху набросали глины и принялись утаптывать, месить. Вначале вода лилась в землянку сквозь крышу ручьём, потом всё меньше и меньше, потом течь прекратилась. Затем двое из нас продолжили укрывать крышу ещё одним слоем древесных стволов и лапником, а двое вычерпывали из землянки воду да утаптывали земляной пол. До темноты управились. Навалили на пол гору лапника, закрыли вход брезентом и повалились спать, укрывшись кое-как подсушенными над кострами шинелями. Сверху не капало, ветер не дул, наше жильё казалось нам уютным и даже тёплым. Доделывали, обустраивали землянку позже, почти неделю, когда позволяло время. Но к наступлению морозов были в нашей землянке и печка-буржуйка, и стены из досок, и деревянная дверь. И лежанки сколотили, и даже оконце сделали из снарядного ящика, затянутого с двух сторон промасленной толстой бумагой, как настоящее, в оконном переплёте. Света оно пропускало немного, но всё же не полная темнота. К утру землянку здорово выстуживало, но топить печку уже было нельзя, чтобы дым не засекли вражеские корректировщики артиллерийского огня. Однако к ночи в землянке всегда было жарко…

В другой популярной песне о войне «На безымянной высоте» из кинофильма «Тишина» (музыка Вениамина Баснера, слова Михаила Матусовского) допущена неточность. «Землянка наша в три наката, сосна сгоревшая над ней…» — поётся в песне. Три наката — это три ряда брёвен, которые накатывали крест-накрест сверху вырытого котлована для защиты от мин и осколков снарядов. Три наката выдерживали прямое попадание миномётной мины. Только это уже была не землянка, а блиндаж или даже дзот (деревянно-земляная оборонительная точка) — настоящее фортификационное сооружение, из которого вели стрельбу и пулемётный огонь, удерживали наступающего противника, нанося ему значительный урон.

Особо тщательно строили партизанские землянки, которые фактически становились для бойцов в тылу долговременными базами. Часто они представляли собой просторные подземные дома с жилыми помещениями для десятков бойцов, в них размещали склады для хранения боеприпасов и продовольствия и госпитали. Чтобы разведка врага не обнаружила партизанские лагеря с воздуха, землянки старательно и умело маскировали. Даже бывшие партизаны, побывав после окончания войны на местах прошедших боёв, могли отыскать их не сразу.

Мирная жизнь землянки

Великая Отечественная война нанесла нашей стране небывалый, колоссальный урон. Возвращаясь на освобождённые от оккупантов территории, люди находили на месте своих домов лишь пепелища. На возведение нового жилья не было ни средств, ни строительных материалов, а порой и сил. Чтобы выжить, рыли землянки. В них провели немалую часть жизни многие советские люди — русские, украинцы, белорусы. Сколько их было? Сотни тысяч или миллионы? Трудно сказать точно, но если только полностью уничтоженных войной деревень, сёл, посёлков и городков насчитывалось более 70 тысяч, то можно себе представить, сколько людей осталось без крова. Да и военные, прибыв на места постоянной дислокации, нередко вынуждены были строить на территории частей землянки, в которых жили с семьями вплоть до середины 1950-х годов.

Но минули тяжёлые годы послевоенного восстановления, и о землянках стали постепенно забывать. Впрочем, ненадолго. Архитекторы обратились к опыту строительства землянок в других странах в поисках оптимальных конструкций жилища с точки зрения энергосбережения. В австрийских и швейцарских Альпах, во французских Пиренеях и даже в австралийской полупустыне создавались жилища, заглублённые в тело холмов и гор, а то и просто в землю. Конечно же с примитивными землянками они имеют мало общего. Обладая всеми атрибутами современного комфорта, эти дома существенно экономят тепло за счёт практически неизменной температуры толстого слоя земли, который окружает стены. В таких домах прохладно жарким летом без кондиционеров, они не требуют большого количества энергии для обогрева суровой зимой. Главное условие успеха строительства подобного жилища — низкий уровень грунтовых вод. В болотистой местности подобный дом обойдётся дороговато да и вряд ли будет способен надёжно удерживать внешнюю влагу в течение всей долгой жизни, которую положено просуществовать человеческому жилищу.

Писатели-фантасты, прогнозируя будущее, разделились в своих представлениях о том, какие жилища будет создавать человечество в условиях стремительно растущего населения планеты. Одни утверждают, что ради сохранения окружающей среды и территорий для возделывания сельскохозяйственных культур люди устремятся вверх, строя гигантские небоскрёбы, высотою в километры, населённые миллионами жителей. Другие предполагают, что из-за нехватки энергетических ресурсов человечество будет вынуждено переместиться под землю, в экономичные подземные города, где укроется от природных катаклизмов, глобальных изменений климата и даже от падения космических тел.

Пока же на деле происходит и то и другое. Появляющиеся небоскрёбы отнимают друг у друга рекорды высоты. Самый высокий на сегодняшний день Бурдж Халифа в Дубае вознёсся на 828 м (со шпилем). В нескольких странах запланировано строительство зданий высотой более километра! Одновременно гигантские мегаполисы всё глубже зарываются под землю. Удлиняются линии подземных транспортных магистралей — метро, растут площади подземных торговых и развлекательных центров, автостоянок, под поверхностью земли появляются гостиницы, а в последнее время проектируются целые жилые кварталы. Конечно, их будущие жильцы вряд ли ощутят себя сродни обитателям землянок — да и не нужно это, как не нужно вспоминать, что первым орудием труда человеку служил каменный топор. Но и топор и землянка в человеческой истории останутся навсегда.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Как это устроено»