Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ГЛАВНАЯ СТАНЦИЯ ОПТИЧЕСКОГО ТЕЛЕГРАФА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

С. МАЦЕНКОВ, ведущий инженер технического отдела Государственного Эрмитажа, В. ОРЛОВ, заведующий отделом фондовой и экспозиционной работы Центрального музея связи им. А. С. Попова.

Симметрию и строгость западного фасада Зимнего дворца нарушает небольшая шестигранная башенка, увенчанная золочёным шаром. Благодаря богатому декору, соответствующему общему архитектурному стилю всего здания, она не очень приметна. До 1917 года на золочёном башенном шаре восседал двуглавый орёл — символ Российской империи. Башня возведена по проекту архитектора Л. И. Шарлеманя в 1835 году и предназначалась для размещения в ней оптического (семафорного) телеграфа. До неё почти на этом же месте, но только на самом углу дворца, выходящем на Неву, находился деревянный «телеграфический домик» с двускатной крышей, в котором работал первый оптический телеграф 1833 года. От этого «домика» тянулась телеграфная линия, соединявшая Санкт-Петербург с Кронштадтом.

Оптический телеграф — самое быстрое средство связи даже в конце XIX века, изобретён в 1794 году во Франции Клодом Шаппом (см. «Наука и жизнь» № 1, 1995 г.). Это была цепочка башен-станций, находящихся в прямой видимости на расстоянии 8—12 км одна от другой. На каждой башне на шесте устанавливали три «семафорные штанги», шарнирно скреплённые между собой. Меняя положение «штанг» относительно друг друга составляли различные фигуры. В сочетаниях этих фигур, передаваемых от станции к станции, были зашифрованы послания.

Оптический телеграф быстро завоевал популярность. В первой четверти XIX века линии семафорного телеграфа имелись во многих европейских странах, а также в Америке, Алжире, Египте и в Индии. Очень яркое описание оптического телеграфа оставил нам А. Дюма в романе «Граф Монте-Кристо»: «Мне иногда приходилось, в ясный солнечный день, видеть на краю дороги, на пригорке, эти вздымающиеся кверху чёрные суставчатые руки, похожие на лапы огромного жука, и, уверяю вас, я всегда глядел на них с волнением. Я думал о том, что эти странные знаки, так чётко рассекающие воздух и передающие за триста лье неведомую волю человека, сидящего за столом, другому человеку, сидящему в конце линии за другим столом, вырисовываются на серых тучах или голубом небе только силою желания этого всемогущего властелина; и я думал о духах, сильфах, гномах — словом, о тайных силах, — и смеялся. Но у меня никогда не являлось желания поближе рассмотреть этих огромных насекомых с белым брюшком и тощими чёрными лапами, потому что я боялся найти под их каменными крыльями маленькое человеческое существо, очень важное, очень педантичное, напичканное науками, каббалистикой или колдовством. Но в одно прекрасное утро я узнал, что всяким телеграфом управляет несчастный служака, получающий в год тысячу двести франков и созерцающий целый день не небо, как астроном, не воду, как рыболов, не пейзаж, как праздный гуляка, а такое же насекомое с белым брюшком и чёрными лапами, своего корреспондента, находящегося за четыре или пять лье от него».

Своими военными успехами Наполеон во многом обязан оптическому телеграфу, благодаря которому приказы быстро доходили до войск. Несколько передвижных станций телеграфа было построено и перед вторжением наполеоновских войск в Россию.

В России независимо от К. Шаппа свой оптический телеграф — «дальноизвещающую машину» изобрёл в 1794 году И. П. Кулибин, но, видно, для внедрения его изобретения время ещё не пришло. Телеграф Кулибина сдали в Кунсткамеру, после чего о нём забыли. Только в 1824 году построена первая линия оптического телеграфа между Санкт-Петербургом и Шлиссельбургом системы генерал-майора Козена. Линия служила для передачи сообщений о движении судов по Ладожскому озеру.

В царствование Николая I был создан особый Комитет при Военном Министерстве для рассмотрения предлагаемых к использованию в России оптических телеграфов. С 1827 по 1833 год комитет рассмотрел множество проектов русских и иностранных изобретателей: капитан-лейтенанта Чистякова, купца Щегорина, генерала Карбоньера, Ферье, Леру, Тонеля, Шато, Ганона и других. Для постройки в России выбрали оптический телеграф, разработанный бывшим сотрудником К. Шаппа инженером Жаком Шато. В России его называли Петром Конструкция его телеграфа намного проще, чем у Шаппа: для визуальной передачи использовалась всего одна «семафорная штанга», напоминавшая Т-образную стрелку, на трёх концах которой в тёмное время суток зажигались фонари. «Стрелка» могла вращаться и принимать восемь различных фиксированных положений. В их сочетаниях закодированы отдельные буквы, цифры и целые фразы. Шато разработал не только конструкцию самого телеграфа, но и словарь кодов для составления посланий, Устав телеграфическим сигналистам, Положение о Кронштадтской телеграфической линии. Широко известны несколько акварелей 30—50-х годов XIX века, изображающих Зимний дворец, где хорошо видны «стрелки» семафорного телеграфа на двух гранях Телеграфной башни. Расположенные в центрах белых кругов, они имеют сходство с циферблатом башенных часов.

В 1833 году Ж. Шато построил линию оптического телеграфа Зимний дворец — Стрельна — Ораниенбаум — Кронштадт. Она очень хорошо себя зарекомендовала, что послужило поводом для строительства телеграфных линий системы Шато по другим направлениям.

В 1835 году построена линия Зимний дворец — Царское село — Гатчина.

2 марта 1835 года был «высочайше утверждён» проект «Телеграфического обсервационного домика, предполагаемого к устройству вновь на Зимнем дворце, с покоями для директора телеграфической линии, его помощников и сигналистов», разработанный Шарлеманем. Вслед за этим на крыше Зимнего дворца, над его западным фасадом, построили из брёвен Телеграфную башню, куда и переместили оборудование оптического телеграфа. Но в пожаре 1837 года она погибла вместе со всем дворцом.

Сохранившаяся до наших дней Телеграфная башня сооружена при восстановлении Зимнего дворца в 1838—1839 годах. «Покои» для обслуживающего персонала устроили в чердачном помещении рядом с башней. Было налажено круглосуточное дежурство четырёх телеграфистов, заступавших на вахту в порядке строгой очерёдности. Такой же порядок существовал на каждой башне-станции на всех линиях.

Самая длинная в мире линия оптического телеграфа Зимний дворец — Варшава строилась в 1835—1838 годах и была открыта 20 декабря 1839 года. Ближайшая от Зимнего дворца станция находилась на месте современной станции метро «Технологический институт». Протяжённость линии составляла 1200 км, ее обслуживали 1904 человека. 149 башен, построенных по «высочайше утверждённому» образцу, имели высоту 21,5 м, над ними возвышался трёхметровый железный шест со «стрелкой». Сообщение из Зимнего дворца доходило до Варшавы в среднем за 20 минут. Для подготовки телеграфистов, обслуживающих линии оптического телеграфа, в 1840 году открыли «постоянную сигнальную школу».

В библиотеке Центрального музея связи им. А. С. Попова (Телеграфный музей, 1872 год) находятся Устав телеграфическим сигналистам, сочинение Петра Шато, изобретателя русского телеграфа 1835 года, и Краткий словарь для Кронштадтской телеграфической линии 1837 года, по которым можно составить полную картину о том, как создавались и проходили по телеграфной линии депеши. На промежуточных башнях-станциях в специальном журнале «сигналист» записывал все принимаемые и передаваемые дальше сигналы с указанием времени передачи и своей фамилии. При этом фиксировались только многочисленные положения семафорной штанги в виде последовательности рисунков. Телеграфист при передаче просто повторял положения штанги на своей башне, копируя положения штанги передающей башни, которую он наблюдал в подзорную трубу. Содержания послания он не знал.

В экспозиции Центрального музея связи им. А. С. Попова находится «модель оптического телеграфа Петра Шато в 1/10 натуральной величины», которая даёт полное представление о техническом устройстве телеграфа. Как значится в описях, этот экспонат передан в Телеграфный музей начальником дворцового телеграфа Щелковым в 1879 году. Модель выполнена очень тщательно с мельчайшими деталями; изготовлены даже фонари на концах семафорной штанги и ручки-фиксаторы маховика. Сохранена подвижность всех узлов, как у оригинального механизма телеграфа. Возможно, эта модель использовалась в службе оптического телеграфа Зимнего дворца в качестве наглядного пособия, применявшегося при обучении персонала и разборе ошибок передачи сообщений.

В 1854 году на смену оптическому телеграфу пришёл электрический.

О прежней жизни Телеграфной башни Зимнего дворца сейчас напоминает только чердачная лестница, отгороженная старинной кованой решёткой. Раньше она вела в «покои для директора телеграфической линии, его помощников и сигналистов», находившиеся на чердаке. Лестница заканчивается тупиком, а «покои» и саму башню занимает Отдел Востока. Здесь у стен, с наружной стороны которых некогда были укреплены белые круги с семафорными штангами, сейчас стоят металлические шкафы с предметами хранения. От оборудования оптического телеграфа ничего не сохранилось.

«Телеграфический обсервационный домик» хорошо виден от начала Невского проспекта и с Дворцового моста. Из сквера у западного фасада Зимнего дворца он воспринимается как архитектурная доминанта этой части города наряду с башней Кунсткамеры, Ростральными колоннами и колокольней Собора Петропавловской крепости. Интересно, что Телеграфная башня Зимнего дворца находится почти на одной линии с Ростральными колоннами, бывшими маяками. А сигнализация светом (факелами, кострами, отражённым светом солнца) также относится к старейшим способам передачи информации. В 1957 году к Ростральным колоннам подвели газ. И теперь во время праздников в металлических чашах на верху колонн зажигают огонь. Таким образом, эти архитектурные памятники, построенные в 1810 году, продолжают жить новой жизнью современного Санкт-Петербурга.

В настоящее время в Эрмитаже серьёзно обсуждается идея воссоздания оптического телеграфа Зимнего дворца. Если эти планы осуществятся, то тогда на двух гранях башни, пустующих ныне, закрутятся «стрелки», как было в 30-х годах XIX века. Сотрудники Эрмитажа смогут передавать информацию о выставках, находках археологов, работах реставраторов, о визитах в Эрмитаж знаменитых людей, поздравления с праздниками жителям города. Воссозданный оптический телеграф станет ещё одной зримой ниточкой, протянувшейся от Эрмитажа. Вместе с тем это будет наглядный рассказ об ушедшем средстве связи. Камера, установленная, например, на Меншиковском дворце (филиал Эрмитажа), в режиме on line в Интернете на эрмитажном сайте может вести передачу изображения западного фасада Зимнего дворца с возрождённым оптическим телеграфом. А размещённые на сайте сохранившиеся страницы шифровальных книг с кодами будут помогать всем желающим читать «депеши».

Не исключена возможность передачи smsок личного характера с мобильных телефонов через возрождённый телеграф и web-камеру в Интернет.

Совмещение в одном проекте средств связи, принадлежащих разным историческим эпохам, — прекрасная иллюстрация преемственности и поступательного развития культуры.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Техника. Страницы истории»