Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СЕЙСМОЛОГИ ПРОЯВЛЯЮТ ПЕССИМИЗМ

Кандидат химических наук Т. ЗИМИНА.

На сегодняшний день предсказать землетрясения практически невозможно. Столь откровенный пессимизм проявили сейсмологи после катастрофического землетрясения в Китае, произошедшего в мае нынешнего года в провинции Сычуань, унёсшего, по официальным данным, 68 516 жизней.

Директор Института морской геологии и геофизики ДВО РАН профессор Б. В. Левин, выступая на одной из пресс-конференций в Москве, подчеркнул, что на основе анализа полученной информации с уверенностью можно лишь утверждать, что в том или ином районе опасность сильного землетрясения повышается. Так, незадолго до землетрясения, произошедшего в середине 2007 года в районе г. Невельска на Сахалине, учёные обнаружили его предвестник — цуг короткопериодных волн. Однако это стало возможным благодаря среднесрочному прогнозу сильного землетрясения в этом районе на основе наблюдения за динамикой сейсмической бреши, то есть долгого затишья между землетрясениями (обычно 3—10 лет). Сейсмологи этот прогноз считают удачным.

Доктор физико-математических наук А. Д. Завьялов (Институт физики Земли РАН им. О. Ю. Шмидта) рассказал, что в 60—70-е годы ХХ века сейсмологи пребывали в состоянии эйфории. Учёные находили всё новые предвестники землетрясений, их было уже более сотни, и казалось, вот-вот, и мы начнём уверенно прогнозировать землетрясения. Апогеем этой эйфории стал успешный прогноз разрушительного землетрясения в Китае, в провинции Ляопинт, в феврале 1975 года, позволивший вовремя эвакуировать людей и избежать многочисленных жертв. Но уже через год во время таньшаньского землетрясения (Китай), которое не было предсказано, погибли более 240 тысяч человек, после чего наступил период бурных дебатов относительно принципиальной возможности предсказаний этих природных катастроф. Пессимизм, пришедший на смену эйфории, привёл к тому, что некоторые страны исключили прогноз землетрясений из числа научных проблем, а часть научных журналов перестали принимать статьи по данной тематике. Сегодня господствующая точка зрения — прогнозирование возможно, но только с определённой степенью вероятности. «Пришло понимание, что ни один из предвестников не даёт достаточно высокого вероятного прогноза — лучшие из них дают вероятность не более 50%. И вероятностный прогноз можно делать только на основе их комплексного анализа», — сказал Алексей Завьялов. Он пояснил, что в случае появления информации о возможности сильного землетрясения она передаётся на рассмотрение в Российский экспертный совет по прогнозу землетрясений и оценке сейсмической опасности, который принимает решение о передаче информации в МЧС России. МЧС в свою очередь предпринимает соответствующие действия по предотвращению (устранению) тяжёлых последствий стихийного бедствия. По словам А. Д. Завьялова, два года назад китайские сейсмологи сообщали о возможности сильного землетрясения в провинции Сычуань, произошедшего 12 мая нынешнего года. В результате часть населения эмигрировала в другие районы Китая. После этого власти наложили вето на распространение информации о возможном катаклизме.

По мнению профессора Завьялова, учёные не должны напрямую через СМИ распространять информацию о возможных землетрясениях, поскольку это нанесёт серьёзный ущерб экономике в случае, если прогноз не оправдается. Решение об информировании населения и о проведении тех или иных организационных мероприятий в случае угрозы природного катаклизма должна принимать администрация данного региона. В первую очередь при получении вероятностного прогноза о разрушительном (сильном) землетрясении следует сертифицировать здания и объекты промышленности. «Ежегодно в мире случается более 150 сильнейших землетрясений (силой выше 6 баллов). Если каждый раз объявлять тревогу, это будет приводить не только к серьёзным экономическим убыткам, но и подорвёт науку», — считает Завьялов.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Вести из институтов, лабораторий, экспедиций»